The children's animated cartoon as a factor of family social health

Abstract


The article presents the results of the study of modern Russian animated cartoons from the point of view of their impact on family social health. The social health is formed on the basis of certain values. The destruction of the family values system negatively affects the formation of family social health. The animated cartoons are an important institutional mechanism of socialization of children, because the traditional institutions that shape values of the younger generation are largely losing their role, first of all the matter is about the institution of family. The original observation card for content analysis was applied. The analysis was applied to the animated cartoons distributed in 1992 - present time with a total time volume of 6500 minutes. The analysis of the representation of family in animated cartoons permitted to identify a typical image of family in modern Russian animated cartoons that is presented as a complete nuclear parental family where the relationship between spouses is characterized as pseudo-cooperation, raising the only child-teenager in authoritarian style. In Russian animated cartoons, only 54% of families are presented as full. The extended families are presented in 11% of animated cartoons. The quarter of all families presented in modern Russian animated cartoons, are a married couple without children, where family situations are built around the relationship of young couple that have got married recently.

Full Text

Введение Социальное здоровье семьи является многоуровневым показателем, отражающим социальное благополучие, которое определяет уровень удовлетворенности социальных и личных потребностей индивида, реализованных в семье [1]. Основной причиной появления и широкого распространения термина «социальное здоровье» является смена механизма всего социального развития [2]. Различные группы факторов оказывают определенное воздействие на социальное здоровье семьи, среди них выделяют структурно-функциональные, связанные с определенным видом и типом семьи, моделью родительского поведения, стилем воспитания, социально-психологические и индивидуальные [3]. В. С. Торохтий выделяет основные показатели социального здоровья семьи, к которым относятся сходство семейных ценностей, согласованность ролей и функций членов семьи, психолого-эмоциональный климат в семье, нацеленность на поддержание семейного долголетия [4]. Социальное здоровье формируется на основе ценностей и нравственности личности, проблема снижения уровня ценностных ориентаций является актуальной темой современной общественной науки [5]. Разрушение системы семейных ценностей отрицательно сказывается на формировании социального здоровья семьи. Мультипликационные фильмы являются важным институциональным механизмом социализации детей, несмотря на условную и вымышленную природу этих фильмов, они передают аксиологические сообщения аудитории. Исследования мультипликационных фильмов как фактора формирования социального здоровья семьи становятся актуальными в связи с тем, что традиционные институты социализации в значительной степени теряют свою роль; речь в первую очередь идет об институте семьи. Новые технологии создания мультфильмов - компьютерная анимация, фильмы в формате 3D и 4D - делают данный продукт красочным и реалистичным. Мультипликационный герой является для детей значимой фигурой, с которой они отождествляют себя, копируют поведение и манеры, но дети являются, по мнению С. Г. Кара-Мурзы, самой незащищенной группой получателей информации, так как они не могут рассматривать критично мультипликационный контент или отказаться от просмотра сомнительных программ. По данным исследования А. В. Шарикова и Ю. В. Айгистовой, абсолютное большинство (95%) детей в возрасте до 2 лет начинают смотреть мультипликационные фильмы по двум распространенным причинам, которыми являются особенности медиапотребления в семье и использование мультфильмов как способа переключения внимания ребенка [6]. Современные родители настроены на прививание традиционных ценностей и говорят о том, что с радостью использовали бы мультфильмы отечественного производства для своих детей. Однако многими исследователями поднимался вопрос об определении качества анимационной продукции [7-10]. Основными традиционными культурными ценностями, необходимыми к трансляции в отечественных анимационных фильмах, по мнению родителей и людей старшего возраста, являются доброта, настоящая любовь, уважение, честность, дружба, патриотизм, ответственность, смелость, воспитанность и т. д. [11]. Авторами было проведено исследование современных российских мультипликационных фильмов, с целью выявления семейных ценностей, представленных в анимации, как непосредственного фактора формирования социального здоровья семьи. Материалы и методы Проведено исследование 76 современных российских мультипликационных фильмов общим объемом 6500 мин, которые выходили в прокат в 1992-2020 гг. в кинотеатрах, федеральных и специализированных детских телевизионных каналах. Основным методом сбора первичных данных в исследовании являлся контент-анализ, который позволил акцентировать внимание на конкретном сообщении (посыле), направленном на целевую аудиторию. В исследовании использовалась разработанная авторами карточка наблюдения, в которую заносились метаданные (название, производитель, год выпуска, продолжительность), определялся тип семьи персонажа (родительская или прокреационная, нуклеарная, расширенная, полная, неполная), количество детей в семье, стадия развития семьи, контекст семейной ситуации. Анализ визуализации семьи в мультипликационных фильмах позволил описать и проанализировать конкретные образы исследуемой семьи. Также был применен вторичный анализ социологических исследований по смежной теме. Результаты исследования Исследование показало, что основными направлениями дистрибуции в России вне зависимости от формата и направленности мультфильма являются телеканалы, кинотеатры, интернет- и видеосервисы. Дистрибуция через интернет активно используется всеми производителями мультипликационных фильмов. Зачастую телевизионный прокат является предшествующим этапом для продвижения в интернете, однако некоторые мультипликационные сериалы сразу начинают с интернет-платформ, поскольку технически относительно просто запустить в прокат мультипликацию в интернете, а также имеется возможность взаимодействия с целевой аудиторией - от таргетированного предложения контента на основе зрительских предпочтений до интерактивных рекламных кампаний, позволяющих сделать зрителей соучастниками процесса. Стоит отметить, что в условиях пандемии коронавируса COVID-19, когда большая часть детей со своими родителями оказались дома, потребление телекоммуникационного контента резко изменилось с точки зрения вида, количества и времени телепросмотра - увеличилось на 30-50% [12]. Изменились форматы работы детских каналов: контактных способов общения стало меньше, передачи снимаются без зрителей. Поменялась сетка вещания телевизионных каналов, которая ориентируется на людей, оставшихся дома: начало прайм-тайма сместилось на 2-3 ч и теперь начинается в 15:00. Российские телеканалы увеличили долю образовательных и культурных передач, ориентируясь на младших и средних школьников, которые находятся на дистанционном обучении. Появился дополнительный семейный контент в социальных сетях и на сайтах каналов. Таким образом, потребление детского медиаконтента в условиях пандемии изменилось по сравнению с обычной ситуацией жизнедеятельности семьи с детьми в сторону увеличения времени просмотра подобных передач. Такая ситуация, безусловно, настораживает, поскольку объем вещания анимационных фильмов на российских телеканалах за 2008-2020 гг. увеличился вдвое. Режиссеры современных российских мультипликационных фильмов отдают предпочтение сюжетным линиям, связанным с взаимодействием детей в коллективе сверстников, о дружбе и вражде в этих коллективах, о преодолении преград в общении и решении определенных трудностей. Здесь следует отметить, что возрастная категория, для которой создается мультипликационный фильм, напрямую влияет на сюжетную линию. На основе проведенных контент-аналитических исследований нами были получены данные о распределении типов семей: образ родительской семьи встречается чаще (в 65% случаев), чем образ прокреационной (в 35% случаев). Это связано с тем, что родители являются значимой фигурой для детей и присутствие их в мультфильме приближает сюжетную линию к повседневной действительности. Прокреационная семья встречается в мультфильмах для детей младшего и среднего школьных возрастов (7-15 лет). Только 54% семей в российской мультипликации представлены полными семьями, из них модели супружеского поведения распределены следующим образом: в 39% семейное поведение характеризуется как псевдосотрудничество; в 17% полных семей присутствует модель супружеского поведения антагонизм; в 10% между супругами происходит соревнование за позицию главы семьи; в 7% образов семьи - открытая конкуренция; в 3% - соперничество; в 2% - изоляция. Только 22 % полных семей в российских мультипликационных фильмах демонстрируют сотрудничество в супружеской жизни. Расширенные семьи представлены в 11% мультфильмов, что соотносится с распределением семейных ролей, где прослеживается, что упоминание родственных связей в структуре семьи, состоящей из родителей и детей, значительно превосходит упоминание родственных связей в расширенной семье. Четверть всех семей, представленных в современных российских мультипликационных фильмах,- это брачная пара без детей, где семейные ситуации строятся вокруг взаимоотношений молодой пары, которая недавно вступила в брак. Семьи с детьми младшего школьного возраста (от 6 до 13 лет) представлены в 12% всех образов семьи и ориентированы на возрастную категорию младших школьников. В 49% семей показан единственный ребенок, в 32% семей дети отсутствуют. В семьях с детьми выявлено преобладание определенного стиля воспитания в семьях с детьми младшего школьного возраста от 6 до 12 лет, в которых доминирует демократический стиль воспитания, и в семьях с детьми-подростками, в которых преобладает авторитарный стиль воспитания. Основная часть современных российских мультипликационных фильмов позиционируют себя как семейные, которые рассчитаны на заинтересованное восприятие одновременно различными возрастными группами. Необходимым условием для признания данной медиапродукции семейной является отсутствие в ней материалов, которые будут сочтены неподходящими для детей. Анализ репрезентации семьи в мультипликации позволил выявить типичный образ семьи в современных российских мультфильмах, который представлен как полная нуклеарная родительская семья (в которой взаимоотношения между супругами характеризуются как внешне благополучные, однако на самом деле в такой семье отсутствует реальная помощь и взаимовыручка) с единственным ребенком-подростком, воспитывающимся в авторитарном стиле. Обсуждение Изучением роли и влияния мультипликационных фильмов на детей занимались Т. З. Адамьянц, Е. В. Ермизина, А. Г. Когатько, Е. А. Медведева, В. С. Собкин, М. В. Соколова, А. В. Шариков, Ю. В. Айгистова, однако подходы и методы в таких исследованиях строились на опросе родителей или экспертов в области психолого-педагогического знания, выявлении их предпочтений и мнений относительно мультипликационного контента. В данном исследовании авторами предпринята попытка объективного анализа мультипликационного контента с точки зрения его непосредственного наполнения, который позволил выявить существенную разницу между проведенными исследованиями других авторов и данного авторского коллектива. Так, по данным исследования, проведенного авторами, только 54% семей в современных российских мультипликационных фильмах, которые вышли в прокат после 1992 г., представлены полными. По данным других исследований семьи, в фильмах и сериалах показатель неполных семей значительно ниже. Например, в исследовании российской кинопродукции, проведенном А. И. Антоновым и О. Л. Лебедь в 2012 г., только 25% показанных образов семей неполные, это, как правило, матери-одиночки или послеразводные семьи [13]. В мультипликационных фильмах российского происхождения 48% неполных семей состоят из детей и отцов-одиночек. По данным Всероссийской переписи населения, в РФ в 2010 г. процент полных семей составлял 69,4, а неполных - 21,0. Таким образом, в мультипликационных фильмах значительно искажен реальный показатель существующей ситуации в России. Заключение Авторами проведено исследование современных российских мультипликационных фильмов с точки зрения их влияния на социальное здоровье семьи, которое формируется на основе системы семейных ценностей. С помощью разработанной авторами карточки наблюдения для контент-анализа были проанализированы мультипликационные фильмы, вышедшие в прокат с 1992 по 2020 г. во всех видах дистрибуции, общим объемом 6500 мин. Нами были получены данные о распределении типов семьи, представленных в мультфильмах: образ родительской семьи встречается чаще, чем образ прокреационной. В полных семьях модели супружеского поведения распределены в 39% образах семьи как псевдосотрудничество. Образ расширенной семьи представлен лишь в 11% мультфильмов, почти в половине всех семей показан единственный ребенок в семье, в 32% семей дети вообще отсутствуют. Результаты исследования отражают уменьшение степени единения семейных поколений, нивелирование ценности брака, ухудшение имиджа семейно-детного образа жизни, что негативно влияет на формирование социального здоровья современной российской семьи. Исследование финансировалось Российским фондом фундаментальных исследований, проект № 19-311-90036. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

T. V. Leontyeva

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Russian State Social University” of Minobrnauka of Russia

Email: taechka_2511@mail.ru

I. V. Dolgorukova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Russian State Social University” of Minobrnauka of Russia


References

  1. Гафиатулина Н. Х. Проблемы формирования социального здоровья российской молодежи в условиях демографического кризиса общества. Национальное здоровье. 2015;(1):62-71.
  2. Комарова А. Н. Социокультурные факторы формирования социального здоровья. Вестник Тамбовского университета. Серия Общественные науки. 2017;3(11):64-8.
  3. Рыбак Е. В., Слепцова Н. Г., Федулова А. Б., Цихончик Н. В. Молодая семья в современном обществе. М.; 2016. C. 34-5.
  4. Торохтий В. С., Прохорова О. Г. Психологическое здоровье семьи. СПб.; 2008. 160 c.
  5. Килимова Л. В. Ценности как конструктивная основа социокультурных практик личности в условиях модернизации социума. Известия Юго-Западного государственного университета. 2012;5-2(44):256-61.
  6. Шариков А. В., Айгистова Ю. В. Место анимации в жизни младших дошкольников. Культурно-историческая психология. 2014;10(4):72-9.
  7. Адамьянц Т. З. Дети в современной социокультурной среде. Россия реформирующаяся. 2009;(8):404-17.
  8. Ермизина Е. В. Социальная диагностика в регулировании социально ответственной деятельности телевидения: на примере исследования телепродукции для детской аудитории. М.; 2010. 144 с.
  9. Медведева Е. А. Особенности телетрансляции мультипликационных фильмов, ориентированных на детей до школьного возраста. В сб.: Социология дошкольного воспитания: труды по социологии образования. Т. XI. Вып. XIX. М.: Центр социологии образования РАО; 2006. C. 65-71.
  10. Собкин В. С., Казначеева К. Н., Иванова А. И. Дошкольник у телеэкрана: мнение родителей. В сб.: Социология образования. Труды по социологии образования. Т. XIV. Вып. XXIV. М.: Центр социологии образования РАО; 2010. C. 83-97.
  11. Адиатуллин А. В., Альмухаметова Я. Р., Горская Т. В. Анимационное кино в России: воспроизводство и продвижение традиционных духовных ценностей. Аналитический отчет. М.; 2017. 223 с.
  12. Саримова Л. Потери медиаотрасли от пандемии коронавируса составят примерно 100 млрд рублей. Реальное время. Режим доступа: https://realnoevremya.ru/articles/172542-aleksey-volin-rasskazal-o-sudbe-smi-v-usloviyah-pandemii (дата обращения 03.10.2020).
  13. Полюса кинопроцесса: притяжение и отталкивание. М.; 2006. 440 с.

Statistics

Views

Abstract - 9

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies