The opinions of social workers concerning means of development of medical social care of population

Abstract


The article reflects main problems and opinions of social workers about possibilities of improving medical social care of population and providing social medical services. This group of specialists is forced to implement significant amount of work that is not regulated by their official duties. The lack of necessary competencies does not allow social workers to provide medical social assistance to consumers of medical social services to sufficient extent. To ensure interaction between medical and social workers largely falls on shoulders of the latter ones. They have to undertake a number of medical functions (examination, temporary stop of bleeding, blood pressure measurement, etc.). It conceives appropriate to transfer some of functions of junior and paramedical staff to social workers. The study results can be applied as methodological basis of increasing accessibility of medical social care and provided social and medical services to various groups of population.

Full Text

Введение Количество лиц, нуждающихся в медико-социальной поддержке, постоянно увеличивается. Это дети-сироты, лица, не имеющие собственного жилья, малообеспеченные, инвалиды, люди пожилого и старческого возраста. Все большее значение приобретают формы организации этого направления работы, а также пути ее совершенствования у различных категорий пациентов [1]. Доля людей старше трудоспособного возраста увеличивается во всем мире, а вместе с этим повышается и количество инвалидов, пациентов с хроническими заболеваниями, людей, нуждающихся в постоянном медицинском сопровождении [2]. В связи с этим на уровне Президента и Правительства РФ была разработана стратегия, основной целью которой является улучшение условий жизни и медицинского обеспечения людей пожилого и старческого возраста [3]. В рамках этой стратегии намечено существенное развитие гериатрической службы, включающее трехуровневую структуру: 1. Обеспечение медицинского обслуживания пожилых людей в амбулаторных учреждениях, включающее консультацию и обследование врача-гериатра. 2. Организация центров гериатрической помощи в регионах. 3. Функционирование Российского геронтологического центра (г. Москва) [4]. В отдельных регионах местные власти предпринимают меры для обеспечения медико-социальной поддержки пожилых лиц, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах, как, например, в Областном центре медико-социальной помощи Кемеровской области, где могут обслуживаться пожилые люди, в том числе без постоянного места проживания и работы [5]. Поддержка государства в отношении медико-социальной помощи детям также осуществляется в рамках трех уровней: 1. Специализированные кабинеты в детских поликлиниках и больницах. 2. Муниципальные центры, в штате которых находятся не только медицинские работники, но и работники, обеспечивающие социальную помощь (юристы, педагоги-психологи). 3. Региональные центры, осуществляющие координацию и организацию данной работы по региону [6]. Особую актуальность эти вопросы приобретают в период пандемии COVID-19. Так, в странах Западной Европы ограничения на посещение гериатрических отделений, домов престарелых и других учреждений медико-социальной помощи стали основной причиной социальной изоляции и одиночества для наиболее уязвимых групп населения. Боязнь заболеть, столкнуться с ограничениями свободы передвижения, страх перед экономической нестабильностью и неопределенностью явилась дополнительным фактором психологического стресса, что побудило руководство ряда стран создать в экстренном порядке дополнительные структуры социальной помощи пожилым людям [7]. В России эта проблема имеет колоссальное значение. Эпидемия вируса SARS-CoV-2 затронула всю систему социального обслуживания населения, начиная с домов престарелых и заканчивая лицами, которые получают уход по месту жительства. Введение жесткого карантина существенно затруднило работу социальных служб, при этом недостаточно снизив риски заражения и смерти [8]. В целом, меры, предпринимаемые на государственном уровне в области медико социальной помощи, достаточно обширны и имеют многоуровневую структуру [9]. Однако они не всегда дают тот эффект, на который рассчитаны. Часто работникам первичного звена приходится решать вопросы, которые не учтены нормативно-правовыми актами, регулирующими оказание медико-социальной помощи. Существует целый ряд проблем, затрудняющих выполнение социальными работниками их обязанностей, например особенности работы в сложной эпидемической обстановке в условиях пандемии COVID-19, режим самоизоляции пожилых людей, степень востребованности ряда медико-социальных услуг, соответствие должностных инструкций реально выполняемой работе. В связи с этим цель данной работы - изучение мнения социальных работников о путях улучшения медико-социальной помощи населению. Материалы и методы Изучение организации и оказания медико-социальной помощи населению проводили путем анкетирования специалистов социальной работы ряда учреждений социальной защиты и социального обслуживания населения г. Москвы. В исследовании приняли участие 150 социальных работников; женщины составили 72,7%, мужчины - 27,3%. Возраст респондентов - 18-65 лет. Разработанная анкета содержала 12 вопросов, сгруппированных в четыре блока. В рамках данной статьи интерес представляют второй и третий блоки: •Второй блок - вопросы, позволяющие получить информацию о предоставлении или непредоставлении социально-медицинских услуг, а также периодичности их оказания в учреждениях, в которых работают респонденты. •Третий блок - вопросы, направленные на изучение мнения респондентов о знаниях, умениях, навыках, правах и компетенциях, необходимых социальному работнику при обеспечении медико-социальной помощи, и о том, насколько их квалификация соответствует выполняемой ими работе. Полученные данные обрабатывали с помощью общепринятых статистических методов. Результаты исследования Полученные в ходе анкетирования ответы респондентов свидетельствуют о том, что услуга «Отслеживание изменений состояния по внешнему виду и самочувствию, а также объяснение результатов измерений и симптомов, указывающих на возможные заболевания», по мнению 20,7% социальных работников, не востребована. Еще 16% респондентов утверждают, что данная услуга не предусмотрена их должностными инструкциями. Социальными работниками не предоставляются следующие виды помощи: выполнение сердечно-легочной реанимации, пресечение действия ядовитых токсичных веществ (вызывание рвотного рефлекса, ополаскивание проточной водой), первая помощь при обморожениях. Основные причины - не предусмотрено должностными инструкциями, не хватает опыта или образования. Наиболее часто социальные работники сталкиваются с необходимостью определения, устранения или прекращения действия опасных для здоровья пациента факторов: 7,3% респондентов утверждают, что оказывают данный вид медико-санитарной помощи ежедневно, 22,7% - 1-2 раза в неделю. Также достаточно часто (1-2 раза в неделю) 20,7% социальных работников приходится накладывать различные виды повязок, вплоть до полной иммобилизации. Причем 1,3% респондентов утверждают, что занимаются этим ежедневно. Такие виды медико-санитарной помощи, как определение, устранение или прекращение действия опасных для здоровья пациента факторов, оценка сознания у потерпевшего, меры по устранению непроходимости дыхательных путей и оценке признаков жизни потерпевшего, по утверждению опрошенных социальных работников, не предусмотрены их должностными обязанностями. А действия, включающие осмотр и временную остановку кровотечения, а также проведение местного холодового воздействия при ожогах и иных термических повреждениях, по мнению опрошенных, не востребованы в учреждениях социальной защиты и социального обслуживания населения. Около 5-20% респондентов отметили, что для оказания этих видов помощи у них не хватает опыта или образования. Наиболее часто (ежедневно или 1-2 раза в неделю) социальные работники выполняют термометрию, измеряют давление, осуществляют введение лекарств подкожно и внутримышечно, обрабатывают пролежни. Редкие процедуры - перевязки, наложение компрессов, а также выполнение очистительной клизмы. При этом если внутримышечные или подкожные инъекции социальным работникам периодически приходится выполнять, то внутривенные инъекции - нет. Достаточно большой процент респондентов уверены, что эти медицинские процедуры в учреждениях социальной защиты и социального обслуживания населения не востребованы и у социальных работников нет достаточного опыта или образования для их выполнения. Всего 7,3% респондентов 1-2 раза в месяц сталкиваются с необходимостью выяснения состояния здоровья и формирования комплекса упражнений по лечебной физической культуре (ЛФК) и массажу. При этом, по мнению 45,3% респондентов, организация ЛФК не предусмотрена их должностными обязанностями, а 36% уверены, что не предусмотрен и массаж. Еще 35,3% отмечали, что для проведения массажа у них нет необходимого опыта или образования. Медикаменты и оборудование, необходимые для обеспечения работы сиделки, получают 25,3% респондентов. При этом 32,7% из них уверены, что эта услуга не предусмотрена их должностными инструкциями. Достаточно часто социальным работникам приходится заниматься уточнением состояния здоровья для проведения процедуры «Скандинавская ходьба» с учетом медицинских противопоказаний, а также оказывать помощь в составлении плана лечения по заболеваниям, выявленным в ходе диспансеризации. Наименее часто социальные работники сталкиваются с необходимостью оценки здоровья для назначения галотерапии. При этом осуществление курсов «Соляная пещера», «Горный воздух», «Скандинавская ходьба», сеанса на компрессионной лимфодренажной системе, лазеротерапии и магнитотерапии, как полагают многие опрошенные социальные работники, зачастую затруднено в связи с отсутствием необходимого оборудования или медикаментов. А направление больных на обследование и лечение в соответствующие медицинские учреждения, по мнению большинства социальных работников, не предусмотрено их должностными инструкциями. Ежедневно 42% респондентов оказывают содействие врачам в вопросах терапии, обеспечения медицинскими препаратами, записи на врачебный прием и прохождение диспансеризации, 32% занимаются этим 1-2 раза в неделю. Кроме того, 1-2 раза в месяц 18% социальных работников оказывают медицинским работникам содействие в проведении реабилитационных мероприятий, еще 51,3% - в определении необходимой организации социально-реабилитационного обслуживания. Что касается оказания социально-медицинских услуг и стоматологической помощи, то только 4% социальных работников проводят скрининг нуждающихся в зубопротезировании и обучение обращению и обработке съемных зубных протезов. Также 4% проводят профилактические осмотры и обучение правилам чистки зубов. По мнению большинства респондентов, они могли бы выполнять медико-социальную, диагностическую и профилактическую работу. В частности, социальный работник при оказании медико-социальной помощи в области диагностической работы должен знать основные виды заболеваний, их клинические проявления, осложнения с учетом возраста, а также разбираться в результатах диагностики и лабораторных исследований. Наименее значимо знание нормальной и патологической анатомии и физиологии. Также, по мнению респондентов, социальный работник при оказании медико-социальной помощи в области профилактической работы должен знать показания и противопоказания к приему лекарств и других препаратов, особенности использования медикаментов у беременных, лиц детского, подросткового, пожилого и старческого возраста, обладать опытом оценки риска развития различных патологий, а также уметь обеспечивать патронажный уход. Наименее важно знание методики санитарно-гигиенического просвещения. Кроме того, социальный работник должен уметь проводить ЛФК в зависимости от конкретной патологии, знать основные приемы массажа; понимать принципы влияния физических упражнений и массажных мероприятий на организм, обладать опытом проведения экспертизы временной нетрудоспособности и реабилитации больных с учетом возраста и пола. Обсуждение Социальные работники входят в число специалистов, наиболее тесно контактирующих с лицами, нуждающимися в медико-социальной помощи. У подавляющего числа получателей социальных услуг, помимо медицинских, имеется целый ряд социальных проблем. При этом недостатки во взаимодействии между медицинскими организациями и сотрудниками органов социальной защиты проявляются в первую очередь в ухудшении качества жизни лиц, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах, отмечается некоторый дефицит специалистов, оказывающих социальную помощь населению [10, 11]. Г. П. Сквирская и соавт. [12] подчеркивают, что специалистам отделений медико-социальной помощи необходимо брать на себя решение следующих вопросов. •Установление совместно с участковым терапевтом лиц, которым требуется медико-социальное сопровождение и уход, создание информационной базы данных лиц с целью дальнейшего планирования работы с этим контингентом. •Организацию профилактических, лечебных и реабилитационных мероприятий на дому. •Взаимодействие с общественными организациями и учреждениями в интересах больного с целью решения юридических, медико-социальных и других вопросов. •Обеспечение патронажа потребителей медико-социальных услуг. •Помощь в закупке лекарственных препаратов и других медикаментозных средств. •Содействие отделениям паллиативного ухода. •Помощь в консультировании и госпитализации, в том числе в учреждения социальной защиты. •Информирование, обучение, консультирование заинтересованных лиц. •Ведение отчетной документации. Около 1/3 лиц, признанных инвалидами в пожилом возрасте, требуют в большей мере не медицинской реабилитации, а долговременного социального патронажа [13]. В то же время в организации труда социальных работников, обеспечивающих медико-социальную помощь, имеется значительное количество нерешенных вопросов, главные из которых - сложность предоставления медико-социальной помощи некоторым социальным группам, слабое взаимодействие медицинских и социальных органов, обеспечивающих медико-социальную поддержку, несогласованность учета потребителей медико-социальных услуг в различных учреждениях. Особой проблемой является дифференцирование трудовых обязанностей и должностных норм социальных работников. При этом в некоторых случаях более половины работников не имеют специальной подготовки по социальной работе [14]. На сегодняшний день медицинский персонал специализированных учреждений прибегает к помощи социальных работников в обстоятельствах, когда потребителю медико-социальных услуг требуются психологическая поддержка, разъяснение действующих государственных социальных программ, решение проблем с различными документами, юридическая помощь, поиск родственников [15]. Важное значение имеет пересмотр трудовых обязанностей и должностных инструкций социальных работников в учреждениях, оказывающих медико-социальную помощь, с целью расширения их полномочий: оказания неотложной медицинской помощи, выполнения реабилитационных мероприятий и паллиативного ухода, заполнения медицинских документов. Результаты настоящей работы дают основание заключить, что социальные работники, с одной стороны, вынуждены осуществлять значительное количество работ, которые не регламентированы их должностными обязанностями. С другой стороны, отсутствие необходимых компетенций не позволяет обеспечивать медико-социальную помощь потребителям медико-социальных услуг в достаточной мере. Причем обеспечение взаимодействия между медицинскими и социальными работниками в значительной степени ложится на плечи последних. Специалистам по социальному обслуживанию приходится брать на себя ряд функций медиков (осмотр, временная остановка кровотечения, измерение артериального давления). Эти данные демонстрируют необходимость определенного расширения компетенций социальных работников, а также разработки четкого механизма разделения функций и объема работы медицинских и социальных специалистов. Заключение Исследование выявило наличие ряда проблем в сфере медико-социальной помощи населению, в частности у специалистов по социальной работе. Значительный процент этой группы работников считают, что выполняют обязанности, которые не предусмотрены должностными инструкциями. В то же время в силу специфики работы социальным работникам приходится брать на себя эти функции. Более 1/3 респондентов так или иначе оказывают содействие медицинскому персоналу в выполнении его обязанностей. Социальные работники выполняют достаточно широкий перечень обязанностей, не предусмотренных их должностными инструкциями. В связи с этим представляется целесообразной передача социальным работникам части функций младшего и среднего медицинского персонала. Полученные в работе данные могут стать методологической базой для повышения качества медико-социальной помощи, повышения доступности предоставляемых услуг различным слоям населения. Исследование не имело спонсорской поддержки. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

M. A. Korolev

The State Budget Educational Institution of Higher Professional Education “The A. E. Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry” of Minzdrav of Russia

Email: m.korolev10@mail.ru

References

  1. Петрова Н. Г., Эпельман Б. В. Актуальность проблемы совершенствования оказания медико-социальной помощи на современном этапе. Ученые записки СПбГМУ им. И. П. Павлова. 2010;17(3):5-8.
  2. Пузин С. Н., Мячина О. В., Есауленко И. Э., Зуйкова А. А., Башков А. Н., Шургая М. А. Влияние антропотехногенной нагрузки на медико-социальные аспекты первичной заболеваемости и инвалидности населения. Успехи геронтологии. 2018;31(4):569-73.
  3. Распоряжение Правительства РФ № 164-р от 05.02.2016 «О стратегии действий в интересах граждан старшего поколения в Российской Федерации до 2025 года». Режим доступа: https://mintrud.gov.ru/ministry/programms/37/2 (дата обращения 25.01.2021).
  4. Меметов С. С., Шаркунов Н. П., Ким В. В. Некоторые аспекты совершенствования медико-социальной помощи и реабилитации граждан пожилого и старческого возраста на региональном уровне. Физическая и реабилитационная медицина, медицинская реабилитация. 2019;1(3):54-7.
  5. Хвоин Н. Н. Организация медико-социальной помощи пожилым бездомным. Клиническая геронтология. 2017;23(9-10):73-4.
  6. Баранов А. А., Альбицкий В. Ю., Устинова Н. В. Состояние и задачи совершенствования медико-социальной помощи детскому населению. Вопросы современной педиатрии. 2020;19(3):184-9.
  7. Sacco G., Lléonart S., Simon R., Noublanche F., Annweiler C. TOVID Study Group.Communication Technology Preferences of Hospitalized and Institutionalized Frail Older Adults During COVID-19 Confinement: Cross-Sectional Survey Study. JMIR Mhealth Uhealth. 2020;18(9):21845.
  8. COVID-19 и смертность в домах престарелых в мире и в России. Институт социальной политики НИУ ВШЭ. Режим доступа: https://www.hse.ru/data/2020/07/15/1597297543/ISP%20HSE_COVID-19%20and%20Retirement%20Houses_Discussion%20Paper%202_May%2015%202020_RUS.pdf (дата обращения 25.01.2021).
  9. Башкирева А. С., Шестак В. П., Свинцов А. А., Чернова Г. И., Чернякин Т. С., Качан Е. Ю. К вопросу о совершенствовании законодательства в области социального обслуживания лиц пожилого возраста в России. Клиническая геронтология. 2015;21(5-6):26-30.
  10. Мартыненко А. В. Подготовка профессиональных социальных работников медико-социального профиля. Российский медицинский журнал. 2013;(6):9-12.
  11. Салганова Е. И. Оценка качества предоставления услуг: результаты социологического исследования. Вестник Челябинского государственного университета. 2019;(3):177-82.
  12. Сквирская Г. П., Сон И. М., Сененко А. Ш., Шляфер С. И., Гажева А. В., Леонов С. А. Отделение медико-социальной помощи взрослому населению и отделение по уходу: концепция и принципы организации. Менеджер здравоохранения. 2018;(1):27-4.
  13. Хорькова О. В., Карасаева Л. А. Нерешенные проблемы в системе оказания медико-социальной помощи инвалидам пожилого возраста. Медико-социальная экспертиза и реабилитация. 2017;20(4):172-5.
  14. Оспанова Д. А., Рамазанова М. А., Алтынбекова У. А. Экспертная оценка медико-организационной помощи лицам старших возрастных групп на уровне ПМСП. Вестник Казахского Национального медицинского университета. 2014;(2-4):41-4.
  15. Беляева М. А. Осмысление содержания понятия «Медико-социальная работа». Педагогическое образование в России. 2008;(1):25-33.

Statistics

Views

Abstract - 14

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies