The impact of re-vaccination implementation on morbidity of mumps in the Kyrgyz Republic

Abstract


The article presents results of evaluation of long-term dynamics of morbidity of mumps in the Kyrgyz Republic (KR) in the pre-vaccination period, after the introduction of routine mass immunization in 1978 and in beginning of re-vaccination since 2015. The pronounced trend of increasing of morbidity was noted since 1970. In 1978, the morbidity increased up to 194 times as compared to 1948. The annual growth rate was made up to 7.7%. The application of vaccination significantly effected morbidity and prevalence of mumps in the Republic. In the long-term dynamics a pronounced trend of morbidity decreasing with annual decreasing rate of 7.5%.In 2015, re-vaccination of children of 6 years old was introduced in the Republic. This action resulted in morbidity decreasing during the next three years (2016, 2017 and 2018). However, in 2019, an outbreak of morbidity covering both children under 14 years and the adults was registered.The level of IgG to virus of mumps was determined by enzyme-linked immunosorbent assay using the test-system “VectoParotit-IgG” (by Vector BEST, Russia). The analysis of seroepidemiological study established the highest specific weight of seronegative individuals in the age group of 1-4 years (51.5%, 95% CI 42.9-60.1), and proportion of seropositive individuals falls on the age groups of 30 years and over (85, 4%), 10-14 years (62%), 5-9 years (61.5%), 15-19 years (60%).

Full Text

Введение Во втором десятилетии XXI в. эпидемический паротит (ЭП) по-прежнему привлекает внимание ученых и практиков всего мира своей эпидемиологической, социальной и экономической значимостью. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) относит ЭП к инфекциям, которые могут быть элиминированы с помощью вакцинопрофилактики. Однако в настоящее время во многих странах мира регистрируются как спорадическая заболеваемость, так и крупные эпидемические вспышки. Установлено повсеместное, но неравномерное распространение паротитной инфекции в различных регионах мира: в Европе, Восточном Средиземноморье, Юго-Восточной Азии, Африке, Америке и западной части Тихого океана [1]. Так, в мире ЭП болеют до 600 тыс. человек (данные по странам, где идет регистрация заболеваемости), причем не только в странах, где нет вакцинации, но и в благополучных, болеют как ранее привитые, так и ранее ревакцинированные [2]. Согласно данным литературы, серологический мониторинг является важной составной частью эпидемиологического надзора. Его основными задачами являются определение групп повышенного риска, полнота выявления больных при существующей системе надзора и изучение альтернативных подходов к оценке иммунизации [3]. Цель данного исследования - оценка эпидемического процесса, состояния коллективного и индивидуального иммунитета к ЭП до и после внедрения второй дозы иммунизации в Кыргызской Республике (КР). Материалы и методы Материалами для исследования служили данные официальной статистики заболеваемости ЭП и охвата вакцинацией детей в КР [4, 5]. В ходе выполнения работы применялись эпидемиологический, статистический и серологический методы исследования. Для изучения популяционного поствакцинального иммунитета к ЭП были исследованы 648 сывороток крови разных возрастных групп: 1-4 лет (n=128), 5-9 лет (n=78), 10-14 лет (n=116), 15-19 лет (n=80), 20-29 лет (n=48), 30 лет и старше (n=98) в 2020 г. методом случайной выборки. Лица для исследования отбирались с учетом прививочного статуса. ps202105.4htm00143.jpg Уровень антител к ЭП определяли методом иммуноферментного анализа (ИФА) с применением тест системы «ВектоПаротит-IgG», производства «Вектор БЕСТ» (Россия), различных серий. Учет полученных результатов проводили согласно прилагаемой к тест-системе инструкции. Полученные данные статистически обработаны при помощи программы Excel. Критический уровень значимости р=0,05. Описательная статистика-- среднее и стандартная ошибка среднего (данные представлены в виде M±m) для количественных переменных, для качественных переменных - определение долей. Статистический анализ проводился путем определения стандартной ошибки среднего (m), ошибки репрезентативности относительных величин P%±m, достоверности различия по t-критерию Стьюдента, доверительных интервалов (средних и относительных величин). Результаты исследования В КР официальная регистрация случаев ЭП началась с 1948 г. В довакцинальный период уровень заболеваемости ЭП был высоким, интенсивный показатель варьировал от 18,3 в 1951 г. до 2069,2 в 1978 г. на 100 тыс. населения, в среднем ежегодно регистрировались 8395 случаев паротитной инфекции (рис. 1). Для многолетней динамики ЭП были характерны периодические подъемы заболеваемости с интервалом 1-2 года. Отмечается выраженная тенденция роста заболеваемости с 1970 г., в 1978 г. она выросла в 194 раза по сравнению с 1948 г. Ежегодный темп прироста составил 7,7%. ps202105.4htm00145.jpg В КР массовая иммунопрофилактика паротитной инфекции была внедрена в 1978 г. живой паротитной вакциной (ЖПВ). Применение вакцинации значительно повлияло на заболеваемость и распространенность ЭП в республике. В многолетней динамике наметилась выраженная тенденция к снижению заболеваемости с ежегодным темпом снижения 7,5%. В 1999 г. интенсивный показатель (ИП) по сравнению с 1982 г. снизился в 5,8 раза. В поствакцинальный период эпидемический процесс ЭП сохранил цикличность с более длительным интервалом в 3-4 года и низкими уровнями циклических подъемов (рис. 2). ps202105.4htm00147.jpg ps202105.4htm00149.jpg В связи с сохранением высокого уровня заболеваемости ЭП в 2015 г. в республике была внедрена ревакцинация детей в возрасте 6 лет, с последующим снижением заболеваемости в 2016, 2017 и 2018 гг. Однако в 2019 г. была зарегистрирована вспышечная заболеваемость с охватом не только детей до 14 лет, но и взрослого контингента, 1310 случаев с ИП 19,4°/oooo. Наиболее высоким был удельный вес заболевших в возрасте от 10 до 19 лет. По остальным возрастным категориям доля заболевших варьировала (табл. 1). За весь анализируемый поствакцинальный период охват детей вакцинацией варьировал от 96,2 до 99%, а ревакцинацией - от 91 до 97,5%. Для выяснения причин возникновения вспышечной заболеваемости и сравнительно высокого уровня заболеваемости ЭП было проведено выборочное серологическое обследование среди населения г. Бишкек. Всего было обследовано 324 человека. Анализ полученных результатов свидетельствует о высокой доле серонегативных лиц среди возрастной группы 1-4 лет (51,5%; 95% ДИ 42,9-60,1). Доля серонегативных в других возрастных группах была в пределах 14,3-43,3%. Удельный вес серопозитивных лиц возрастал с увеличением возраста обследованных (табл. 2). Обсуждение Для эпидемического процесса заболеваемости ЭП характерно влияние иммунизации после введения как одной дозы вакцины, так и второй дозы. После введения вакцины наблюдается выраженная тенденция к снижению заболеваемости с темпом снижения 7,5%, а после введения второй ее дозы темп снижения на последующие 3 года (2016-2018) составил 1%. В 2019 г. регистрируется вспышка с числом заболевших 1310 и охватом всех возрастных групп, с наибольшим удельным весом в группах старше 15 лет (850/64,9%). Подобная картина, возможно, связана с тем фактом, что лица возрастной группы старше 15 лет не были охвачены ревакцинацией. В возрастной группе 5-9 и 10-14 лет доля заболевших составила 6,1 и 23,7% соответственно, что, по-видимому, можно объяснить тем, что у 5- и 6-летних детей иммунитет после первой дозы еще защитный, а 7-10-летние уже получили вторую дозу вакцины. Необходимо учесть, что возможная причина заболевания ЭП привитых детей заключается в погрешностях организации прививок, высокой инвазированности детского населения республики паразитозами, которые могут оказывать иммуносупрессивное действие [6]. Также, по мнению Н. В. Юминовой и соавт., иммунная защита, создаваемая вакциной, не имеет такой напряженности и длительности, как при естественной инфекции, и некоторые генотипы диких вариантов вируса ЭП могут обходить иммунный барьер, вызывая заболевание [2]. Данные серологических исследований свидетельствуют о наличии сероконверсии у лиц старшего возраста и низком ее уровне среди детей 1-4-летнего возраста, это объясняется возможными нарушениями в организации прививок, в то время как по официальным данным охват ими составляет 97,2%. Большую долю сероконверсии среди 5-10-летних (61,5±5,5; 62,0±4,5 соответственно) можно объяснить получением второй дозы прививки. В старших возрастных группах доля лиц с сероконверсией также высока, хотя они не получали второй дозы прививок. Эта ситуация, возможно, связана с «проэпидемичиванием», так как до внедрения второй дозы прививок в республике отмечались циклические подъемы ЭП с ИП более 90 на 100 тыс. населения. Заключение Иммунопрофилактика против ЭП неоспоримо действует на снижение заболеваемости. Введение второй дозы иммунизации позволило снизить уровень заболеваемости до спорадических случаев, однако наблюдаемые вспышки ЭП свидетельствуют о постоянной циркуляции вируса в популяции. Это на фоне погрешностей в организации прививок может создавать условия для заражения серонегативных лиц. Поэтому основной задачей службы общественного здравоохранения является контроль и мониторинг проведения профилактических прививок, контроль за обеспечением «холодовой» цепи, соблюдением сроков, дозировки, методов введения вакцины, работа с населением по формированию приверженности прививкам, переход на создание единой базы данных о привитости населения (цифровизация иммунопрофилактики как наиболее эффективной меры в борьбе с управляемыми инфекциями). Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

M. S. Niiazalieva

The I. K. Akhunbaev Kyrgyz State Medical Academy

Email: niyazalieva_mira@mail.ru

Zh. T. Isakova

The I. K. Akhunbaev Kyrgyz State Medical Academy


V. S. Toygombaeva

The I. K. Akhunbaev Kyrgyz State Medical Academy


I. Sh. Aldjambaeva

The I. K. Akhunbaev Kyrgyz State Medical Academy


References

  1. Таточенко В. К., Озерецкий Н. А. Иммунопрофилактика: справочник. М.: ПедиатрЪ; 2018.
  2. Юминова Н. В., Контарова Е. О., Балаев Н. В., Артюшенко С. В., Контаров Н. А., Россошанская Н. В. Вакцинопрофилактика кори, эпидемического паротита и краснухи: задачи, проблемы и реалии. Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2011;4(59):40-4.
  3. Короткова В. А., Хомичук Т. Ф. Серологический мониторинг состояния коллективного иммунитета к инфекциям, управляемым средствами специфической профилактики, среди населения приморского края. Здоровье. Медицинская экология. Наука. 2016;3(6):102-7.
  4. Инфекционный бюллетень. СЭСиЗН 1998-2020 гг. Режим доступа: https://dgsen.kg/category/deyatelnost/upravlenie-profilaktiki-infekcionnY/ezhemesYachnYj-bjulleten-sjesizn
  5. Джумалиев Н. Д., Дьяченко П. Н. Очерки и статистические данные распределения инфекционной заболеваемости в Киргизии за 60 лет. М.: Фрунзе; 1979. 313 с.
  6. Тойгомбаева В. С., Исаков Т. Б., Усубалиева Ж. M., Исакова Ж. Т. Паразитологическая служба Кыргызской Республики и эпидситуация по паразитарным заболеваниям. Здравоохранение Кыргызстана. 2018;(2):169-72.

Statistics

Views

Abstract - 7

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies