The alteration of the structure of mortality of endocrine system diseases, nutrition disorders and metabolic disturbances in individuals of able-bodied age and older in conditions of pandemic

Abstract


The elderly age and endocrine diseases are among death risk factors at contamination with new coronavirus infection. To reply the question of how the influence of these risk factors is summing up, differences were determined concerning patterns of changes in structure of mortality of endocrine system diseases, nutrition disorders and metabolic disturbances in individuals of able-bodied age and older against the background of COVID-19 pandemic.on the basis of information from the Moscow database of deaths of endocrine system diseases, nutrition disorders and metabolic disturbances, the changes in contribution of individual diseases to the death causes structure in 2019-2021 were analyzed. The groups of individuals of able-bodied age and older were compared.It was established that in both groups rate of indicating SARS-CoV-2 virus infection as concomitant disease decreased while rate of indicating concomitant diseases at death of COVID-19 increased. The group differences in changes of structure of death causes were established in 2021. The percentage of undetermined forms of diabetes and obesity in structure of death causes increased in the elderly, while in individuals of able-bodied age increased. The percentage of obesity as concomitant disease of death of COVID-19 in individuals of able-bodied age increased and did no change were detected in the elderly group. The input of poly-glandular dysfunction as consequence of old infection into mortality is five times higher among individuals of able-bodied age.On the basis of received results, assumption was made SARS-CoV-2 virus contamination ruinously affects development of pathological process under endocrine diseases regardless of age, while age affects spreading of endocrine diseases and degree of resistance to development of infectious process directly. The differences in patterns of changes of structure of death causes of population of able-bodied age and older are associated with low quality of diagnostics of death causes in individuals of elder age groups.

Full Text

Введение Распространение новой коронавирусной инфекции привело к росту смертности, более выраженному среди старших возрастных групп населения, которые относятся к группе риска повышенной смертности [1]. По данным китайских исследователей, летальность при COVID-19 среди всех пациентов составляет 2,3%, среди пациентов в возрасте от 70 до 79 лет - 8% и среди пациентов старше 80 лет - 14,5% [2]. Риск смерти от COVID-19 существенно возрастает при наличии у инфицированных заболеваний эндокринной системы [3], поскольку выявлена прямая взаимосвязь между патогенезом коронавирусных инфекций и метаболическими и эндокринными процессами [4]. Так, китайские исследователи показали, что общая смертность составила 2,3%, а среди больных диабетом - 7,3% [5]. Уже для первой эпидемической волны в Москве был показан существенный рост смертности от сахарного диабета типа 2 и ожирения [6]. Возникает вопрос, как влияет этот фактор риска на смертность населения, относящегося и не относящегося к группе риска по возрасту. Целью исследования было определение различий в закономерностях изменения структуры смертности от болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ (E00-E90) на фоне пандемии COVID-19 среди лиц трудоспособного возраста и старше. Материалы и методы Проанализирована информация базы данных РФС-ЕМИАС г. Москвы о лицах трудоспособного возраста и старше, умерших от причин IV класса МКБ-10 «Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ» (E00-E90) в период 2019-2021 гг. Анализировалось изменение вклада отдельных заболеваний в структуру причин смерти в 2019 г., 2020 г. и 2021 г. (до 15 июня). Рассчитывалась частота указания эндокринных заболеваний во второй части медицинского свидетельства о смерти (далее - «сопутствующие» заболевания) в случае смерти от COVID-19 в 2020 и 2021 гг. Проводилось сравнение закономерностей изменения структуры причин смерти среди москвичей трудоспособного возраста (группа 1) и старше трудоспособного возраста (группа 2). Сравнение долей отдельных причин в разные годы проводилось по четырехпольным таблицам с использованием критерия χ2. Результаты исследования Причины IV класса МКБ-10 «Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ» (E00-E90) составляли в 2019 г. 0,84% всех причин смерти москвичей трудоспособного возраста (группа 1) и 0,50% москвичей старше трудоспособного возраста (группа 2), в 2020 г. эти доли увеличились до 1 и 1,2% соответственно, а в первой половине 2021 г. они составили 1,4 и 0,6%. Среди умерших от причин IV класса в Москве доля лиц старше трудоспособного возраста составляла 68,9% в 2019 г., 82,6% в 2020 г. и 65,6% в первой половине 2021 г. Число случаев смерти от болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушения обмена веществ в 2020 г. увеличилось в 1,5 раза в группе 1 и в 3,1 раза в группе 2, а количество умерших в первой половине 2021 г. составило 60,5% в группе 1 и лишь 24,3% в группе 2 от количества умерших в 2020 г. Если же рассматривать сумму умерших от COVID-19 лиц с анализируемыми заболеваниями и умерших от эндокринных заболеваний, расстройств питания и нарушения обмена веществ, то их доля в первой половине 2021 г. составила 72,1% в группе 1 и 79,3% в группе 2 от аналогичной суммы 2020 г. При смерти от причин IV класса сопутствующие заболевания в 2020 г. указывались в 32,9% случаев в группе 1 и в 37,1% случаев в группе 2, при этом COVID-19 как сопутствующее заболевание указывался в 12,8 и 4,8% соответственно. В 2021 г. сопутствующие заболевания стали чаще указываться в группе 1 (39,3%) и реже в группе 2 (28,5%). Среди сопутствующих заболеваний COVID-19 ни разу не упоминался в группе 2 и лишь один раз отмечен в группе 1. ps202106.4htm00001.jpg В ходе развития пандемии вклад болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ в структуру причин смерти лиц трудоспособного возраста и старше менялся. Структура причин IV класса в сравниваемых группах различна, закономерности ее изменения в период пандемии также различны (табл. 1). В группе 1 вклад сахарного диабета всех форм, увеличившись в 2020 г., снизился в 2021 г. Во второй группе такая динамика не наблюдается для других форм диабета (куда входят неопределенные варианты), в 2021 г. их доля существенно выросла (p<0,05). Вклад ожирения в структуру смертности снизился в период пандемии в группе 1, а в группе 2, снизившись в 2020 г., он увеличился в 2021 г. Аналогичная картина наблюдается для амилоидоза у мужчин. В обеих группах в 2021 г. значительно выросла доля полигландулярной дисфункции (E31), ставшей в 2021 г. ведущей причиной эндокринологической смертности среди населения трудоспособного возраста. В 2019 г. в Москве не было случаев смерти от этой причины. В группе 1 вклад остальных заболеваний анализируемого класса снизился в период пандемии, а во второй группе он увеличился в 2021 г. (p<0,05). В случае смерти от COVID-19 сопутствующие заболевания во второй части медицинского свидетельства о смерти на втором году пандемии стали указываться чаще (табл. 2). Частота сопряжений COVID-19 с эндокринными заболеваниями, расстройствами питания и нарушениями обмена веществ увеличилась в обеих группах. В обеих группах основной вклад в структуру сопутствующих эндокринных заболеваний вносит сахарный диабет типа 2. Если в качестве первоначальной причины смерти в 2021 г. его доля в структуре причин снизилась, то в качестве сопутствующего заболевания при смерти от COVID-19 выросла. Снизился в обеих группах вклад сахарного диабета типа 1 как первоначальной и как сопутствующей причины. Обсуждение ps202106.4htm00003.jpg Смертность от новой коронавирусной инфекции выше среди старших возрастных групп населения [7]. Этим объясняется большее, чем в группе 1, увеличение числа умерших от болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ среди населения в группе 2 в 2020 г. и, соответственно, увеличение числа лиц группы 2 среди умерших. Однако в 2021 г. доля лиц группы 2 вернулась к исходному уровню, при этом в структуре причин смерти лиц группы 1 выросла доля болезней IV класса, снизившись в группе 2. Это связано с двумя факторами. Во-первых, с ростом смертности более молодых лиц в 2021 г. из-за распространения штамма дельта. По мнению английских специалистов, дельта-вариант вируса SARS-CoV-2 обладает более высоким риском передачи вируса [8] и более высоким риском госпитализации прежде всего в молодых возрастных группах [9]. Во-вторых, с изменением подходов к кодированию причин смерти лиц, инфицированных коронавирусом, о чем свидетельствует увеличение частоты указания сопутствующих заболеваний при смерти от COVID-19 и снижение частоты указания инфицирования вирусом SARS-CoV-2 как сопутствующего заболевания. При сочетанности заболеваний специалисты чаще стали делать выбор в пользу острого инфекционного заболевания в качестве первоначальной причины смерти, как это предусмотрено правилами МКБ. Отсутствие различий в частоте заболеваний щитовидной железы в разные годы и между сравниваемыми группами согласуется с результатами клинических наблюдений. На данный момент нет данных, свидетельствующих о том, что пациенты с болезнями щитовидной железы подвержены более высокому риску COVID-19 [10, 11]. Рост смертности лиц группы 2 определяется преимущественно сахарным диабетом типа 2, наиболее часто встречающимся как сопутствующее заболевание в обеих группах при смерти от COVID-19. Было установленно, что сахарный диабет типа 2 существенно повышает риск смерти от инфицирования вирусом SARS-CoV-2 [2, 12]. По мнению исследователей, сахарный диабет типа 2 является основным, не зависящим от возраста фактором риска тяжести COVID-19 [13], по нашим данным, преимущественно у лиц пенсионного возраста. Такое различие можно объяснить двумя факторами. Во-первых, у пожилых пациентов с диабетом типа 2 часто возникали проблемы с поддержанием уровня глюкозы и без отягощения инфекционными заболеваниями в силу более низкого когнитивного резерва, низкой пластичности, пониженной физической активности и невозможности соблюдения фиксированного режима питания [14]. Во-вторых, сказывается высокая уязвимость пациентов в отношении инфицирования: низкое количество лимфоцитов (часто сопровождающее пожилой возраст при инфекции и недостаточном питании) является предиктором неблагоприятного исхода при COVID-19 [1]. Кроме того, процесс старения сопровождается истощением внутренних ресурсов организма, почему его и рассматривают как мультифакторное заболевание [15]. Частота сахарного диабета типа 1 как сопутствующего заболевания уменьшилась, а как первоначальной причины смерти увеличилась среди женщин группы 1. На этом фоне рост доли диабета неопределенного типа в группе 2 при ее снижении в группе 1 свидетельствует о том, что качество диагностики причин смерти лиц старших возрастных групп улучшилось незначительно. Ранее было показано, что качество учета причин смерти населения старше трудоспособного возраста неудовлетворительно [16]. Качество кодирования причин смерти от сахарного диабета в Москве также нуждалось в улучшении [17]. О различном подходе к соблюдению правил кодирования причин смерти у лиц разного возраста свидетельствует также смертность от ожирения. В группе 1 потери от него снизились, но частота его указания как сопутствующей причины выросла в 2021 г. Подход, когда эндокринные заболевания указываются как неблагоприятные сопутствующие заболевания у пациентов с COVID-19, является корректным учетом острой инфекционной смертности, однако в группе 2 частота указания ожирения как сопутствующей причины не изменилась при снижении смертности от него, при том что люди с ожирением подвергаются большему риску смерти из-за COVID-19 [18], поскольку существует четкая связь между ожирением и хроническим воспалением, которое может изменять врожденные и адаптивные иммунные ответы, делая иммунную систему более уязвимой для инфекций [19]. При корректном кодировании в группе 2 частота указания ожирения как сопутствующей причины при смерти от COVID-19 в 2021 г. должна была бы вырасти, а частота указания его как первоначальной причины смерти вырасти не должна была. В обеих группах населения в 2021 г. наблюдается рост смертности от полигландулярной дисфункции, более выраженный в группе 1. Показано, что заражение вирусом SARS-CoV-2 может вызвать хроническую аутоиммунную эндокринную дисфункцию [20], однако как сопутствующая причина смерти это заболевание практически не встречается. По-видимому, неблагоприятный прогноз смертности лиц с полигландулярной дисфункцией связан с последствиями перенесенного COVID-19, что объясняет различие в частоте этой причины смерти у лиц разного возраста с учетом меньшего внимания к обследованию пожилых лиц. Следует отметить, что из-за огромной загруженности медицинского персонала амбулаторно-поликлинического звена в период пандемии и исходно пониженного внимания к лицам пожилого и старческого возраста, из-за низкой настойчивости пожилых в вызове врача на дом в этот период, сниженной в ряде случаев когнитивной способности пожилых и невозможности оценить свое состояние, что может сопровождаться смертью на дому, посмертное обследование для диагностики причин смерти лиц старших возрастных групп может проводиться поверхностно. Следует подчеркнуть, что еще в Концепции демографической политики РФ на период до 2025 г. была предусмотрена разработка мер по сохранению здоровья и продлению трудоспособного периода жизни пожилых людей [21], была разработана «Стратегия действий в интересах граждан старшего поколения в Российской Федерации до 2025 года» [22]. Однако в текущих нормативных документах, касающихся интересов граждан старшего поколения, даже не поставлена задача по решению проблемы отсутствия системы социально-психологических знаний о группе пожилых людей [23]. До начала пандемии в обществе не начал формироваться настрой на изменение отношения к пожилым не как к «балласту» общества, а как к необходимой составляющей, обеспечивающей его социальное развитие. До широкого внедрения методов сохранения здоровья пожилых дело не дошло. Неготовность учитывать интересы пожилых не позволила эффективно противодействовать фатальному влиянию новой коронавирусной инфекции на эту группу риска. Заключение Полученные результаты позволяют предположить, что инфицирование вирусом SARS-CoV-2 пагубно влияет на развитие патологического процесса при болезнях эндокринной системы независимо от возраста, а возраст сказывается на распространении эндокринных заболеваний и степени устойчивости к развитию непосредственно инфекционного процесса. Различия в закономерностях изменения структуры причин смерти населения трудоспособного возраста и старше связаны с низким качеством диагностики причин смерти у лиц старших возрастных групп. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

T. P. Sabgayda

The Federal State Budget Institution “The Central Research Institute for Health Organization and Informatics” of Minzdrav of Russia; The State Budget Institution “The Research Institute of Health Care Organization and Medical Management of the Moscow Health Care Department”

Email: tsabgaida@mail.ru

A. N. Edeleva

The Federal State Budget Institution “The Central Research Institute for Health Organization and Informatics” of Minzdrav of Russia


N. A. Tarasov

The State Budget Institution “The Research Institute of Health Care Organization and Medical Management of the Moscow Health Care Department”


References

  1. Sun H., Ning R., Tao Y., Yu C., Deng X., Zhao C. Risk factors for mortality in 244 older adults with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective study. J. Am. Geriatr. Soc. 2020;68(6):E19-E23. doi: 10.1111/jgs.16533
  2. Wu Z., McGoogan J. M. Characteristics of and important lessons from the coronavirus disease 2019 (COVID-19) outbreak in China: summary of a report of 72314 cases from the Chinese Center for Disease Control and Prevention. JAMA. 2020;323(13):1239-42. doi: 10.1001/jama.2020.2648
  3. Трошина Е. А., Мельниченко Г. А., Сенюшкина Е. С., Мокрышева Н. Г. Адаптация гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой систем к новому инфекционному заболеванию-COVID-19 в условиях развития COVID-19-пневмонии и/или цитокинового шторма. Клиническая и экспериментальная тиреоидология. 2020;16(1):21-7. doi: 10.14341/ket12461
  4. Мокрышева Н. Г., Галстян Г. Р., Киржаков М. А., Еремкина А. К., Пигарова Е. А., Мельниченко Г. А. Пандемия COVID-19 и эндокринопатии. Проблемы эндокринологии. 2020;66(1):7-13. doi: 10.14341/probl1237611
  5. Wu Z., McGoogan J. M. Characteristics of and important lessons from the coronavirus disease 2019 (COVID-19) outbreak in China: summary of a report of 72314 cases from the Chinese Center for Disease Control and Prevention. JAMA. 2020;323(13):1239-42. doi: 10.1001/jama.2020.2648
  6. Сабгайда Т. П., Иванова А. Е., Руднев С. Г., Семенова В. Г. Причины смерти москвичей до и в период пандемии COVID-19. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание]. 2020;66(4). Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1177/30/lang,ru/ (дата обращения 30 июля 2021). doi: 10.21045/2071-5021-2020-66-4-1
  7. Zhou F., Yu T., Du R., Fan G., Liu Y., Liu Z. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. Lancet. 2020;395(10229): 1054-62. doi: 10.1016/S0140-6736(20)30566-3
  8. Mahase E. Delta variant: What is happening with transmission, hospital admissions, and restrictions? BMJ. 2021;373:n1513. doi: 10.1136/bmj.n1552
  9. O’Dowd A. Covid-19: Cases of delta variant rise by 79%, but rate of growth slows. BMJ. 2021;373:n1596. doi: 10.1136/bmj.n1596
  10. Dworakowska D., Grossman A. B. Thyroid disease in the time of COVID-19. Endocrine. 2020;68(3):471-4. doi: 10.1007/s12020-020-02364-8
  11. Pal R., Banerjee M. COVID-19 and the endocrine system: exploring the unexplored. J. Endocrinol. Investigat. 2020;43(7):1027-31. doi: 10.1007/s40618-020-01276-8
  12. Porcheddu R., Serra C., Kelvin D., Kelvin N., Rubino S. Similarity in Case Fatality Rates (CFR) of COVID-19/SARSCOV-2 in Italy and China. J. Infect. Dev. Ctries. 2020;14:125-8. doi: 10.3855/jidc.12600
  13. Pinto L. C., Bertoluci M. C. Type 2 diabetes as a major risk factor for COVID-19 severity: a meta-analysis. Arch. Endocrinol. Metab. 2020;64:199-200.
  14. Nattrass M., Lauritzen T. Review of prandial glucose regulation with repaglinide: a solution to the problem of hypoglycaemia in the treatment of Type 2 diabetes? Int. J. Obes. 2000;24(3):S21-S31.
  15. Баранов В. С., Баранова Е. В. Генетический паспорт - основа активного долголетия и максимальной продолжительности жизни. Успехи геронтологии. 2009;22б(1):84-91.
  16. Сабгайда Т. П., Эделева А. Н., Тарасов Н. А. Качество учета причин смерти лиц старше трудоспособного возраста. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020;28(S2):1108-12. doi: 10.32687/0869-866X-2020-28-s2-1108-1112
  17. Сабгайда Т. П., Тарасов Н. А., Евдокушкина Г. Н. Смертность от сахарного диабета в ракурсе множественных причин смерти: проблемы кодирования. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(6):1043-8. doi: 10.32687/0869-866X-2019-27-6-1043-1048
  18. Сабиров И. С., Мамедова К. М., Султанова М. С., Кожоев М. З., Ибадуллаев Б. М. Ожирение и новая коронавирусная инфекция (COVID-19): взаимовлияние двух пандемий. Scientific Heritage. 2021;63(2):30-8. doi: 10.24412/9215-0365-2021-63-2-30-38
  19. Dhurandhar N. V., Bailey D., Thomas D. Interaction of obesity and infections: interaction of obesity and infections. Obes. Rev. 2015;16:1017-29.
  20. Nonchev B., Argatska A. Autoimmune polyglandular syndrome in a postmenopausal woman after COVID-19 infection. Revista Argentina de Endocrinologia y Metabolismo. 2021;58(SUPPL 1):196.
  21. Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента Российской Федерации от 09.10.07 № 1351. Режим доступа: http://base.garant.ru/191961/ (дата обращения 25.06.2021).
  22. Башкирева А. С. Инновационные геронтотехнологии в развитии стратегии действий в интересах граждан старшего поколения в РФ. Вестник Росздравнадзора. 2016;(4):19-24.
  23. Кауров Б. А., Матюхина Е. Б. Особенности частотного спектра заболеваний и полиморбидности у пожилых людей и долгожителей. Клиническая геронтология. 2014;20(1-2):66-71.

Statistics

Views

Abstract - 69

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies