PUBLIC MANAGEMENT DURING THE THREAT OF THE SPREAD OF COVID-19

Abstract


The article is devoted to the research of problems and tasks of state management under the conditions of threat of spread of coronavirus infection COVID-19 and consideration of approaches to optimization of processes in the system of state management. The social and economic risks of the pandemic are identified and the directions of anti-crisis measures are considered. Public administration is a system consisting of citizens, business structures and government employees. State authorities, while implementing the directions of public policy, must take into account the interests of all participants of the system, building the channels of interaction between them in the most effective way. The pandemic is a serious challenge to the state administration system of any country, the prevention of the consequences of which requires timely and effective measures to be taken. Under the conditions of the pandemic in Russia, as well as all over the world, the role of the state has significantly increased, both in terms of prevention of pandemic spread, and in the form of measures aimed at supporting citizens and businesses, the most affected spheres of the economy. The purpose of this work is to consider new approaches to optimize the processes in the system of public administration, caused by the need to revise the directions of state policy under the threat of the spread of COVID-19.

Full Text

Введение Пандемия является серьезным вызовом для системы государственного управления любой страны, для предотвращения последствий которой требуется принятие своевременных и эффективных мер. Поэтапная отмена противоэпидемиологических ограничений в 2020-2021 гг. осуществлялась в России на фоне низкой смертности, но в то же время сохраняющихся высокого уровня заболеваемости и протяженного во времени плато по COVID-19. В условиях пандемии в России, как и во всем мире, значительно возросла роль государства, как в плане локализации очагов и предотвращения распространения пандемии, так и в виде мер, направленных на поддержку граждан и предприятий, наиболее пострадавших сфер экономики. Возрастающая роль государственного регулирования экономических процессов вызывает и рост ожиданий граждан в отношении качества государственного управления в сложившейся кризисной ситуации. Период пандемии в мире еще не завершен, однако уже имеющийся опыт борьбы с распространением COVID-19 позволяет сделать некоторые предварительные выводы о качестве государственного управления в этот период в части его результативности, а также обоснованности государственного вмешательства [1]. Наряду с эффективным государственным управлением в России в начале 2020 г. причинами, позволившими снизить рост заболеваемости по сравнению с другими государствами, в этот период стали: оперативное закрытие границ страны и внедрение на территории регионов системы контроля передвижения граждан с использованием пропусков и QR-кодов, необходимых для выхода на улицу; слаженная работа санитарно-эпидемиологической службы; высокий профессионализм специалистов инфекционного профиля [2]. Цель настоящей работы заключается в рассмотрении новых подходов к оптимизации процессов в системе государственного управления, вызванных необходимостью пересмотра направлений государственной политики в условиях угрозы распространения COVID-19. Материалы и методы Для исследования проблем и задач, стоящих перед системой государственного управления в условиях угрозы распространения COVID-19, использованы работы Е. И. Добролюбовой, В. Н. Южакова и Г. С. Вечерского [1, 2], рассматривающих подходы к оптимизации процессов в системе государственного управления, данные мониторинга экономической ситуации в России и аналитических обзоров, подготовленных Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ [3]. Результаты Государственное вмешательство в период пандемии необходимо для предотвращения распространения инфекции, снижения уровня заболеваемости и поддержки граждан и предприятий, осуществляющих свою деятельность в сферах экономики, в первую очередь страдающих в период кризиса. Меры по предотвращению распространения COVID-19 объективно связаны с введением тех или иных ограничений. Однако, в той или иной мере, возникает вопрос об обоснованности таких мер и готовности граждан к их соблюдению. В целом, проводимые в период пандемии социологические опросы показали поддержку гражданами введенных ограничительных мер. Так, 63% опрошенных россиян считают введенные меры необходимыми и достаточными. Рассматривая отношение наших соотечественников к ограничительным мерам, можно отметить, что бóльшая часть опрошенных граждан (58%) выразили в целом положительное отношение к введенным ограничительным мерам, 13% - отрицательное. При этом оценка действий властных структур по введению ограничительных мер оказалась ниже: лишь 44% респондентов сочли действия федеральных и региональных властей оправданными и адекватными угрозе, 27% опрошенных оценили предпринятые действия как недостаточные в сложившихся обстоятельствах, а 22% - как слишком жесткие и избыточные [4]. Следует отметить, что оценка гражданами обоснованности и адекватности ограничительных мер существенно варьирует в зависимости от восприятия уровня риска, на минимизацию которого эти меры направлены. В частности, по данным опроса, поддержка ограничительных мер в отношении граждан, представляющих угрозу для распространения инфекции, оказалась высокой и достигла 88%. Однако и в отношении этой категории лиц некоторые принимаемые меры, такие как введение электронной системы контроля за соблюдением карантина «Социальный мониторинг», вызвали неоднозначную реакцию и оспаривались в судах. В контексте обоснованности государственных мер по борьбе с пандемией в России и зарубежных странах следует отметить две дискуссионные позиции, по которым принимаемые в разных странах меры существенно различаются. Первая позиция заключается в правильном соотношении ограничительных мер рекомендательного и предписывающего характера. Опыт прошедших месяцев свидетельствует, что меры обязательного характера (например, требования самоизоляции) легче контролируются и администрируются (в том числе с использованием систем электронных пропусков), однако не могут выдерживаться долго. Некоторые подобные меры (например, введение графика прогулок в Москве для разных домов) не всегда вызывают понимание среди населения - в том числе с точки зрения их полезности, и в этой связи могут игнорироваться. Рекомендательные меры по социальному дистанцированию не ограничивают права граждан, однако реализовать их сложнее. В то же время срок применения рекомендательных мер при правильном информировании граждан и установлении доверия к представителям власти может быть длительным. Сторонники второй позиции сталкиваются с известной дилеммой: можно ли пожертвовать защитой одной охраняемой законом ценности (в частности, неприкосновенностью частной жизни и защитой персональных данных) в интересах повышения качества защиты другой охраняемой законом ценности - жизни и здоровья людей? Внимание к этой проблеме вызвано, в частности, активным использованием цифровых технологий слежения в целях противодействия распространению коронавируса. В России и в некоторых других странах цифровые приложения используются для контроля соблюдения карантина гражданами с ОРВИ и коронавирусной инфекцией вместе с заболевшими и членами их семей (система «Социальный мониторинг» в Москве), однако данные приложения не позволяют своевременно выявить и изолировать круг потенциально контактировавших с заболевшими людей. С учетом длительности инкубационного периода заболевания, а также длительности проведения тестирования (результаты анализов в некоторых случаях представляются через неделю) эффект от применения таких цифровых технологий для минимизации заражения других граждан ограничен. В таких условиях система «Социальный мониторинг» становится не столько средством локализации очагов заболевания, сколько основанием для наложения штрафов за нарушения, что снижает поддержку данной системы среди граждан. Безусловно, использование цифровых технологий для борьбы с распространением коронавирусной инфекции требует нахождения баланса между защитой персональных данных граждан, у которых выявлена инфекция, и обеспечением защиты жизни и здоровья остальных. Одним из ключевых моментов является прозрачная схема уничтожения собираемых персональных данных и их защиты от несанкционированного использования. При этом поддержка цифровых решений во многом зависит от результативности их применения и полезности таких систем как для самих заболевших (например, на основе интеграции систем мониторинга с телемедицинскими решениями), так и для граждан (в плане предотвращения дальнейшего распространения вируса). Обсуждение Угроза распространения COVID-19 обусловила серьезные изменения в привычной жизни людей, и, хотя пандемия еще полностью не побеждена, тем не менее уже на текущем этапе можно отметить некоторые важные результаты. Во-первых, в России отмечается относительно более низкая смертность от COVID-19 по сравнению с другими странами [3]. В ряду факторов, положительно повлиявших на российскую ситуацию со смертностью от коронавируса, традиционно отмечаются раннее обращение заболевших в медицинские организации и большой объем проводимого тестирования. Следует также отметить, что относительно низкие показатели смертности могут быть и результатом принятых мер по приоритетной защите населения из групп риска (граждан, имеющих хронические заболевания, и граждан в возрасте 65 лет и старше). Предоставление таким гражданам больничных листов в самом начале эпидемии, материальное стимулирование их самоизоляции (в частности, в Москве и Московской области) оказали положительное влияние на уровень заболеваемости в старших возрастных группах и, соответственно, способствовали снижению смертности. Во-вторых, самоизоляция населения и принятие экстренных мер по развертыванию дополнительных мест в стационарах для больных коронавирусом позволили сгладить эффект пика эпидемии в большинстве регионов. Однако обратной стороной этого процесса стало «длинное плато» заболеваемости. Ключевой фактор, влияющий на длительность плато заболеваемости в России, - изменение географии заболеваемости. Следует отметить, что жизнь людей во всем мире уже не вернется к условиям, которые существовали до вспышки COVID-19, многие жизненные позиции изменились. В секторе государственного управления можно выделить следующие тенденции: •стремительный переход к цифровой экономике от бумажных документов и личного присутствия на совещаниях приведет к переводу в цифровой формат документооборота и дистанционному взаимодействию; •задачи экономического развития государства, ставящие своей целью достижение максимального экономического эффекта в международно-товарном обмене, уступят место протекционизму и локализации производственных связей с максимальной добавленной стоимостью на национальной территории. Стабильность и надежность цепочки поставок становится приоритетнее, чем эффективность отдельных частей; •возврат к основополагающим принципам ведения бизнеса в корпоративном секторе, обусловленный уязвимостью и ненадежностью в долгосрочной перспективе стартапов и компаний, чьи активы приобретены на кредитные средства. В коммерческом секторе растет понимание, что ликвидность товарных запасов важнее оптимизированных процессов; •трансформация структуры корпоративного бизнеса, вызванная расширением сферы информационных технологий и осознанием, что рабочие задачи можно решать совместными усилиями сотрудников, трудящихся удаленно в корпоративных сетях. Организационная структура компаний сократится за счет лишних управленческих уровней. Успех от деятельности компании будет зависеть от способности ее менеджеров быстро вырабатывать и реализовывать решения; •укрепление связи коммерческих организаций и государственных структур, совместное участие в крупных инвестиционных проектах, которые перестанут быть частным делом какой-то компании. Государство, выступающее в роли регулятора, определяющего правила, и как сторона, ожидающая от бизнеса общественного блага в виде создания рабочих мест, уплаты налоговых отчислений, защиты окружающей среды и социального развития территории, будет вовлечено в процесс проектирования и бизнес-планирования; •развитие системы государственной поддержки предприятий, внедрение новых форм предпринимательства и привлечение иностранных инвестиции на российские рынки. Заключение Проведенное исследование государственного управления в условиях угрозы распространения COVID-19 позволило сделать вывод, что в настоящее время пересматриваются подходы к оптимизации процессов в системе государственного управления. В период пандемии инструментом ограничения роста заболеваемости, особенно важным с учетом отмены противоэпидемиологических ограничительных мер, является расширение использования цифровых технологий для отслеживания контактов граждан, у которых обнаружена инфекция, сокращение личных контактов и переход на дистанционный режим работы. Источник финансирования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

V. N. Titov

N. A. Kosygin Russian State University (Technologies. Design. Art)

Email: yashiknash@list.ru

A. M. Korshunov

N. A. Kosygin Russian State University (Technologies. Design. Art)


References

  1. Добролюбова Е. И., Южаков В. Н. Эволюция государственного управления // Экономическая политика России. Турбулентное десятилетие 2008-2018. М.: Дело, 2020. С. 154-175.
  2. Вечерский Г. С. Задачи системы государственного управления в борьбе с пандемией в 2020 году // StudNet. 2021. Т. 4, № 1. С. 122.
  3. Мониторинг экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития / под ред. В. С. Гуревича и др. М.: РАНХиГС, 2020. 85 с.
  4. Маслов Д., Дмитриев М., Айвазян З. Отдельные аспекты трансформации государственного управления: процессы и качество: аналитический обзор. М.: РАНХиГС, 2018. 56 с.

Statistics

Views

Abstract - 15

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies