THE RESULTS OF THE ANALYSIS OF RISK FACTORS, CARDIOVASCULAR RISK, CHRONIC NON-COMMUNICABLE DISEASES IN YOUNG AND MIDDLE-AGED PATIENTS, DEPENDING ON THE EDUCATION

  • Authors: Larina V.N.1, Oinotkinova O.S.1,2,3, Glibko K.V.4, Arakelov S.E.4, Titova I.Y.4, Kasaeva D.A.4, Kuraeva V.M.2, Varlamova Y.Y.5
  • Affiliations:
    1. N. I. Pirogov Russian National Research Medical University
    2. Research Institute for Healthcare Organization and Medical Management of Moscow Healthcare Department
    3. M. V. Lomonosov Moscow State University
    4. City Clinical Hospital No. 13 of the Department of Health of the City of Moscow
    5. Diagnostic Clinical Center No. 1 of the Department of Health of the City of Moscow
  • Issue: Vol 30 (2022): Special Issue
  • Pages: 1055-1060
  • Section: Articles
  • URL: https://journal-nriph.ru/journal/article/view/1060
  • DOI: https://doi.org/10.32687/0869-866X-2022-30-s1-1055-1060
  • Cite item

Abstract


Aim. To assess the frequency of risk factors (RF), total cardiovascular risk (CHR) and their association with the level of education in young and middle-aged people.Methods. Persons aged 25-59 (40.4 ± 9.2) years old took part in a one-stage comparative study; an anamnesis was taken, a physical examination was carried out, risk factors for cardiovascular diseases, cardiovascular risk were assessed according to the Systematic Coronary Risk Estimation scale in persons aged 40 years and older, according to the relative risk scale - under the age of 40, laboratory parameters.Results. Hypercholesterolemia was present in 6.1%, hyperglycemia - in 4%, obesity - in 2.5%, one risk factor - in 25.5%, 3 or more risk factors - in 30.7% of patients, the maximum number of risk factors - in men. Moderate CVR was present in 58.4%, very high - in 3.7%, low - in 31.8% of cases. Low CV risk: prevalence in women with higher education (p = 0.034), compared with women with secondary education, which was not observed in the group of men (p = 0.109). Men smoked more. Persons with higher education quit smoking 4 times more often than persons with secondary education (p = 0.001; OR = 3.98), persons with secondary education smoked 2.74 times more often (p = 0.001, OR = 2.74), than higher education. Overweight was detected in 47%: in females (p < 0.001) and males (p = 0.003), its occurrence was less common in the group with higher education. AH was present in 8.3% of patients, and the level of its control was better in those with higher education than those with secondary education (p < 0.001).Conclusion. The gender conditionality of low CVR and unidirectional trends in attitudes towards smoking in connection with the level of education were established. Purposeful consideration of the level of education, age, gender, increases the identification of risk groups for the formation of multimorbidity and high cardiovascular risk in the future.

Full Text

Введение Раннее выявление и модификация ведущих факторов риска (ФР), таких как артериальная гипертензия (АГ), дислипидемия, избыточная масса тела, ожирение улучшает краткосрочный и долгосрочный прогноз, что обусловливает необходимость оценки суммарного сердечно-сосудистого риска (ССР) и его уменьшение за счёт раннего обнаружения, поскольку развитие заболеваний атеросклеротического генеза манифестирует до клинических проявлений первых симптомов и признаков. С точки зрения профилактической медицины интерес представляют социальные факторы, а именно уровень образования [1, 2], поскольку он ассоциирован с риском развития ФР, неблагоприятным течением заболевания и может оказывать влияние на восприимчивость и эффективность профилактических мероприятий. Отмечено, что лица, имеющие более высокое социально-экономическое положение с более высоким уровнем образования, чаще проходят профилактические осмотры и следуют рекомендациям врача, что ассоциировано с меньшей встречаемостью у них ФР, хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ) и более высокой приверженности здоровому образу жизни [3, 4]. Становится очевидным, что ССР определяется не только совокупностью «классических» ФР, но и таким новыми факторами, как уровень образования, что, безусловно, актуально для людей с низким и умеренным ССР [5-8]. Менделевское рандомизационное исследование предположило причинно-следственную связь между низким образованием и дебютом ишемической болезни сердца (ИБС), а такие факторы, как табакокурение, высокий индекс массы тела и гиперлипидемия, являются потенциальными механизмами, объясняющими эту связь [9]. Эти данные способствуют нарастанию интереса к важности образовательного ценза в профилактике развития ССЗ и их осложнений, поскольку он может представлять эффективную мишень для профилактических и терапевтических мероприятий. Вышесказанное послужило основанием для изучения распространённости ФР и оценки ССР в современной популяции мужчин и женщин молодого и среднего возраста в зависимости от образовательного градиента, а также гендерных особенностей данной взаимосвязи. Цель - оценить частоту ФР, ведущих ХНИЗ, общий ССР и их ассоциацию с уровнем образования у лиц молодого и среднего возраста, обратившихся для проведения профилактического медицинского осмотра. Материалы и методы Одномоментное одноцентровое сравнительное исследование проводилось в рамках профилактического медицинского осмотра на открытой городской популяции лиц женского и мужского пола в возрасте 25-59 лет. Выбор нижней границы возраста 25 лет объясняется общепринятым периодом окончания формирования статуса образования, 59 лет составляют верхнюю границу среднего возраста [10]. Репрезентативные выборки сравниваемых групп женщин и мужчин по образовательному градиенту создавались с помощью таблиц случайных чисел, основываясь на перечне участников профилактического осмотра: по 286 женщин с высшим образованием и 745 - со средним образованием: по 156 мужчин с высшим образованием и 59 - со средним образованием. Критерии включения в исследование: пациенты обоего пола; минимальный возраст 25 лет, максимальный возраст 59 лет; подтверждение добровольного участи в исследовании в письменном виде. Критерии невключения: любое ХНИЗ тяжёлой степени или в период декомпенсации; алкогольная или наркотическая зависимость; текущее участие в клиническом исследовании; невозможность ознакомиться с формой информированного согласия для пациента и понять процедуры исследования. Высокий уровень образования рассматривался в случае наличия у человека высшего образования, средний - средне-специального или среднего. Всем пациентам проводился сбор анамнеза, общепринятый физикальный осмотр, включавший измерение массы тела, роста, расчёт индекса массы (ИМТ) тела по формуле Кеттле, измерение артериального давления (АД), ЧСС. Сведения о факторах риска, анамнезе заболеваний, сопутствующей патологии были получены из данных опроса и предоставленной медицинской документации. Показатель ИМТ < 25 кг/м² отражал нормальную, 25,0-29,9 кг/м² - избыточную массу тела, ≥ 30 кг/м² - ожирение [11]. Гиперхолестеринемия определялась при значении общего холестерина > 4,9 ммоль/л [12]. ССР определяли по шкале Систематической оценки коронарного риска (SCORE) у лиц в возрасте 40 лет и старше, по шкале относительного риска - у лиц в возрасте 25-39 лет. Пациентов, выкуривающих хотя бы 1 сигарету в день или бросивших курить менее 1 года назад, относили к регулярно курящим [13-16]. Артериальная гипертензия (АГ) подтверждалась при значении АД ≥ 140/90 мм рт. ст., определяемого при осмотре пациента в кабинете врача, ≥ 135/95 мм рт. ст. - при измерении в домашних условиях не менее 3 раз на двух руках. Критериями целевого АД рассматривали значения согласно российским клиническим рекомендациям 2020 г. [15]. Подтверждение диагноза ИБС осуществлялось при типичных клинических симптомах, перенесённом ранее инфаркте миокарда [16], сахарного диабета - на основании клинико-анамнестических, лабораторных данных, заключения эндокринолога [17]. Лечение АГ, ИБС, сахарного диабета, гиперхолестеринемии при их наличии проводилось в соответствии с клиническими рекомендациям и не подвергалось коррекции в течение месяца до момента подписания согласия на участие в исследовании. Лабораторное обследование проводили на автоматическом биохимическом анализаторе «Hitachi-902, 912» («Roche Diagnostics») по общепринятым методикам. Протокол исследования утверждён Этическим комитетом РНИМУ им. Н. И. Пирогова (протокол № 178 от 22.10.2018). Статистический и графический анализ полученных результатов выполнены с применением стандартных программ «Statistica v. 10» («Statsoft»), «Microsoft Office 2021» («Microsoft»). Использованы ранговый U-критерий Манна-Уитни, критерий χ2 Пирсона с поправкой Йетса, применялся коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Ассоциации между ФР и уровнем образования оценивали с применением модели логистической регрессии. Статистически значимыми считали различия при значениях двустороннего p < 0,05. Результаты В исследование включены 1246 пациентов: 214 (17,2%) мужчин и 1032 (82,8%) женщин, проходивших профилактический медицинский осмотр. Возраст пациентов составил 40,4 ± 9,2 года, медиана - 40 (33; 47) лет. Возраст мужчин составил 38,6 ± 9,8 года, женщин - 40,8 ± 9,02 года. Высшее образование имелось у 442 (35,4%) пациентов, среднее - у 804 (64,6%), суточный график работы - у 736 (59,1%), 5-дневный график работы без ночной смены - у 510 (40,9%). Сравнительная характеристика пациентов в зависимости от возраста представлена в таблице. При парной ранговой корреляции Спирмана выявлена прямая связь высшего образования с отказом от курения (p = 0,001; r = 0,33), отрицательная - с курением (p = 0,001; r = -0,23) и ИМТ (p = 0,040; r = -0,58). При логистическом регрессионном анализе подтверждена ассоциация между высшим образованием и отказом от курения (p = 0,001, ОШ = 3,98; 95% ДИ 2,53-6,27). Среднее образование ассоциировалось с курением (p = 0,001; ОШ = 2,74; 95% ДИ 2,13-3,54) и ожирением (p = 0,044; ОШ = 2,74; 95% ДИ 1,02-4,20). ps2022s1.4htm00067.jpg У лиц в возрасте 25-44 лет установлена положительная корреляционная связь высшего образования с отказом от курения (p = 0,001; r = 0,28), отрицательная - с курением (p = 0,001; r = -0,26) и очень высоким ССР (p = 0,047; r = -0,70). При логистическом регрессионном анализе выявлена ассоциация высшего образования с отказом от курения (p = 0,001; ОШ = 3,39; 95% ДИ 1,98-5,80), среднего образования - с курением (p = 0,001; ОШ = 3,11; 95% ДИ 2,29-4,23). У лиц в возрасте 45-59 лет выявлена связь между высшим образованием и отказом от курения (p = 0,001; r = 0,41), отрицательная - между курением (p = 0,002; r = -0,15). При логистическом регрессионном анализе была подтверждена ассоциация между высшим образованием и отказом от курения (p = 0,001; ОШ = 5,66; 95% ДИ 2,38-13,48), между средним образованием и курением (p = 0,002; ОШ = 2,07; 95% ДИ 1,31-3,28). У лиц женского пола установлена положительная корреляционная связь высшего образования с избыточной массой тела (p = 0,001; r = 0,12), низкого ССР - с дневным графиком работы (p = 0,001; r = 0,22) и отрицательная связь ССР с избыточной массой тела (p = 0,001; r = -0,42). При логистическом регрессионном анализе была подтверждена ассоциация высшего образования с избыточной массой тела (p = 0,001; ОШ = 1,76; 95% ДИ 1,33-2,33); низкого ССР - с дневным графиком работы (p = 0,001; ОШ = 3,26; 95% ДИ 2,33-4,56). Кроме того, низкий ССР ассоциировался с женским полом именно в группе лиц с высшим образованием (p = 0,001; ОШ = 3,48; 95% ДИ 1,89-6,41), что не наблюдалось среди лиц мужского пола. У лиц мужского пола выявлена положительная корреляционная связь среднего образования с курением (p = 0,036; r = 0,14), избыточной массой тела (p = 0,002; r = 0,21), очень высокого ССР - с уровнем холестерина (p = 0,001; r = 0,79), при логистическом регрессионном анализе подтверждена ассоциация среднего образования с избыточной массой тела (p = 0,003; ОШ = 2,83; 95% ДИ 1,43-5,65). Обсуждение В последние годы активно обсуждается многофакторный подход к профилактике развития ФР и ХНИЗ, распространённость которых нередко определяется социальными условиями, среди которых наиболее широко используется образовательный ценз в эпидемиологических исследованиях [18, 19]. Согласно нашим данным у 58,4% лиц в возрасте 25-59 лет был умеренный ССР, встречаемость которого имела тенденцию к нарастанию среди пациентов со средним образованием, как среди женщин (р = 0,283), так среди и мужчин (р = 0,106). Очень высокий риск выявлен в 3,7% случаев, он в 2 раза чаще встречался среди лиц среднего возраста (5,6%), чем молодого возраста (2,9%), что вполне закономерно. Низкий ССР имелся у 31,8% пациентов. Установлена гендерная обусловленность низкого ССР, а именно его превалирование у женщин с высшим образованием (р = 0,034) по сравнению с пациентами женского пола со средним образованием, что не наблюдалось у мужчин (р = 0,109). Среди анализируемых традиционных ФР в исследуемой нами популяции курение и избыточная масса тела оказались наиболее частыми. Распространённость курения в нашей стране достигла среди мужчин 29-45%, среди женщин - 15% [20], приводя к высокой летальности в возрасте 35-69 лет [21]. В исследовании норвежских авторов было показано, что курение оказалось ведущим фактором преждевременной смерти для лиц, имеющих одинаковый уровень образования, чем для их не курящих сверстников с тем же уровнем образования [22]. Среди участников нашего исследования чаще курили мужчины. В молодом возрасте курили 30,8%, в среднем - 23% пациентов. Пациенты с высшим образованием в 4 раза чаще отказывались от курения, чем со средним образованием (p = 0,001; ОШ 3,98), а со средним образованием - практически в 3 раза чаще курили (p = 0,001; ОШ 2,74), чем с высшим образованием. Более высокая частота курения мужчин нашей выборки, возможно, обусловлена профессиональными и региональными особенностями, а также образом жизни. Согласно нашим данным избыточная масса тела выявлена у каждого второго человека (47%) независимо от возраста (у 50,3% - в молодом возрасте, у 40,7% - в среднем). Полученные результаты соответствуют данными других исследований, где в популяции лиц с высшим образованием показатели ИМТ, окружности тела ниже, чем в группе лиц со средним образованием. Лица с высшим образованием имеют меньший возрастной градиент прироста массы тела с возрастом, когда фактор образования утрачивает эту связь. В российской когорте пациентов обоего пола с образованием выше среднего наблюдается более высокая приверженность здоровому рациону питания по сравнению с лицами с более низким образовательным градиентом и более частое употребление овощей и фруктов среди людей с высоким образовательным статусом. Наблюдаемое нарастание случаев АГ, с одной стороны, и уровень контроля АГ, с другой, было статистически значимо больше у лиц с высшим образованием в группе высокого и очень высокого ССР по сравнению с лицами, имевшими среднее образование. В группе низкого и умеренного ССР статистически значимых изменений не выявлено. Эти данные свидетельствуют о неудовлетворительном лечении и контроле АГ в условиях первичного звена здравоохранения, особенно в группе низкого и умеренного риска, что требует повышения эффективности профилактических подходов, начиная с молодого возраста. Заключение Результаты проведённого исследования с участием лиц молодого и среднего возраста позволили сделать вывод о распространённости факторов ССР у пациентов в возрасте 25-59 лет, максимальное количество ФР отмечено у лиц мужского пола. Преимущественно умеренный ССР имел тенденцию к нарастанию у женщин и мужчин со средним образованием. Очень высокий риск в 2 раза чаще встречался среди лиц среднего возраста, чем молодого. Установлена гендерная обусловленность низкого ССР, а именно его превалирование у женщин с высшим образованием, что не наблюдалось у мужчин. По мере повышения образования развивается отрицательное восприятие курения у пациентов обоего пола и повышается мотивация к отказу от него. Полученные нами данные подтверждают факт того, что различия в образовательном градиенте являются важными факторами, определяющими ССР. Целенаправленный учёт уровня образования при проведении профилактических медицинских осмотров, особенно среди лиц молодого и среднего возраста, может повысить эффективность выявления группы риска формирования мультиморбидности и высокого ССР в будущем. Источник финансирования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

V. N. Larina

N. I. Pirogov Russian National Research Medical University


O. Sh. Oinotkinova

N. I. Pirogov Russian National Research Medical University; Research Institute for Healthcare Organization and Medical Management of Moscow Healthcare Department; M. V. Lomonosov Moscow State University

Email: olga-oynotkinova@yandex.ru

K. V. Glibko

City Clinical Hospital No. 13 of the Department of Health of the City of Moscow


S. E. Arakelov

City Clinical Hospital No. 13 of the Department of Health of the City of Moscow


I. Yu. Titova

City Clinical Hospital No. 13 of the Department of Health of the City of Moscow


D. A. Kasaeva

City Clinical Hospital No. 13 of the Department of Health of the City of Moscow


V. M. Kuraeva

Research Institute for Healthcare Organization and Medical Management of Moscow Healthcare Department


Yu. Yu. Varlamova

Diagnostic Clinical Center No. 1 of the Department of Health of the City of Moscow


References

  1. Гакова Е. И., Акимов М. Ю., Каюмова М. М., Кузнецов В. А. Гендерные особенности отношения к табакокурению при разных уровнях образования и семейного статуса у мужчин и женщин трудоспособного возраста г. Тюмени // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2017. Т. 16, № 5. С. 57-62. doi: 10.15829/1728-8800-2017-5-57-62
  2. Lugo A., Gallus S., Edefonti V. Smoking prevalence and illicit cigarettes trade in 18 European countries // Eur. J. Cancer Prev. 2014. Vol. 23, N 3. P. 177-185. doi: 10.1136/tobaccocontrol-2012-050644
  3. Shin H. Y., Kang H. T., Lee J. W. et al. The Association between socioeconomic status and adherence to health check-up in Korean adults, Based on the 2010-2012 Korean National Health and Nutrition Examination Survey // Korean J. Fam. Med. 2018. Vol. 39, N 2. P. 114-121. doi: 10.4082/kjfm.2018.39.2.114
  4. Изможерова Н. В., Попов А. А. Уровень образования и кардиоваскулярный риск у женщин в климактерии // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2009. Т. 8, № 2. С. 5-9.
  5. Смирнова М. Д., Баринова И. В., Фофанова Т. В. и др. Какие “новые” факторы целесообразно учитывать при оценке сердечно-сосудистого риска? // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2018. Т. 17, № 6. С. 77-85. doi: 10.15829/1728-8800-2018-6-77-85
  6. Баланова Ю. А., Имаева А. Э., Куценко В. А. и др. Метаболический синдром и его ассоциации с социально-демографическими и поведенческими факторами риска в российской популяции 25-64 лет // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020. Т. 19, № 4. С. 2600. doi: 10.15829/1728-8800-2020-2600
  7. Бойцов С. А., Погосова Н. В. Кардиоваскулярная профилактика 2017. Национальные рекомендации // Российский кардиологический журнал. 2018. Т. 23, № 6. С. 7-122. doi: 10.15829/1560-4071-2018-6-7-122
  8. Visseren F. L.J., Mach F., Smulders Y. M. et al. 2021 ESC Guidelines on cardiovascular disease prevention in clinical practice: Developed by the Task Force for cardiovascular disease prevention in clinical practice with representatives of the European Society of Cardiology and 12 medical societies With the special contribution of the European Association of Preventive Cardiology (EAPC) // Rev. Esp. Cardiol. (Engl. Ed.). 2022. Vol. 75, N 5. P. 429. doi: 10.1016/j.rec.2022.04.003
  9. Masi S., Taddei S., Virdis A. Investing in your arteries by spending more time in education // Eur. J. Prev. Cardiol. 2019. Vol. 26, N 10. P. 1092-1095. doi: 10.1177/2047487319831156
  10. Ahmad O. B., Boschi-Pinto C., Lopez A. D. et al. Age standardization of rates: a new WHO standard. Geneva; 2001. doi: 10.1016/S2666-7568(21)00115-X
  11. Недогода С. В. Ожирение и коморбидная патология в практике поликлинического врача. Часть III: лечение ожирения и коморбидной патологии // Амбулаторный прием. 2016. Т. 3, № 6. С. 31-42.
  12. Кобалава Ж. Д. Тактика врача-кардиолога: практическое руководство. М.; 2022. 320 с. doi: 10.33029/9704-5815-0-KAR-2021-320
  13. Бубнова М. Г., Драпкина О. М., Гаврилова Н. Е. и др. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике. М.; 2017. 288 с.
  14. Европейские рекомендации по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний в клинической практике (пересмотр 2016) // Российский кардиологический журнал. 2017. Т. 22, № 6. С. 7-85. doi: 10.15829/1560-4071-2017-6-7-85
  15. Артериальная гипертензия у взрослых. Клинические рекомендации 2020 // Российский кардиологический журнал. 2020. Т. 25, № 3. С. 3786. doi: 10.15829/1560-4071-2020-3-3786
  16. Стабильная ишемическая болезнь сердца. Клинические рекомендации 2020 // Российский кардиологический журнал. 2020. Т. 25, № 11. С. 4076. doi: 10.15829/1560-4071-2020-4076
  17. Cosentino F., Grant P. J., Aboyans V. et al. ESC Scientific Document Group. 2019 ESC Guidelines on diabetes, prediabetes, and cardiovascular diseases de veloped in collaboration with the EASD // Eur. Heart J. 2020. Vol. 41, N 2. P. 255-323. doi: 10.1093/eurheartj/ehz486
  18. Константинов В. В., Шальнова С. А., Киреев C.В. и др. Относительный риск смертности среди женского населения в связи со статусом курения, употреблением алкоголя и уровнем образования // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2007. Т. 6, № 3. С. 100-105.
  19. Оганов Р. Г., Шальнова С. А., Калинина А. М. и др. Новый способ оценки индивидуального сердечно-сосудистого суммарного риска для населения России // Кардиология. 2008. Т. 48, № 5. С. 87-91.
  20. Баланова Ю. А., Шальнова С. А., Деев А. Д. и др. Распространенность курения в России. Что изменилось за 20 лет? // Профилактическая медицина. 2015. Т. 18, № 6. С. 47-52. doi: 10.17116/profmed201518647-52
  21. Гамбарян М. Г., Драпкина О. М. Распространенность потребления табака в России: динамика и тенденции. Анализ результатов глобальных и национальных опросов // Профилактическая медицина. 2018. Т. 21, № 5. С. 45. doi: 10.17116/profmed20182105145
  22. Ariansen I., Strand B. H., Kjøllesdal M. K.R. et al. The educational gradient in premature cardiovascular mortality: examining mediation by risk factors in cohorts born in the 1930s, 1940s and 1950s // Eur. J. Prev. Cardiol. 2019. Vol. 26, N 10. P. 1096-1103. doi: 10.1177/2047487319826274

Statistics

Views

Abstract - 111

PDF (Russian) - 80

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies