THE ATTITUDE OF RUSSIANS TO VACCINATION AGAINST COVID-19: PROBLEMS AND CONTRADICTIONS

Abstract


Despite the unfolding of the COVID-19 pandemic, the rate of involvement of Russians in vaccination remains low, which makes the study of attitudes to this technology particularly relevant. Based on the results of the author's empirical research and data from mass surveys of the Foundation “Public Opinion” and All-Russian Center for the Study of Public Opinion, the article assesses the attitude of residents of our country to immunoprophylaxis against coronavirus. The study revealed that vaccination attitudes are a continuum, and the perception of vaccination against a new virus is associated in Russians with seasonal flu shots, and not with the National Vaccination Calendar. Today, the attitude towards immunoprophylaxis against COVID-19 in Russia can be characterized as distrust of a specific vaccine and approval of vaccination in general as an effective technology for combating epidemics. The key strategy is «waiting», and the choice of a personal trajectory of health care is driven by a broader trend of individualization and transformation of traditional social ties.

Full Text

Актуальность и постановка проблемы На протяжении истории эпидемии с завидной регулярностью собирали свою смертельную жатву, унося жизни тысяч инфицированных, в числе которых оказывались представители всех без исключения социальных групп: дети и пожилые, мужчины и женщины, бедные и богатые. Однако прогресс медицинской науки и практики последних десятилетий был поистине впечатляющим и несколько усыпил бдительность не только обывателей, но и политиков и даже ученых. Еще совсем недавно казалось, что разрушительное воздействие на человечество массовых инфекций осталось в прошлом. В этом смысле 2020 г. стал знаковым для всего мирового сообщества, обнажив хрупкость социального порядка перед лицом глобального распространения нового вируса. По данным ВЦИОМ 117, пандемия COVID-19 стала для россиян главным международным событием 2020 г. (42%), а «коронавирус» был назван главным словом года (61%); третье место разделили «самоизоляция», «дистанционное обучение» и «врачи» (по 23%). По состоянию на 02.04.2021 в мире зафиксировано более 130 млн заражений коронавирусом, при этом Россия занимает 5-е место среди всех стран: здесь зарегистрировано чуть более 4,5 млн инфицированных 118. По абсолютному числу заболевших лидирующие позиции принадлежат Москве, Санкт-Петербургу и Московской области. Варьируя между территориями и социальными группами, средний уровень летальности от новой болезни в мире составляет 2,2%. Стремительная экспансия COVID-19, моментально объявленная ВОЗ пандемией, не только продемонстрировала давно забытую уязвимость общества для масштабных заболеваний, но и стимулировала поиск эффективных инструментов оптимизации системы здравоохранения и формирования новых навыков заботы о здоровье среди населения. Главной технологией, неоднократно доказавшей свою эффективность в борьбе с массовыми и смертельными инфекциями, является иммунопрофилактика, а потому практически сразу же с момента обнаружения вируса все мировое медицинское сообщество оказалось вовлечено в разработку и апробацию вакцины против него. С тех пор как в конце XVIII в. Э. Дженнером был изобретена первая вакцина против оспы, человечество научилось справляться со многими серьезными, а в некоторых случаях и неизлечимыми недугами: корью, паротитом, полиомиелитом, дифтерией, краснухой, столбняком, гепатитами А и B и др., а некоторые болезни были полностью побеждены. В случае коронавируса вакцины против него были созданы в беспрецедентно короткие сроки практически одновременно в различных странах мира, а активная иммунопрофилактика населения началась уже спустя год после начала эпидемии. Оставляя в стороне вопросы глобальной конкуренции в сфере производства и распространения новых вакцин, а также различий в технологических аспектах их изготовления, отметим, что по состоянию на конец марта 2021 г. только на российском рынке представлены три вакцины: «Спутник V» (НИЦ им. Гамалеи Минздрава России), «КовиВак» (ФНЦ исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. Чумакова РАН), «ЭпиВакКорона» (ГНЦ «Вектор» Роспотребнадзора). В исследовании ВЦИОМ на просьбу назвать достижения российской и мировой науки последних десятилетий «борьба с коронавирусом и разработка вакцины» оказалась самым популярным ответом (16%), а тройку наиболее частых ответов россиян замыкает «разработка новых видов лекарств и вакцин» (8%) 119. Четверть наших сограждан назвали разработку первой в мире вакцины против коронавируса главным международным событием 2020 г., а 10% обозначили ее в качестве главной победы ушедшего года (самый популярный ответ) 120. Однако, несмотря на столь позитивные оценки россиянами технологии иммунопрофилактики и значительное предложение со стороны медицинских производителей, темпы вакцинации в нашей стране не так велики. По состоянию на начало апреля 2021 г. доля привитых от коронавируса среди российского населения составила лишь 3,05%. В США этот показатель равен 17,31%, а лидирующие позиции по количеству вакцинированных занимает Израиль (56,24%) 121. Лишь в 11 странах мира завершило иммунопрофилактику более 10% от численности населения, тогда как известно, что для эффективного противодействия эпидемии антитела должны быть более чем у 70% популяции (привитых или переболевших). Низкая вовлеченность россиян в вакцинацию против COVID-19 не только вызывает озабоченность представителей государственного управления, но и инициирует оправданный интерес социальных ученых. Эта исследовательская задача оказывается весьма нетривиальной, поскольку Россия является страной с сильными традициями иммунопрофилактики. Так, в 2018 г. в вакцинацию против основных инфекций в соответствии с Национальным календарем прививок было вовлечено более 95% детей в возрасте от 0 до 14 лет 122. По данным Роспотребнадзора, в 2020 г. от гриппа суммарно было привито 78,79 млн человек, или 53,7% от численности населения 123. Даже от клещевого энцефалита по состоянию на конец мая 2019 г., по информации Роспотребнадзора, было привито 2 млн человек (1,4%) и планировалось привить 3,1 млн (2,1%) до конца года 124. Таким образом, мы видим, что вовлечение россиян в иммунопрофилактику против различных болезней неодинаково. В статье рассматривается отношение жителей нашей страны к вакцинации против COVID-19 и предлагаются варианты объяснения используемых ими поведенческих стратегий в области заботы о здоровье. Выводы формулируются на основе результатов авторского эмпирического исследования, а также вторичного анализа данных опросов населения, реализованных ВЦИОМ и ФОМ в 2020-2021 гг. Обзор литературы Скептические и даже крайне отрицательные оценки иммунопрофилактики возникли одновременно с изобретением технологии вакцинации. В Великобритании «Первая Национальная Лига Антивакцинации» была создана в 1866 г., а в США в 1879 г. было образовано «Американское общество против вакцинации». Кризис фармацевтического рынка, обусловленный распадом СССР, послужил толчком к формированию сообщества противников прививок в нашей стране. Сегодня в ситуации глобализации и экспансии интернета и социальных сетей антипрививочное движение приобретает глобальный и транснациональный характер. В условиях эпидемиологического благополучия последних десятилетий необходимость и эффективность вакцинации все больше подвергаются сомнению. Как ни парадоксально, но самое высокое недоверие к вакцинам отмечается в тех странах, где у иммунопрофилактики были достигнуты самые большие успехи [1]. В 2019 г. ВОЗ внесла снижение приверженности вакцинации в число 10 основных угроз здоровью человечества 125. Предельная практическая значимость и даже злободневность рассматриваемой проблематики инициируют изучение тех, кто не только не верит в надежность и действенность прививок, но и открыто выступает против подобных медицинских интервенций. Отечественными и зарубежными учеными проводятся исследования сообществ антипрививочников и делаются попытки выявления и объяснения детерминант отказа от вакцинации. В качестве основных аргументов, используемых противниками иммунопрофилактики, называются получаемая производителями вакцин выгода, религиозные убеждения, принципы автономии и личной свободы. Отказ от прививок связывается также с недоверием институту здравоохранения в целом, а также выступает следствием влияния интернета и социальных сетей [2-4]. Состояние информационного поля по вопросам иммунопрофилактики оказывается предметом особенного внимания в условиях цифрового общества [5]. Антипрививочные идеи рассматриваются как «информационный вирус» или вброс фейковых новостей [6], а в ряде случаев объектом интереса становятся стратегии аргументации сторонников и противников вакцинации в сети Интернет/социальных медиа, а также основные используемые ими методы пропаганды [7]. Во многих случаях авторы стремятся опровергнуть доводы антипрививочников и предлагают методы борьбы с приверженцами антивакцинальных идей либо способы профилактики возникновения подобных установок. Одной из популярных тем является выяснение отношения различных социальных групп и жителей регионов к вакцинации. Согласно имеющимся данным, чаще уклоняются от вакцинации люди с высоким доходом и высоким образованием, более того, в числе противников прививок есть и биологи, и врачи. Чаще всего сторонники и противники вакцин противопоставляются друг другу, при этом подчеркиваются эмоциональность антивакцинаторов и рациональность сторонников прививок [4, 7]. Многие исследователи делают акцент на различном «весе» аргументов обеих сторон, отдавая безусловное предпочтение в разумности и даже адекватности приверженцам вакцинации. Напротив, «своеобразное равенство модулей вакцинации и антивакцинального движения» отмечается в работе О. И. Кубарь и соавт. [1]. Ученые полагают, что дефицит научной обоснованности вакцин, с чем бы он ни был связан, а также имеющие место пробелы знания, допущенные при проведении вакцинации и не доведенные до сведения и понимания обществом, являются объектом и поводом для нападок антивакцинаторов. Чтобы противостоять аргументам противников прививок, научная база вакцинации должна быть абсолютной и охватывать широкий диапазон целей. Несмотря на то что термин «антивакцинаторство» включает не только полный отказ от вакцинации, но и ее отсрочку, а также предпочтение одних вакцин другим, в общественном сознании и в социогуманитарном научном дискурсе антипрививочники чаще всего предстают как абсолютные противники всех без исключения прививок. Отношение россиян к вакцинации от коронавируса уже становится предметом социологической рефлексии в нашей стране 126. Так, А. Темкина полагает, что отношение к иммунопрофилактике от COVID-19, безусловно, имеет политический смысл и связано с социальным неравенством. В числе первых идут прививаться представители образованного среднего класса - те, кто оценивает свои риски, имеет ресурсы для организации дистанционной занятости и соблюдения самоизоляции. Отчасти они составляют и класс протестующих. Скорее безразлично к прививкам относятся наиболее уязвимые и незащищенные группы - те, кто был вынужден во время пандемии продолжать трудовую деятельность офлайн. Кроме того, по мнению социолога, отказ от вакцинации обусловлен сложным сочетанием недоверия разного уровня: к государству, здравоохранению и т. д. Полагает, что в определенном смысле скепсис по поводу прививок - «это еще одна ипостась недоверия государственным институтам», и Е. Бороздина. В то же время А. Архипова не отмечает прямой корреляции между оппозиционными настроениями и отказом от прививок, а видит связь между антипрививочными взглядами и подверженностью конспирологическим теориям. Согласно результатам опроса НИУ ВШЭ 127, вакцина от коронавируса воспринимается как государственный проект, и отношение к ней зависит от одобрения власти. Кроме того, больше готовы прививаться те, кто больше доверяет науке, меньше полагается на собственную интуицию и не верит в теории заговора, а наличие высшего образования не оказывает существенного воздействия на готовность вакцинироваться от коронавируса. Несмотря на имеющиеся попытки ученых описать отношение россиян к иммунопрофилактике в целом и к вакцинации от коронавируса в частности остаются лакуны в понимании и социологическом объяснении данных феноменов. Полагаем, что установки к иммунопрофилактике от различных инфекций варьируют существенным образом, а восприятие вакцины против коронавируса не детерминируется исключительно оценкой государственных и медицинских институтов. Вероятно, низкие темпы вовлеченности в вакцинацию против нового вируса, отмечаемые не только в России, но и во многих странах мира, могут быть интепретированы в контексте более широких социальных изменений. Дизайн эмпирического исследования В период с октября 2020 г. по март 2021 г. было реализовано эмпирическое исследование процесса интеграции цифровых и биомедицинских технологий в современные практики заботы о здоровье среди россиян. В качестве метода сбора данных выступило глубинное полуструктурированное интервью. Несмотря на то что изначально проблематика исследования напрямую не касалась практик иммунопрофилактики, после начала вакцинации от COVID-19 в нашей стране в гайд интервью были включены вопросы об отношении информантов к вакцинации вообще и к вакцинации от коронавируса, в частности. Это позволило нам вписать стратегии вакцинации в более широкий контекст практик заботы о здоровье, а также готовности использовать различные новации для сохранения и поддержания собственного самочувствия. Выборка производилась на основе метода доступных случаев и метода «снежного кома». Квотирование не использовалось, в число информантов попали представители различных социально-демографических групп, а основным критерием отбора выступило наличие различного по интенсивности, регулярности и продолжительности пользовательского опыта либо резко негативная оценка технологических инноваций в практиках лечения и сохранения здоровья. В исследовании приняли участие преимущественно жители крупных городов России (Санкт-Петербург, Москва, Пермь, Ульяновск и т. д.). Всего удалось собрать чуть более 90 интервью, часть из которых была проведена в дистанционном формате - с использованием таких платформ, как Zoom, Skype, мессенджера WhatsApp. Средняя продолжительность беседы составила 1 час. В результате в исследовании приняли участие информанты от 18 до 78 лет, средний возраст составил 35,3 года. Среди информантов 30% составляли мужчины и 70% - женщины. В 30 интервью были получены данные, релевантные проблематике иммунопрофилактики. Значимым ограничением полученной подвыборки является преобладание в ней информантов, имеющих высшее образование. Тем не менее следует особо подчеркнуть, что в числе участников исследования оказались люди, проявляющие значительную активность в отношении собственного здоровья и применяющие технологические и биомедицинские инновации в практиках заботы о себе. Тем оправданнее и ценнее выявление их способов аргументации, а также готовности/не готовности вакцинироваться против COVID-19. Поскольку исследование было проведено в качественной социологической традиции и направлено на выявление не статистических распределений и корреляций, а смыслов и ценностей, на этапе анализа полученные данные дополнялись результатами массовых опросов ФОМ и ВЦИОМ. Основные результаты Анализ литературы показал, что при изучении антипрививочных настроений большинство ученых вольно или невольно, явно или неявно делают два допущения. Во-первых, сторонники и противники прививок рассматриваются как две полярные группы, между которыми существует разрыв. При этом упускается из виду, что установки к вакцинации - это, скорее, континуум, на котором размещаются многообразные варианты отношения к иммунопрофилактике. Безусловно, есть те, кто категорически против прививок, а есть те, кто полностью за любую вакцинацию, но, вероятно, большинство располагается где-то между этими полюсами и более гибко выбирает для себя стратегию поведения в зависимости от контекста: какие-то прививки делают, а от каких-то отказываются, выбирают наиболее приемлемые для себя вакцины, могут отложить иммунопрофилактику по различным причинам и т. д. В этом смысле малоинформативно интересоваться мнением человека о вакцинации в целом, а более оправданно вести речь о конкретных прививках и конкретных практиках. Во-вторых, многими исследователями подспудно предполагается, что вакцины против различных болезней имеют одинаковую модальность в картине мира человека, а вакцинация является универсальной практикой и единой стратегией. Результаты интервью позволяют сделать вывод, что это далеко не так. Отношение человека к разным вакцинам может варьировать существенным образом, а потому не представляется возможным однозначно «записать» человека в антипрививочники или причислить к лагерю сторонников вакцин. Вакцины обладают неодинаковой модальностью, к ним относятся различные представления о целесообразности, эффективности, необходимости, надежности и т. д. В ходе интервью информанты четко дифференцировали две группы вакцин. Первая группа содержит так называемые обязательные прививки - те, которые включены в Национальный календарь прививок и направлены против традиционных заболеваний, таких как корь, паротит, дифтерия, полиомиелит и т. д. В отношении необходимости и эффективности такой иммунопрофилактики сомнений у информантов не возникало. Напротив, участники исследования подчеркивали, что у них самих и у их детей (при наличии) стоят все «классические» прививки: «Вообще к вакцинации я отношусь положительно, считаю, что какие-то ключевые прививки важно делать» (Ж, 28). В данном случае вакцинация оценивается как абсолютное благо и достижение современной медицины. Благодаря длительной истории существования такие вакцины вызывают доверие и убежденность в их безусловной пользе: «Эти прививки уже доказали свою эффективность… мы уже не болеем теми болезнями, которыми болели раньше» (Ж, 34). Во вторую группу попала прививка от гриппа, которая обладает сильно пониженной модальностью. Целесообразность и обязательность вакцинации от гриппа проблематизировались участниками исследования, а многие признавались, что отказываются именно от такой «сезонной» прививки. В качестве аргументов назывались ее неэффективность и бесполезность. Мутации штаммов инфекции и отставание производства адекватных, работающих вакцин выступали одним из доводов противников прививок от гриппа. Кроме того, некоторые информанты делились негативным опытом болезни после вакцинации от гриппа и фиксировали более тяжелые формы протекания заболевания: «Мне сделали укол от гриппа… первый и последний раз, когда его сделали, и я заболел» (М, 39). Для отдельных информантов было проще переболеть гриппом в результате заражения, чем ставить прививку, - отсутствие страха перед инфекцией детерминировало и соответствующую стратегию. За некоторыми исключениями те информанты, кто не прививается от гриппа, с большой настороженностью относятся к вакцинации от коронавируса. И напротив, информанты, лояльные к прививкам от COVID-19, регулярно ставят и сезонные прививки, в частности от гриппа. Таким образом, в условной системе координат россиян иммунопрофилактика от коронавируса ассоциируется, скорее, с вакцинацией от гриппа, нежели с Национальным календарем прививок, и на данный момент воспринимается как необязательная практика. По данным ВЦИОМ 128, в декабре 2020 г. 38% россиян планировали сделать прививку от коронавируса, чаще в возрасте 45-59 лет (44%) и старше 60 лет (49%) - представители наиболее уязвимой для вируса группы. Не собирались вакцинироваться от COVID-19 52% опрошенных, выше эта доля среди молодых россиян 25-34 лет (70%). Сходные данные уже в 2021 г. предоставляет ФОМ 129. В феврале 2021 г. сообщили, что планируют вакцинироваться, 35% респондентов; 15% опрошенных в принципе не собираются этого делать, т. к. они против прививок; 39% не хотят делать прививку по другим причинам. При этом с января по февраль 2021 г. отмечается рост ответов «уже сделал(-а) прививку» - с 2 до 6%. В успех массовой вакцинации в борьбе с COVID-19 верят 58% опрошенных, не верят - 15% (еще 12% затруднились с ответом). Основные причины отказа от иммунопрофилактики против COVID-19, артикулируемые информантами, - слишком быстрое изобретение и производство вакцины, отсутствие достаточного числа клинических испытаний, неуверенность в ее эффективности и страх перед побочными эффектами: «Мне очень страшно ставить свой иммунитет под угрозу какой-то еще непроверенной вакцины… ни один доктор не даст мне гарантии, что вакцина не даст мне какой-нибудь побочки» (Ж, 42). Аналогичная картина складывается и по результатам массовых опросов. Согласно информации ВЦИОМ, 23% опрошенных при отказе от вакцинации руководствуются тем, что вакцина плохо изучена, слишком быстро изобретена и нужно посмотреть, как она будет работать. О недоверии и страхе перед вакцинацией говорили 16% респондентов; 13% мотивировали свой отказ наличием противопоказаний. По данным ФОМ, в качестве оснований уклонения от прививки были названы «слишком быстрая разработка вакцины и отсутствие достаточных клинических испытаний» (13%), «наличие противопоказаний» (7%). Еще 6% полагают, что переболели коронавирусом и имеют антитела, а 3% не боятся заразиться. В то же время информанты, вакцинированные от COVID-19 или планирующие прививаться, активнее остальных соблюдают режим самоизоляции и иные карантинные мероприятия, демонстрируют значительный страх перед новым вирусом (в том числе по причине проблем со здоровьем). Тем не менее в качестве основного аргумента для вакцинации они указывали не вклад в борьбу с эпидемией, а возможность возврата утраченной мобильности. Важно отметить, что информанты в целом демонстрировали высокие лояльность и доверие институту здравоохранения и практикам вакцинации. Как правило, опрошенные не избегают обращения к врачу при возникновении проблем со здоровьем и достаточно высоко оценивают достижения современной медицинской науки. В то же время они хорошо осведомлены и обращаются к различным информационным источникам для поиска и проверки актуальных сведений по вопросам здоровья и болезни, привыкли самостоятельно принимать решение и нести ответственность за свое самочувствие, открыты инновациям. Однако в случае с COVID-19 информанты склонны занимать выжидательную позицию. Сегодня люди пребывают в ситуации колоссальной двойной неопределенности. С одной стороны, она связана с самим вирусом - рисками заражения, тяжести протекания заболевания, возникновения осложнений и т. д. С другой стороны, неясность обусловлена противоречивой информацией о краткосрочных и долгосрочных последствиях и эффективности вакцинации от коронавируса. По сути, люди следуют стратегии «из двух зол не стоит и выбирать». Поэтому позицию большинства можно охарактеризовать как «ожидание» - люди хотят «посмотреть», как будут развиваться события в дальнейшем, как проявят себя различные виды вакцин, и уже затем принимать решение о вовлечении в иммунопрофилактику: «Я решаю не торопить события…» (Ж, 37); «Я пока подожду» (Ж, 69). По данным ФОМ, 65% респондентов считают, что вакцинация от коронавируса - это личное дело каждого (и доля таких ответов с конца декабря 2020 г. выросла на 7 п. п.). Доля считающих, что прививка от коронавируса должна быть обязательной, составляет 18% и сокращается (на 5 п. п. с конца декабря 2020 г.). Выводы В большинстве работ по проблемам иммунопрофилактики не проводится различение между отношением к разным вакцинам, а потому выявляемые установки оказываются абстрактными и не отражают реальную ситуацию. Несмотря на то, что в общественном дискурсе и имеющихся научных публикациях отказ от вакцинации от коронавируса на данный момент, с одной стороны, связывается с политическими взглядами, а с другой - с недоверием институту здравоохранения, настоящее исследование демонстрирует наличие антивакцинальных установок в ситуации с COVID-19 и среди информантов, лояльных к современной медицине и уверенных в эффективности и пользе вакцинации в целом. Любопытно, что иммунопрофилактика от коронавируса стоит особняком и не коррелирует с антипрививочными установками и предыдущими практиками вакцинации от других инфекций. Ближе всего оценка прививки от коронавируса оказывается к отношению к сезонным прививкам, например, от гриппа. В отношении вакцинации от COVID-19 информанты полагаются, скорее, на себя и опираются на добытые из различных источников сведения, нежели на официальные институты, будь то институт медицины или массмедиа. Подобная установка оказывается в тренде более широких социальных изменений - в свете возникновения новых типов социальности влияние социальных институтов и традиционных социальных связей на поведение и сознание индивидов ослабевает. Сегодня, когда «индивидуализация становится судьбой, а не выбором» [8], а ответственность за здоровье все больше переносится с институтов официальной медицины на самого человека, люди научаются полагаться только на себя и вырабатывают индивидуальные гибкие траектории заботы о здоровье с опорой на личные ценности и представления. Основной стратегией, используемой россиянами в отношении иммунопрофилактики от коронавируса, является «ожидание». Парадоксально, но антивакцинальные установки в данном случае являются логичным и закономерным итогом указанных изменений. Интересно, что темпы вакцинации от COVID-19 выше в тех странах (за исключением США), где жизнь человека в значительной степени регулируется социальными институтами. Данные авторского исследования подтверждают и результаты массовых опросов ФОМ и ВЦИОМ, а наиболее распространенная сегодня установка в отношении иммунопрофилактики против COVID-19 может быть охарактеризована как «недоверие конкретной вакцине и одобрение вакцинации в целом как эффективной технологии борьбы с эпидемиями». Таким образом, в результате роста индивидуализации как части неолиберального дискурса именно сверхосознанность и сверхвключенность в заботу о своем здоровье приводят в конечном счете к различным стратегиям вакцинации и выходу из-под контроля социальных институтов. Источник финансирования. Статья подготовлена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), проект № 20-013-00770А. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. S. Bogomiagkova

Saint-Petersburg State University

Email: e.bogomyagkova@spbu.ru

References

  1. Кубарь О. И., Микиртичан Г. Л., Асатрян А. Ж. Этическая концепция противодействия антивакцинальному движению // Биоэтика. 2018. Т. 3, № 1. С. 41-48.
  2. Мац А. Н. Современные истоки антипрививочных измышлений и идеологии // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2013. № 3. С. 90-97.
  3. Keelan J., Pavri-Garcia V., Tomlinson G., Wilson K. YouTube as a source of information on immunization: a content analysis // JAMA. 2007. Vol. 298, N 21. P. 2482-2484. doi: 10.1001/jama.298.21.2482
  4. Teoh D. The power of social media for HPV vaccination - not fake news! // Am. Soc. Clin. Oncol. Educ. Book. 2019. Vol. 39. P. 75-78. doi: 10.1200/EDBK_239363
  5. Kata A. Anti-vaccine activists, Web 2.0, and the postmodern paradigm - an overview of tactics and tropes used online by the anti-vaccination movement // Vaccine. 2012. Vol. 30, N 25. P. 3778-3789. doi: 10.1016/j.vaccine.2011.11.112
  6. Лескова И. В., Зязин С. Ю. Недоверие к вакцинации как информационный вброс // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2021. Т. 29, № 1. С. 37-40. doi: 10.32687/0869-866X-2021-29-1-37-40
  7. Богдан И. В., Гурылина М. В., Чистякова Н. П. Основы просветительской работы на тему вакцинации в сети Интернет: «рациональные» сторонники и «эмоциональные противники // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019. Т. 27, № 6. С. 1038-1042. doi: 10.32687/0869-866X-2019-27-6-1038-1042
  8. Бауман З. Текучая современность. СПб.: Питер, 2008. 240 с.

Statistics

Views

Abstract - 85

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies