The organization of industrial production of penicillin in the USSR

Abstract


The article on the basis of analysis of declassified materials of the State Archive of the Russian Federation covers the history of the organization of industrial production of penicillin in the USSR in second half of the 1940s. The analysis of the documents demonstrated that existed huge gap between health needs of the antibiotic and actual quantity of its production by the end of 1945. This raised the question of organizing its large-scale production. The Soviet Government tried to solve the problem in the least expensive way i.e. through using available industrial areas for the development of penicillin production, refusing to buy ready-made penicillin plants abroad, maximal application of resources of international organizations. The problem of mastering advanced technologies of antibiotic production, as well as development of national equipment for penicillin plants was mainly solved through efforts of intelligence service activities. Due to organizational, technological, foreign policy causes, the development of new penicillin plants was delayed for a long time. The amounts of penicillin production by existing enterprises did not cover the needs of health care in the antibiotic.

Full Text

В предыдущей публикации [1], логическим продолжением которой является настоящая статья, на основании анализа рассекреченных документов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) было показано, что в СССР к концу 1945 г. выработка пенициллина предприятиями не достигала объемов промышленного производства и не могла покрыть потребности страны. Необходимый для нужд здравоохранения объем производства антибиотика обосновал заместитель наркома здравоохранения СССР Н. Н. Приоров в своем секретном донесении заместителю председателя Совета народных комиссаров (СНК) СССР А. И. Микояну от 17 ноября 1945 г. По его оценкам, «Общая годовая потребность в пенициллине выражается в количестве 3200 млрд ок. ед. Из этого количества 550 млрд ок. ед. потребуется для лечения в 1946 г. больных сифилисом и гонореей». Далее он детализировал: «количество больных сифилисом свежими формами порядка 140 тыс. человек, 250 тыс. - острая и хроническая гонорея, 1,5 млн - хирургических больных (1500 млрд ед.), 300 тыс. больных детей (150 млрд ед.), 2,5 тыс. терапевтических больных (500 млрд ед.)» 17. Последовательность перечисления категорий больных в данном документе говорит о приоритетности и масштабах венерической заболеваемости. В июне 1946 г. аналогичная (совершенно секретная) справка была направлена И. В. Сталину и Л. П. Берия 18. Доводы руководства здравоохранения должны были служить убедительным аргументом для принятия правительством соответствующих мер по организации промышленного производства пенициллина. Поскольку вопрос о закупке в США двух готовых пенициллиновых заводов, поставленный в марте 1945 г. Г. А. Митеревым, оставался открытым [1], возникло намерение расширить производство на базе предприятий Народного комиссариата мясомолочной промышленности (Наркоммясомолпрома). Согласно представленной в СНК СССР наркомом мясомолочной промышленности Павлом Васильевичем Смирновым справке, к 1 ноября 1945 г. три предприятия его ведомства успели выпустить лишь 582 млн ок. ед. пенициллина, из них 352 млн ок. ед. произвел Московский, 220 млн ок. ед. - Ленинградский и 10 млн ок. ед. - Минский мясокомбинат 19. Но это не помешало П. В. Смирнову в письме А. И. Микояну заявить, что «Наркоммясомолпромом накоплен опыт, позволяющий организовать производство пенициллина. <…> Прошу Вашего согласия на организацию в системе Наркоммясомолпрома дополнительно 15 предприятий по производству пенициллина». Правда, условием организации этих предприятий вновь являлся импорт из США оборудования и аппаратуры: два больших перечня на сумму 760 тыс. долларов и 600 тыс. долларов соответственно нарком прилагал к письму 20. Кроме того, к письму был приложен проект постановления «О расширении производства пенициллина в системе Наркоммясомолпрома СССР». В нем, в частности, предписывалось «выработать на действующих заводах в 1946 году 6,5 млрд ок. ед. пенициллина, в том числе на Московском мясокомбинате - 3 млрд ок. ед., Ленинградском - 3 млрд ок. ед., Минском - 500 млн ок. ед. <…> Приступить в 1946 году к строительству 15 пенициллиновых заводов (при мясокомбинатах.- Е. Ш.) общей мощностью 1260 млрд ок. ед.». В проекте, с характерно упрощенным подходом к делу, предлагалось вести строительно-монтажные работы до 1 января 1947 г. без проектов и смет, выдвигалось требование «разрешить Наркоммясомолпрому СССР для размещения заказов и приемки оборудования командировать в США двух специалистов» 21. Фактически уже 27 сентября 1945 г. в Англию П. В. Смирновым был отправлен компетентный специалист, но с совершенно другими намерениями. Министр отрекомендовал его в письме А. Микояну следующим образом: «Тов. Бородин - доктор биологических наук, работник Бакинского мясокомбината, находившийся… в Англии в командировке по изучению производства эндокринных препаратов» 22. Особенно активной переписка Н. Бородина с П. В. Смирновым стала в марте-апреле 1946 г., спустя полгода после начала «командировки», когда Н. Бородин сумел войти в доверие к Флори и Чейну и начал добывать секретные материалы по пенициллину, отправляя их с дипломатической почтой в СССР [2]. Донесения тов. Н. Бородина направлялись лично П. В. Смирнову, а тот делился их содержанием с А. И. Микояном, Г. А. Митеревым и В. П. Зотовым (министром пищевой промышленности). Однако одно из последних писем было адресовано Н. Бородиным лично А. И. Микояну, и автор аргументировал это тем, что без помощи Анастаса Ивановича, поднявшего в свое время пищевую промышленность в стране в результате ее технологического перевооружения (оснащения американским оборудованием.- Е. Ш.), в данном вопросе не обойтись. В письме к А. И. Микояну он признавался, что «командирован в Англию специально для изучения производства пенициллина министром мясной и молочной промышленности СССР тов. Смирновым П. В. Благодаря помощи Торгпредства Союза ССР в Великобритании я смог добыть и послать в СССР целый ряд очень важных неопубликованных материалов по пенициллину, многие материалы готовятся мною к отправке ближайшей почтой, и очень много важных материалов находится в перспективе получения» 23. Рамки статьи не позволяют углубляться в содержание этих донесений, однако главное заключалось в том, что Н. Бородин, безусловно, компетентный в данной проблеме специалист, склонял руководство к мысли о необходимости прямого заимствования зарубежного опыта. В одном из писем в апреле 1946 г. он сокрушался: «В отношении производства пенициллинов и понимания их сложной технологии мы отстали на то время, которое затрачено на эту работу английскими и американскими учеными. Если сравнить наш уровень знания технологии пенициллина, состояние научно-исследовательской работы по этому вопросу и состояние производства по аналогии с какой-нибудь другой отраслью бродильной промышленности, то это будет равносильно сравнению кустарной установки для производства спирта с современным спиртовым заводом» 24. К качестве образца архаичной и низкопроизводительной отечественной техники он приводил созданный в НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии аппарат для сушки пенициллина, который был поставлен на Микояновском мясокомбинате и занимал площадь 200 м2! Расфасовка препарата также осуществлялась там не менее допотопным способом, в то время как за рубежом давно использовали компактное, высокопроизводительное оборудование, даже на тех немногих предприятиях Англии, где еще применяли поверхностный метод 25. Н. Бородин возмущенно писал: «…мы в течение 3 лет безуспешно пытаемся решить вопрос обеспечения страны пенициллином с горсточкой специалистов, имея архаичное производственное и научно-исследовательское оборудование и недостаточно используя опыт в этом отношении передовых капиталистических стран Англии и США» 26. Очевидно, совокупность всех этих обстоятельств сыграла свою роль, так как вскоре, 29 мая 1946 г., последовало Постановление Совмина СССР «Об увеличении производства пенициллина для нужд здравоохранения», в котором, в частности, в пункте 4 предусматривалась покупка в США одного (но не двух, как предлагал нарком здравоохранения Г. А. Митерев [1]) пенициллинового завода мощностью 80 млрд ок. ед. в месяц с оборудованием для лаборатории и исследовательской станции общей стоимостью 2 млн американских. долларов и поставка его Министерству пищевой промышленности 27. Связано это было с тем, что, по планам, сырьем для завода должны были служить замочные воды кукурузы маисового комбината в Беслане, там же предполагалось построить выпарную станцию по получению кукурузного экстракта для изготовления пищевой промышленности питательной среды, используемой при выращивании грибка. Как писал министр пищевой промышленности В. П. Зотов в письме А. И. Микояну и В. М. Молотову, это должно было существенно «снизить затраты по сырью на 1 млн ед. до 6,20 руб. против 96,07 руб. при существующем способе производства» 28. Одновременно Министерству пищевой промышленности предписывалось организовать еще одно производство пенициллина поблизости - «в помещениях Орджоникидзевского спиртового завода № 1 в г. Дзауджикау…», а также «на Пивненковском спиртовом заводе Украинской ССР». Начать выпуск антибиотика этим заводам предписывалось «в 6-месячный срок после получения оборудования через ЮНРРА». Кроме того, постановление потребовало организовать производство пенициллина «по американскому методу на базе отечественного оборудования в г. Москве в корпусах завода № 4 бумажного литья». Следовательно, к этому моменту уже имелась необходимая научно-техническая информация. А потому и увеличения числа предприятий в системе Мясомолпрома постановление не предусматривало, а лишь требовало повысить выработку антибиотика на имеющихся заводах к концу 1946 г. до 2 млрд ок. ед. 29. Расширение производства, основанного на использовании мясопептонного бульона - самой непродуктивной питательной среды, не применявшейся за рубежом, - было совершенно нецелесообразным. Решение о закупке в США лишь одного завода говорит о том, что правительство не готово было идти на большие финансовые затраты ради решения проблем здравоохранения. Более того, особые надежды оно возлагало на ЮНРРА 30. Так, постановление обязывало Минвнешторг СССР «принять меры к получению через ЮНРРА и доставке в 1946 году в Украинскую и Белорусскую ССР комплектного оборудования для 2-х пенициллиновых заводов мощностью 16 млрд ок. ед. в месяц каждый», «завезти из Америки в 1946 году 150 млрд оксфордских единиц пенициллина (порошка) в ампулах, поступающие от ЮНРРА и других общественных организаций Америки» 31. Архивные документы и появившиеся публикации по истории ЮНРРА позволяют утверждать, что помощь эта, хоть и не без трудностей, была оказана. Так, летом 1946 г. в СССР по линии ЮНРРА водным путем из Вашингтона было отправлено 6010 млн ок. ед., из Лондона - 6850 млн ок. ед., из Нью-Йорка - 89,5 млрд ок. ед. пенициллина в составе прочих медицинских грузов 32. Было поставлено оборудование для пенициллинового завода в Минск. Кроме того, советские специалисты с помощью этой организации получили в Канаде подготовку для работы на пенициллиновых предприятиях [3]. Судя по формулировкам постановления, получить помощь от ЮНРРА спешили именно в 1946 г., так как возлагать на эту организацию большие надежды в дальнейшем не приходилось: о политических разногласиях, раздиравших ее после окончания войны, руководство СССР хорошо знало. Бюрократическая процедура принятия правительственных решений, декларативный подход к делу со стороны правительства и формальный со стороны министерств создавали трудности для решения поставленной задачи. Так, Госплан СССР не мог приступить к решению вопросов, связанных с обеспечением пуска в эксплуатацию строящихся пенициллиновых заводов, в связи с задержкой дачи рядом министерств заключений по данному вопросу. Уже после выхода постановления министр машиностроения и приборостроения СССР спохватился, что «поставка оборудования (автоклавы, холодильники, выварочные котлы и др.) в 1946 году не может быть произведена, потому что… все мощности заводов химического машиностроения полностью загружены заказами 1-го Главного управления при Совете Министров СССР, Министерств химической промышленности и нефтяной промышленности, а также цветной металлургии» 33. Своевременную бдительность проявил, пожалуй, только министр химической промышленности М. Первухин, сообщивший, что предусмотренные в проекте задания для предприятий химической промышленности были априори невыполнимы, и они были скорректированы к моменту выхода постановления 34. В результате организация производства откладывалась на неопределенный срок. Об этом говорит и такой факт: председатель Мосгорисполкома тов. Попов обратился с просьбой возвратить Моссовету завод мозаичных плит, переданный по Постановлению от 29 мая 1946 г. под производство пенициллина, засвидетельствовав, что «за истекшие 6 месяцев после решения Правительства к организации пенициллинового производства приступлено не было». Просьба его была удовлетворена в мае 1947 г. с официальной мотивировкой: завод «был единственным в Москве по производству облицовочных плит» 35. Значит, спустя год работы здесь так и не были начаты. Объяснить это можно прежде всего тем, что выполнение решений правительства во многом зависело от закупки оборудования за рубежом, а этому стали препятствовать испортившиеся в 1946 г. внешнеполитические отношения, начало «холодной войны». Спустя 2 года основные пункты постановления так и оставались невыполненными, поскольку Министерство внешней торговли не могло разместить заказы в США, пытаясь действовать через подставные английские фирмы, о чем сообщало в секретных телеграммах в Совет Министров СССР. Немаловажным обстоятельством явилась внезапная организационная перестройка, предпринятая через полмесяца после издания постановления. 14 июня 1946 г. было создано Министерство медицинской промышленности СССР, и пенициллиновые предприятия из Министерства здравоохранения были переданы в ведение его специального управления - Главпенициллинпрома. Такая непоследовательность в действиях правительства создала явную неразбериху. Забегая вперед, отметим, что данный демарш не оправдал надежд и через 2 года медицинская промышленность, включая пенициллиновые заводы, была возвращена Минздраву СССР. В сложной ситуации с поставками из-за рубежа было решено начать изготовление технологического оборудования собственными силами. 22 августа 1947 г. вышло Постановление Совета Министров СССР № 2977 «Об обеспечении оборудованием пенициллиновых заводов Министерства медицинской промышленности». На тот момент в составе Главпенициллинпрома числились два завода в Москве, по одному в Минске, Риге, Свердловске, решался вопрос о передаче Киевского химфармзавода Пивненковскому заводу в его ведение. Однако к моменту выхода постановления основная часть предприятий на периферии находились в состоянии реконструкции, ремонта. Для их технического оснащения четырем заводам химического машиностроения указанным постановлением было поручено изготовить 233 единицы оборудования на общую сумму 9 млн руб. При этом 67 единиц на сумму 1,2 млн руб. требовалось изготовить и поставить уже в IV квартале 1947 г. 36. Но выполнение этих распоряжений вновь оказалось под угрозой срыва. В связи с создавшейся ситуацией Министерство государственного контроля направило на «провинившиеся» предприятия комиссию, которая констатировала, что «Сумской завод им. Фрунзе, заводы „Комсомолец“, „Уралхиммаш“ и „Средазхиммаш“ Главхиммаша, на которые… было возложено изготовление оборудования для пенициллиновых заводов, по состоянию на 22 декабря 1947 г. к выполнению заказов не приступали. Более того, указанные заводы не приняли на себя обязательств по поставке химического оборудования в 1947 г. и самовольно установили новые сроки поставки его в 1948 г.» 37. Начальник Главхиммаша Б. Г. Горанин в объяснительной записке изложил причины такой ситуации: «1. Большая загрузка заводов… заказами по особо важным постановлениям Правительства, поставка которых… производится впереди всех других заказов; 2. Большая перегрузка конструкторских отделов заводов в 4 квартале 1947 года, работавших по разработке чертежей вышеназванных заказов; 3. Необходимость переработки чертежей заказчика и проведение материальной подготовки, связанной с получением остродефицитных нержавеющих материалов». Следовательно, согласно сложившейся практике, нужды здравоохранения не являлись приоритетными, причем до такой степени, что руководство заводов могло проигнорировать постановление Совета министров! С другой стороны, декларативный подход правительства к делу, исключавший взвешенную оценку возможностей предприятий, приводил к тому, что сроки выполнения задания были чрезвычайно сжатыми и нереалистичными. Директора заводов оправдывались: «Переработка большого объема рабочих чертежей, разработка технологического процесса, материальная подготовка и изготовление оборудования в течение одного квартала почти невозможны» 38. Более того, ситуация с поступившей на заводы технической документацией на оборудование была просто комична. Так, заводом «Уралхиммаш» «на вакуум-фильтр был получен не рабочий проект, а схематичный чертеж общего вида фирмы Берц-Юнг без необходимых размеров, узлов и сечений, по которым изготовление вакуум-фильтров невозможно. Полученные чертежи на ферментатор имели конструктивные недоработки и неувязки в размерах… завод требовал от Главпенициллинпрома приезда компетентного специалиста для уточнения технических данных по вакуум-фильтру и ферментатору». Он приехал и «разрешил технические данные, но материал прокладок разрешить не мог. По этому вопросу завод послал… телеграммы Союзметпромпроекту… но своевременно ответа не получил. <…> Технические условия на ферментатор завод вовсе не получил», а в документах на вакуум-фильтр «было неясно сказано, из какой стали должны быть изготовлены детали, соприкасающиеся с фильтром» 39. Создается впечатление, что чертежи и схемы, о которых шла речь, были добыты нелегальным путем (с помощью срисовывания или фотографирования), а министерские специалисты не в состоянии были в них разобраться, переложив эту задачу на заводских инженеров. В объяснительной записке начальника Химмашснаба указывалось и на отсутствие нержавеющей стали необходимого качества, из которой должно быть изготовлено оборудование. Поскольку в процессе изготовления оборудования были задействованы предприятия разных министерств (химической, металлургической, авиационной промышленности, тяжелого машиностроения), то пробуксовки с размещением и выполнением заказов, например на ту же листовую нержавеющую сталь, штамповку днищ аппаратуры для пенициллиновых заводов, срывали сроки выполнения государственного задания. Сыграла негативную роль даже нелепая традиция присваивать заводам имена одних и тех же революционных деятелей, о чем было сказано в отчете комиссии: «По вине начальника экспедиции Министерства Машиностроения и Приборостроения тов. Микушиной приказ № 322 был 13 сентября направлен вместо Сумского завода Шуйскому заводу им. Фрунзе. Сумской завод им. Фрунзе о наличии приказа и о том, что он должен изготовлять химоборудование для пенициллиновых заводов, узнал только 3 октября 1947 года от приехавшего представителя Главпенициллинпрома» 40. В результате сроки пуска пенициллиновых заводов в эксплуатацию срывались: например, запланированный на 1 января 1948 г. пуск завода в Свердловске не состоялся, произошло это лишь в 1949 г. После возвращения в 1948 г. предприятий Минмедпрома в ведение Минздрава СССР решение проблемы пенициллинового производства было связано с именем уже нового министра здравоохранения - Ефима Ивановича Смирнова. Бывший начальник Главного военно-медицинского управления Вооруженных Сил СССР, он энергично, по-военному, взялся за дело. 14 апреля 1948 г. он направил секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Жданову секретное письмо, в котором выдвигал следующий план: «Американские и английские фирмы предлагают оборудование пенициллиновых заводов с устаревшей технологией, но по чрезвычайно высоким ценам и со сроками поставки не менее 2-х лет. Учитывая, что отечественная пенициллиновая промышленность приобрела опыт в проектировании, строительстве и эксплуатации пенициллиновых заводов и что до сих пор не удается разместить заказы, Министерство считает целесообразным: отказаться от закупки комплектного пенициллинового завода за границей, использовать часть ассигнований на закупку отдельных видов специального технологического оборудования для строящихся пенициллиновых заводов, а также на закупку оборудования и приборов для научно-исследовательской станции на сумму 850 тыс. долл. согласно ведомости» 41. Это предложение, вопреки обыкновению, было рассмотрено в рекордно короткие сроки. Список необходимого оборудования был направлен во Внешторг. 13 мая 1948 г. заместитель министра внешней торговли М. Меньшиков сообщал о возможности покупки комплекта оборудования у одной из английских фирм. Но, что еще более важно, в письме говорилось о возможности «получить от английских профессоров Чейна и Филбота, под руководством которых, в частности, был спроектирован и пущен пенициллиновый завод в Швеции, полную техдокументацию по технологии современного производства кристаллического пенициллина без применения дорогостоящего оборудования для низкотемпературной сушки, а также материалов по массовому производству стрептомицина, общей стоимостью около 40 тыс. фунтов». При этом М. Меньшиков напоминал, что «если такая документация представляет интерес, то приобретение ее должно быть также предусмотрено проектом Распоряжения Совета Министров СССР. При этом… Постановление Совета Министров № 1134-466с от 29 мая 1946 г. будет считаться исчерпанным новым Распоряжением Совмина СССР» 42. Распоряжение за № 10317рс, корректировавшее прежнее постановление, вышло 28 июля 1948 г. Оно гласило: «Во изменение пункта 4 Постановления Совета Министров от 29 мая 1946 г. № 1134-466с обязать Министерство внешней торговли закупить в Англии и поставить в 1949-1950 гг. Минздраву СССР для пенициллиновых заводов на 850 тыс. американских долларов технологического и лабораторного оборудования согласно Приложению. Председатель Совета Министров СССР И. Сталин» 43. Ни слова о покупке техдокументации у английских ученых в данном распоряжении сказано не было. Видимо, в результате разведывательной деятельности Н. Бородина, а возможно, и его сподвижников, в этом пропала всякая необходимость. В пользу этой версии говорит, в частности, наличие рисунков и схем зарубежного оборудования в распоряжении Главпенициллинпрома. Полученные секретные сведения, несомненно, были использованы советскими учеными и инженерами. В условиях затянувшегося создания новых пенициллиновых заводов был сделан упор на расширение производства на старых предприятиях. Согласно данным Комитета госконтроля, за 11 мес 1949 г. только один московский завод (№ 40) отгрузил 66 040 250 000 ок. ед. антибиотика 44, что превышало выработку всех действовавших в 1945 г. предприятий. Однако, несмотря на кажущийся значительный прогресс, в реальности и эти объемы производства оставались недостаточными и не позволяли удовлетворить потребность здравоохранения в препарате. Исследование не имело спонсорской поддержки. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. V. Sherstneva

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: lena_scherstneva@mail.ru

References

  1. Шерстнева Е. В. Проблемы начального этапа массового выпуска пенициллина в СССР. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020;28(1):152-7.
  2. Шерстнева Е. В. История создания «советского пенициллина»: вымысел и факты. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(4):507-12.
  3. Соколов В. В. ЮНРРА и Советский Союз. 1943-1948 годы (по новым архивным материалам). Новая и новейшая история. 2011;(6):32.

Statistics

Views

Abstract - 116

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies