The attitude of medical workers to professional self-education and system of post-graduate medical education in Russia

Abstract


The article presents analysis of changes in attitudes of medical practitioners toward professional self-education and barriers to increasing level of education in system of continuing medical education from beginning of its implementation in 2013 to 2020. The most important factor for medical workers motivation is internal factor: more than 90% of respondents indicated acquiring new knowledge and personal development as motivation both in 2020 and in 2014. However, in 2020, 63% of respondents are not ready to pay for their own education. So, medical workers are less interested to invest in their own professional development while interest in obtaining new knowledge and personal growth was soundly expressed. The alarming trend is in the fact that proportion of medical practitioners who consider professionally oriented reading necessary for self-education decreased in 2020. The medical workers also noted mistrust and several subjectively perceived barriers for professional development in the system of continuing medical education.

Full Text

Введение С 2013 г. в России внедряется система непрерывного медицинского образования (НМО) медицинских и фармацевтических работников. Государственная политика в области НМО обусловлена потребностью общества в высококвалифицированных специалистах, в доступной, качественной и безопасной медицинской помощи, повышении доверия пациентов к медицинским работникам [1-3]. Согласно Концепции развития НМО 22, одним из основных направлений реализации изменений, проводимых в сфере медицинского последипломного образования, является формирование мотивации медицинских и фармацевтических работников к самообразованию. Предполагается, что мотивация специалистов к систематическому обучению должна достигаться за счет возможности дискретного обучения путем этапного освоения учебного материала и практических навыков, участия в профессиональных семинарах, конференциях, чтения периодической литературы, наставничества. В последние несколько лет отношение к повышению уровня профессионального самообразования и системе НМО неоднозначно [4, 5]. В связи с этим представляется важным изучение тенденций изменения отношения у практикующих медицинских работников к последипломному образованию и к самообразованию профессионального медицинского сообщества. Цель работы - выявить изменения в отношении практикующих медицинских работников к профессиональному самообразованию и барьерам к повышению уровня профессионального образования в системе НМО, происшедшие от начала ее внедрения в 2013 г. по настоящее время (2020). Материалы и методы Для оценки отношения медицинских работников к проблеме постдипломного образования и профессионального самообразования в апреле-мае 2020 г. авторами был проведен количественный онлайн-опрос 223 медицинских работников. Опрос проводился с применением цифровой анкеты, при помощи программного комплекса «Google Формы». Ссылка на опрос распространялась среди медицинских работников с помощью социальных сетей Instagram, ВКонтакте, Facebook. Деление регионов по уровню экономического развития и потенциала образовательной системы было произведено на основе данных Рейтингового агентства «РИА-Рейтинг» [6]. Согласно рейтингу, субъекты разделяются на три группы: г. Москва и г. Санкт-Петербург; благополучные регионы, занимающие в рейтинге места до 40-го включительно; проблемные регионы - после 40-го места. Предобработка данных и визуализация проведены с применением сервиса «Google Таблицы». Цифровая анкета для авторского исследования 2020 г. базировалась на опроснике, разработанном в 2014 г. С. А. Погореловой в рамках подготовки магистерской диссертации «Анализ направлений профессионального развития работников в свете современной политики здравоохранения» по направлению «Управление и экономика здравоохранения» НИУ ВШЭ. В качестве группы сравнения были использованы данные опроса С. А. Погореловой, посвященного выявлению отношению практикующих врачей к системе последипломного образования, проведенного в 2014 г. [7]. Результаты исследования В анкетировании приняли участие практикующие медицинские работники из 50 субъектов Российской Федерации: •в 2020 г. - 223 медицинских работника среднего возраста, из них 203 врача и 20 представителей среднего медицинского персонала (в том числе 92 женщины); •в 2014 г. - 96 врачей (средний возраст которых составил 45,5 года, из них около 51% - женщины). Распределение числа участников опроса в зависимости от региона проживания представлено на рис. 1. Группы участников были сопоставимы по географическому распределению. Колебание числа участников между группами в 2014 и 2020 гг. составило менее 5%. Все вопросы анкеты были разделены на несколько направлений: -мотивация к обучению; -готовность к обучению и инвестициям в собственное развитие; -предпочтительные формы профессионального самообразования; -участие в конференциях медицинской тематики за последние 5 лет; -барьеры в использовании федерального портала НМО. Мотивация к обучению. Для оценки мотивации к самообразованию респондентам было предложено расставить по степени важности, в порядке убывания значимости (очень важно, скорее важно, скорее не важно, совсем не важно), следующие факторы (возможен множественный вариант ответа): 1 - повышение заработной платы; 2 - получение новых знаний, которые потом можно применить в работе; 3 - неформальное общение с коллегами из других учреждений (конференции, курсы); 4 - личностный и профессиональный рост; 5 - расширение профессиональных обязанностей в рамках своей должности; 6 - получение новых знаний и навыков для новой должности; 7 - подтверждение своей компетентности в глазах коллег; 8 - внутреннее (для себя) подтверждение своей компетентности. ps202203.4htm00041.jpg Результаты распределения ответов представлены на рис. 2. Наиболее важным фактором мотивации для медицинских работников является возможность улучшить свои знания для повседневной работы: его выбрали 71% всех опрошенных в 2014 г. и 79% в 2020 г. Это говорит о росте профессиональной ответственности и понимании значения передовых знаний и компетенций для решения текущих профессиональных задач у большинства медицинских работников. Если в 2014 г. для 50% опрошенных очень важным фактором мотивации был личностный и профессиональный рост, то в 2020 г. уже 72% респондентов выбрали личностный и профессиональный рост в качестве фактора мотивации. Исследование показало, что экономическое стимулирование находится далеко не на первых местах в системе ценностей врача и среднего медицинского персонала. Так, если в 2014 г. фактор повышения заработной платы как мотивация к обучению фигурировал в качестве несущественного у 42% медицинских работников, то уже к 2020 г. доля подобных ответов снизилась до 14%. По результатам опроса, финансовый фактор более существенен для большинства респондентов из проблемных регионов с недостаточным уровнем социально-экономического развития: его отметили 94% респондентов. В Москве и Санкт-Петербурге важность данного фактора выделили 74% обследуемых. В 2014 г. наименее важными факторами выступали неформальное общение с коллегами, расширение профессиональных обязанностей и подтверждение своих компетенций в глазах коллег (20; 9 и 19% соответственно). При этом к 2020 г. фактор увеличения профессиональных обязанностей за счет компетенций стал существенным для 39,5% респондентов, продемонстрировав рост в 4,4 раза. Готовность к обучению и инвестициям в собственное развитие. Современное здравоохранение - это чрезвычайно быстро меняющаяся отрасль, где объем новых знаний увеличивается в геометрической прогрессии, поэтому современный врач должен постоянно улучшать свои знания и навыки. Для выявления готовности врачей к профессиональному саморазвитию был задан вопрос: «Сколько времени ежегодно вы готовы уделить профессиональному самообразованию?» (рис. 3). В период с 2014 г. существенной является тенденция перераспределения времени, которое готовы потратить опрашиваемые. В 2014 г. 58% опрошенных ответили, что готовы потратить более 150 ч, и только 7% - менее 100 ч. В 2020 г. мы наблюдаем, что готовы тратить менее 100 ч 47% респондентов, 1/3 из которых готовы уделять на самообразование не более 50 ч в год. С целью оценки готовности нести финансовые расходы респондентам был задан вопрос: «Какую сумму из своего личного дохода Вы готовы ежегодно тратить на свое самообразование и повышение квалификации?» (рис. 4). На протяжении последних 6 лет наблюдается отчетливая динамика увеличения числа респондентов, которые не готовы платить за свое образования из собственных средств. В 2020 г. доля респондентов, которые не готовы вкладывать финансовые ресурсы, в том числе готовых вложить менее 5% в продолжение образования, составляет более 60%. Предпочтительные методы профессионального самообразования. За последнее десятилетие существенно увеличились доступность и объем профессиональной информации для самообучения практикующих медицинских работников, что связано с увеличением доступности информации в библиотеках, баз данных зарубежной и российской периодики по профессиональной медицинской тематике в онлайн-среде, развитием конгрессно-выставочной деятельности в сфере здравоохранения, появлением и усилением активности профессиональных медицинских сообществ и форумов в социальных медиа. Профессиональное самообучение можно рассматривать как самостоятельную систематическую и целенаправленную учебно-познавательную деятельность, включающую такие информационно-поисковые и познавательно-коммуникативные методы и приемы, как чтение профессиональной литературы, посещение профессиональных выставок и конференций, обсуждения и дискуссии с коллегами. Респондентам было предложено оценить наиболее предпочтительные для них следующие информационно-поисковые и познавательно-коммуникативные методы и приемы самообучения: 1 - получение информации о глобальных тенденциях в медицине; 2 - знакомство с последними достижениями медицинской науки в целом и в смежных областях специальности; 3 - знание последних достижений медицинской науки в рамках специальности; 4 - чтение периодической специализированной литературы; 5 - посещение профессиональных конференций и участие в них; 6 - регулярное обсуждение профессиональных рабочих вопросов с коллегами; 7 - чтение, участие, обсуждения в профессиональных сообществах и форумах в социальных медиа. Опросник предполагал возможность выбирать несколько ответов, равно как и не отвечать на вопрос. Результаты распределения ответов представлены на рис. 5. За последние 6 лет существенно снизилась доля респондентов, предпочитающих профессионально ориентированное чтение по собственной специальности и по смежным специальностям. Это можно объяснить увеличением количества медицинских работников, выбирающих в качестве источника информации не периодические журналы, а профессиональные форумы и сообщества в социальных медиа, а также чтение рекомендаций, выпущенных профессиональным сообществом. В абсолютных значениях наблюдается прирост 60% к показателю 2014 г. Учитывая разность регионов России по уровню социально-экономического развития, авторами была изучена дифференциация предпочтений той или иной формы в зависимости от рейтинга региона проживания (рис. 6). Данные опроса доступны только за 2020 г. При анализе данных, представленных на рис. 6, видно, что чтению профессиональной литературы наименьшее внимание уделяют респонденты из проблемных по социально-экономическому развитию регионов России. Это может быть связано с общим снижением доступности информации в печатном виде в библиотеках регионов, что увеличивает потребность в цифровой информации; данная тенденция находит отражение в ответах на 6-й вопрос. Участие в конференциях медицинской тематики за последние 5 лет. Одним из существенных источников информации для медицинских работников является участие в конференциях медицинской тематики за последние 5 лет. Результаты распределения ответов на вопрос «Участвовали ли Вы в медицинских конференциях, проводимых в России или за рубежом, за последние 5 лет?» представлены на рис. 7. Наглядно видно увеличение на 26% числа участвовавших в качестве слушателя в конференциях в 2020 г. по сравнению с 2014 г., что, вероятно, объясняется ростом доступности образования с применением дистанционных цифровых технологий. Несмотря на рост числа проводимых мероприятий, число докладов снижается, что может свидетельствовать о снижении транспарентности национальных мероприятий. Один из сложных вопросов как в России, так и за рубежом - это оплата участия в мероприятии. Ответы на вопрос: «Кто оплачивал Ваш проезд и пребывание на конференциях, если они проходили в другом городе или за рубежом?» представлены на рис. 8. Значительное число медицинских работников для участия в образовательных мероприятиях использовали собственные средства. Тенденцией последнего времени является снижение возможностей очного участия при повышении доступности электронного. Безусловно, при дистанционном участии в мероприятии экономические затраты ниже, однако значительно страдает нетворкинг, что в итоге выражается в заметно более низком конечном результате обучения. Барьеры при пользовании системой НМО Минздрава России. Наблюдается широкий спектр возможностей для самостоятельного образования врача по основному направлению и смежным специальностям. Современная концепция непрерывного образования предусматривает обязательное получение знаний с использованием системы НМО Минздрава России. Внедрение системы НМО сопровождали сложности, характерные для внедрения любого нового цифрового продукта. Опрошенные в 2020 г. медицинские работники указали на недоверие и ряд субъективно ощущаемых барьеров, с которыми им пришлось столкнуться в процессе прохождения обучения по системе НМО. Среди них названы: -нехватка времени на прохождение обучения (72% респондентов); -проблема с оплатой обучения (49,8%); -непонимание правил и требований системы НМО (45,4%); -сложности в подборе курсов по специальности (38,6%) и в прохождении курсов в образовательных организациях (31,9%). Обсуждение Профессионализм медицинских работников достигается в результате постоянного совершенствования теоретических знаний и практических навыков. Постоянный поток инноваций в здравоохранении последних лет определяет необходимость в непрерывном саморазвитии. Непрерывное саморазвитие невозможно без мотивации. Выделяют внутренние и внешние факторы мотивации к последипломному самообразованию [8, 9]. К внутренним факторам относятся самореализация, самоуважение, возможность занять более высокую должность. Внешние факторы мотивации характеризуют комфортабельность и безопасность условий труда, востребованность определенных навыков, специалистов. Исследование показало, что наиболее важным был внутренний фактор мотивации медицинских работников: получение новых знаний и личностный рост в качестве мотивации указали свыше 90% опрошенных как в 2014 г., так и в 2020 г. Однако в 2020 г. оказались не готовы оплачивать собственное образование 63% опрошенных медицинских работников, в то время как в 2014 г. доля таких ответов составила 51%. Доля респондентов, готовых вложить от 5 до 10% своего дохода, снизилась к 2020 г. до 22%, а в 2014 г. таких было 39%. Это можно объяснить и нарастающей неопределенностью в собственном экономическом положении, и тем, что в 2014 г. был более высокий уровень конкуренции за рабочие места в условиях реорганизации части медицинских организаций и сокращений среди медицинских работников по сравнению с 2020 г., что послужило мотивационным стимулом для готовности нести большие финансовые и временные траты на профессиональное самообразование. В условиях кадрового дефицита 2020 г. у медицинских работников снижается заинтересованность в инвестициях в собственное развитие при сохранении заинтересованности в получении новых знаний и личностном росте. Необходимость улучшения профессионального образования медицинских работников для повышения качества и доступности медицинской помощи все более очевидна и населению. Однако стремительное внедрение новых медицинских технологий (лечебных и диагностических) на фоне недостаточной материально-технической оснащенности клинических баз, оторванность образования от потребностей практического здравоохранения обусловливают эффект системного «старения» знаний, транслируемых на курсах повышения квалификации, что снижает интерес медицинских работников к непрерывному последипломному образованию. По данным авторского исследования, к 2020 г. снизилась доля врачей, считающих чтение профессиональной и научной литературы необходимым при самообразовании, до 10%. Также произошло снижение доли респондентов, отметивших ценность профессионально ориентированного чтения по смежным специальностям, с 90% в 2014 г. до 49,5% в 2020 г. С одной стороны, вероятно, данный факт обусловлен продолжающейся высокой специализацией и лавинообразным ростом объема информации по основной специальности. С другой стороны, кадровый дефицит, значительная сверхурочная переработка специалистов на рабочих местах, нежелание руководства направлять сотрудников для повышения квалификации с отрывом от производства значительно ограничивают возможности эффективно повышать квалификацию даже один раз в 5 лет в пределах 144 ч. Так, по результатам исследования, 60% медицинских работников не готовы тратить на свое обучение более 100 ч. Однако система непрерывного образования Минздрава России предполагает обучение по 250 ч в год. Все чаще возникают ситуации, когда на период обучения специалиста отсутствует возможность его замены, особенно в малых городах и сельской местности. Трудно представить, что в сложившихся условиях у работодателя появится возможность направлять врача на аккредитованные семинары, конференции, на обучение в симуляционных центрах, организовывать участие в мероприятиях по повышению качества медицинской помощи на рабочем месте. Стоит отметить не только удаленность, но ограниченные финансовые возможности медицинских организаций. Так, за последние 6 лет почти вдвое возросло число медицинских работников, самостоятельно оплачивающих посещение конференций: доля таких респондентов составила к 2020 г. 60% от числа опрошенных, тогда как в 2014 г. их было всего 35%. Можно выделить ряд барьеров, существующих на уровне медицинских организаций, которые ограничивают мотивацию практикующих врачей и среднего медицинского персонала к самообразованию: высокая повседневная нагрузка, сложные бытовые и психоэмоциональные условия труда, оплата обучения (на рабочем месте / с отрывом от работы), не стимулирующая мотивацию к самообразованию корпоративная культура, неприменимость полученных знаний в повседневной работе, отсутствие «профильных» курсов. В качестве барьеров, косвенно ограничивающих на государственном уровне мотивацию практикующих медицинских работников к самообразованию, стоит отметить следующие: -периодический пересмотр «правил» последипломного образования без четкого донесения их до практикующих специалистов; -отсутствие понимания у практикующих медицинских работников «промежуточных» и «конечных» точек в образовании, а также «цели» образования; -отсутствие четко артикулированных итоговых требований к периодической аккредитации по специальностям. Заключение Невысокий уровень доверия медицинских работников к внедрению системы НМО, недостаточное понимание ими конечных целей, правил и требований системы НМО, а также низкая мотивация к смене системы образования и внедрению новых методов обучения при одновременной декларации высокой заинтересованности в профессиональном развитии и самообразовании характеризуют сегодня общие представления и отношение специалистов здравоохранения к системе НМО. Кадровый дефицит и территориальные диспропорции между региональным центром и отдаленными сельскими учреждениями здравоохранения, особенности возрастной структуры врачебного состава, недостаточно высокий уровень информатизации создают дополнительные сложности в успешной реализации проектов по постдипломному образованию в целом и НМО в частности. Принципиальное значение имеет определение порядка взаимодействия между лицами, занятыми в реализации образовательных проектов, грамотное текущее планирование и постоянный контроль функционирования системы и поддержки обучающихся со стороны не только Минздрава России и образовательных учреждений, но и работодателя. Оптимальным представляется совместное использование опыта классического образования и дистанционных форм обучения с интеграцией в процесс инновационных интерактивных образовательных технологий. Преподаватели учебных заведений высшего и среднего образования сферы здравоохранения, имея значительный профессиональный опыт и знания, должны сохранить за собой роль наставников и оказывать профессиональную поддержку и учебно-методическую помощь в процессе обучения и профессионального саморазвития практикующим медицинским работникам. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

M. N. Kornilov

The State Budget Institution of Health Care “The Morozov State Clinical Hospital of the Moscow Heal Care Department”


A. I. Akhmetova

The Multiprofile Medical Center of the Bank of Russia


E. A. Tarasenko

The National Research University “Higher School of Economics”

Email: etarasenko@hse.ru

References

  1. Михайлова Ю. В., Сибурина Т. А., Сон И. М., Щепин В. О., Линденбратен А. Л., Михайлов А. Л. Общественное мнение о здравоохранении: основные факторы повышения удовлетворенности населения медицинской помощью. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(3):231-6.
  2. Щепин В. О., Расторгуева Т. И. Вопросы управления человеческими ресурсами в здравоохранении в контексте современных задач развития отрасли. Бюллетень Национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н. А. Семашко. 2018;(2):92-7.
  3. Стародубов В. И., Улумбекова Г. Э. Здравоохранение России: сценарии развития. Оргздрав: новости, мнения, обучение. 2015;(2):34-47.
  4. Улумбекова Г. Э., Балкизов З. З. Непрерывное медицинское образование в России: что уже сделано и пути развития. Оргздрав: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2016;(3-4):37-49.
  5. Лобачев И. В., Соловьев А. И., Корнилов В. А., Резванцев М. В. Система непрерывного медицинского образования и принципы аккредитации медицинских специалистов. Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова. 2019;(1):242-6.
  6. Рейтинг социально-экономического положения регионов по итогам 2020 г. Рейтингового агентства «РИА-Рейтинг». Электронный ресурс. Режим доступа: https://riarating.ru/regions/20210531/630201367.html (дата обращения 25.11.2020).
  7. Погорелова С. А. Анализ направлений профессионального развития медицинских работников в свете современной политики здравоохранения. Диссертация магистра НИУ ВШЭ. М.; 2014. Электронный ресурс. Режим доступа: https://www.hse.ru/edu/vkr/124125788 (дата обращения 25.11.2020).
  8. Ратникова Л. И. Мотивация практикующего врача к непрерывному медицинскому образованию. Инфекционные болезни. 2014;(1):9-11.
  9. Samuel A., Cervero R. M., Durning S. J., Maggio L. A. Effect of continuing professional development on health professionals' performance and patient outcomes: A scoping review of knowledge syntheses. Academic Medicine. 2021;(6):913-23.

Statistics

Views

Abstract - 10

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies