The evaluation of personnel progression in state medical organizations of the Irkutsk Oblast

Abstract


The medical personnel reallocation is the most important resource to ensure sustainable functioning and development of medical organizations and health care system as a whole. The purpose of the study was to assess reallocation of medical personnel of state medical organizations in the subject of the Russian Federation exemplified by the Irkutsk Oblast in 2015-2019. The study permitted to test approaches to application of methods for analysis of reallocation of medical personnel in respect of physicians. The results contribute to development of measures targeted to prevent and to reduce the medical personnel turnover and to increase efficiency of human resources management in health care.

Full Text

Введение Медицинские кадры - важнейший ресурс, обеспечивающий устойчивое функционирование и развитие медицинских организаций и отрасли в целом [1]. В настоящее время одной из проблем управления кадрами в сфере здравоохранения является формирование стабильного коллектива на уровне отдельно взятой медицинской организации [2]. Персонал любой организации характеризуется не только неоднородностью по составу, но и динамикой, поскольку находится в постоянном движении под воздействием приема и выбытия работников. Наряду с подготовкой медицинских кадров их движение является важнейшим фактором формирования кадрового потенциала любой отрасли [3]. В настоящее время работы, посвященные анализу движения кадров в здравоохранении, немногочисленны [4, 5]. Материалы и методы Целью исследования стала оценка движения врачебных кадров государственных медицинских организаций субъекта РФ на примере Иркутской области за период 2015-2019 гг. Данная оценка была выполнена в разрезе административно-территориальных образований области и основных врачебных специальностей. Анализ основан на расчете показателей, применяемых в различных отраслях экономики и в сфере здравоохранения [4-6]. Базой исследования стали все государственные медицинские организации, подведомственные Министерству здравоохранения Иркутской области, в связи с их наибольшей надежностью в качестве источника данных по рассматриваемой проблеме. Для сбора данных о движении медицинских кадров использовался специально разработанный статистический инструментарий, включающий статистические карты, предназначенные для сбора сведений о врачах. В карты вносилась информация о движении врачебных кадров за год, связанном с их приемом на работу и выбытием по разным причинам, в каждой из государственных медицинских организаций областного подчинения, расположенных на территории региона, за 2015-2019 гг. Общее число карт составило 648. Расчет показателей движения врачебных кадров осуществляли в отношении 27 административных муниципальных районов Иркутской области и 10 ее крупнейших городов. Данные по остальным 12 городам области учитывались в составе соответствующих муниципальных районов. Данные по остальным муниципальным районам области, где численность врачей минимальна из-за наличия на их территории крупных городов, учитывались в составе данных по соответствующим городам. Анализ официальных и литературных источников по проблеме позволил выбрать наиболее информативные из показателей движения кадров, применяемых в различных сферах, уточнить и систематизировать методику их расчета. Данные показатели могут быть рассчитаны в двух вариантах: в долях от целой единицы и в процентах. Учитывая относительно невысокий по сравнению с другими сферами уровень показателей движения кадров в системе здравоохранения, был использован второй вариант расчета. Данные показатели по своей сути являются показателями интенсивности (отношение явления к среде), в связи с чем правильнее интерпретировать их не как удельный вес, а как частоту изучаемого явления в расчете на 100 работников (применительно к врачебным кадрам - на 100 врачей). В данном исследовании использовались следующие показатели: -коэффициент оборота кадров по приему - отношение числа принятых за исследуемый период к среднесписочной численности персонала (СЧП); -коэффициент оборота кадров по выбытию - отношение числа выбывших к СЧП; -коэффициент общего оборота кадров - отношение числа принятых и выбывших к СЧП; -коэффициент постоянства кадрового состава - отношение количества проработавших весь отчетный период к их количеству на конец данного периода; -коэффициент замещения кадров - прирост (убыль) персонала в расчете на 100 работников (врачей), определяется либо на основе деления разности числа принятых и выбывших на СЧП, либо как разность коэффициентов оборота кадров по приему и выбытию; -коэффициент необходимого оборота - отношение числа уволенных по неизбежным и независящим от организации причинам к СЧП; -коэффициент текучести кадров - отношение числа выбывших по причинам текучести (по собственному желанию и уволенных за нарушение трудовой дисциплины) к СЧП. В дополнение к перечисленным показателям нами использовался показатель удельного веса случаев выбытия работников по причинам текучести среди всех случаев выбытия кадров, представляющий собой показатель экстенсивности (в % к итогу). Результаты исследования ps202103.4htm00103.jpg В табл. 1 представлены важнейшие показатели, характеризующие уровень развития кадрового потенциала областного сектора системы здравоохранения Иркутской области, наряду с показателями, характеризующими движение врачебных кадров региона за период 2015-2019 гг. Из табл. 1 видно, что в целом за 5 лет в регионе произошло увеличение показателей укомплектованности без учета совместительства врачами. Во многом данный процесс был обусловлен сокращением количества штатных должностей, происходившим на фоне увеличения количества физических лиц. Хотя сальдо движения врачебных кадров в течение всего периода исследования оставалось положительным, оно имело устойчивую тенденцию к снижению. Количество ежегодно принимаемых и выбывающих врачей за это время сокращалось, но число принятых специалистов - более существенно, чем выбывших. Первый из проанализированных в табл. 1 показателей движения кадров, коэффициент оборота по приему, характеризует интенсивность приема новых сотрудников. В течение всего изученного периода данный показатель сокращался. Коэффициент оборота кадров по выбытию имеет противоположный смысл, характеризуя частоту, с которой работники покидают организацию. Он также сокращался, но менее интенсивно, чем предыдущий показатель. Коэффициент общего оборота кадров, характеризующий общую интенсивность их движения, тоже имел отрицательную динамику. Коэффициент постоянства кадрового состава является обратным по отношению к общему обороту кадров, в связи с чем его динамика была положительной. Коэффициент замещения кадров является интегральным показателем, положительное значение которого свидетельствует о расширении штатов, в то время как отрицательное - об их сокращении. Хотя в течение всего рассматриваемого периода значение данного показателя у врачей оставалось положительным, он снижался с темпом убыли, достигшим за 5 лет почти 40%. Получить более полное представление о причинах выбытия сотрудников позволяют коэффициенты необходимого оборота и текучести кадров. Если первый из них характеризует интенсивность выбытия работников в связи с естественными и объективными причинами окончания трудовой деятельности, то второй характеризует интенсивность выбытия работников по субъективным причинам, представляя собой так называемый излишний оборот кадров. Именно текучесть кадров позволяет получить наибольшую информацию об эффективности кадровой политики, так как обусловлена управляемыми причинами. Для врачебных кадров Иркутской области в течение периода исследования было характерно сокращение необходимого оборота кадров на фоне возрастания их текучести, что привело к увеличению удельного веса текучести в общем выбытии кадров. В динамике за данный период текучесть врачебных кадров возросла более чем на 9%, при этом ее доля в общем выбытии увеличилась более чем на 10%. В табл. 2 представлены показатели движения врачебных кадров медицинских организаций регионального подчинения Иркутской области в разрезе отдельных муниципальных образований, усредненные за период 2015-2019 гг. Коэффициент оборота врачебных кадров по приему имел наиболее высокие значения на территории Кучугского, Боханского и Ольхонского районов, превышая 25 на 100 врачей, а наиболее низкие - на территории Тайшетского, Катангского районов, г. Черемхово и Черемховского района, будучи ниже 7 на 100 врачей. При среднеобластном значении данного показателя в 13,9 на 100 врачей существуют существенные различия между городскими и сельскими населенными пунктами (НП) области, достигающие 1,3 раза, при этом в городах уровень показателя был ниже. Коэффициент оборота врачебных кадров по выбытию в среднем за анализируемый период был максимальным в Качугском, Жигаловском, Нукутском и Куйтунском районах, имея значения более 20 на 100 врачей, минимальным - в Катангском, Баяндаевском и Тайшетском районах (менее 7 на 100 врачей). Показатель общего оборота врачебных кадров превышал 40 на 100 врачей на территории Боханского, Ольхонского и Братского районов и достиг рекордно высокого уровня (81,3 на 100 врачей) в Качугском районе. Самый низкий уровень показателя (менее 15 на 100) отмечен на территории Катангского, Тайшетского и Черемховского районов, г. Черемхово. Различия между муниципальными образованиями по уровню показателя достигли 8,9 раза. Если средний для городов области уровень показателя незначительно отличался от среднеобластного значения (был ниже на 3,4%), то в сельских НП он превышал среднеобластной уровень на 17%. Коэффициент постоянства кадрового состава врачей, являясь противоположностью предыдущего показателя, был наиболее высок на территории Катангского, Тайшетского, Черемховского районов и г. Черемхово, а ниже всего - в Качугском, Боханском и Ольхонском районах. В городах показатель был выше, чем в среднем по области (на 1,2%), в то время как в сельских районах - ниже на 6,1%. Коэффициент замещения врачебных кадров имел положительные значения на территории 23 муниципальных образований области, что свидетельствует о расширении штатов врачей их медицинских организаций. Наиболее выраженным в среднем за 5-летний период оно было в Качугском (более 20 на 100 врачей), Боханском и Нижнеудинском районах. На территории Бодайбинского района среднее за 5 лет значение показателя оказалось нулевым, т. е. количество физических лиц врачей не изменилось. В 13 муниципальных образованиях коэффициент был отрицательным, т. е. произошло сокращение количества врачей, наиболее выраженное (более 5 на 100 врачей) в Нукутском, Куйтунском, Балаганском районах области и особенно в Жигаловском районе (15 на 100 врачей). Отличия между городскими и сельскими территориями области по уровню данного показателя были наиболее выраженными из всех показателей движения врачебных кадров, при этом уровень показателя в сельских районах был выше в 2,6 раза. ps202103.4htm00105.jpg Показатель необходимого оборота врачебных кадров на территории муниципальных образований варьировал весьма существенно (более чем в 20 раз), принимая значения от 12,7 на 100 врачей в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе до 0,6 в Катангском районе, отличающемся в целом крайне низкой численностью врачей (11 врачей в 2019 г.). Текучесть врачебных кадров наиболее значительной была в Жигаловском, Качугском и Куйтунском районах (более 19 на 100 врачей), а минимальным ее показатель был на территории г. Свирска, Усть-Кутского, Мамско-Чуйского, Слюдянского и Тайшетского районов (менее 3 на 100 врачей). Таким образом, данный показатель весьма существенно (в 16 раз) различался в муниципальных образованиях. Следует отметить, что минимальный и максимальный удельный вес текучести врачебных кадров в структуре их общего выбытия различался между муниципальными образованиями в гораздо меньшей степени (в 4,5 раза). Наибольшим (более 85%) удельный вес текучести в общем выбытии был в Куйтунском, Осинском, Баяндаевском районах, г. Зима и Зиминском районе, наименьшим (менее 25%) - в Тайшетском, Киренском, Усть-Кутском районах, г. Свирск и г. Саянск. Удельный вес текучести в общем выбытии на территории городских и сельских НП фактически не различался (63,1 и 61,4% соответственно), хотя сам показатель текучести имел более выраженные различия (на 12%), имея меньший уровень, приближающийся к среднеобластному, в городах региона. Важную информацию о процессах движения медицинских кадров и обусловливающих их факторах позволил получить анализ соответствующих показателей в разрезе специальностей (табл. 3). Из данных табл. 3 видно, что усредненный за 5 лет коэффициент оборота врачебных кадров по приему был наиболее высок у участковых педиатров. Далее следуют терапевты стационаров и оториноларингологи. Хотя первые две специальности относятся к распространенным, а третья - типичная «узкая» специальность, показатель у всех трех превышает 20 на 100 врачей. Крайне низкое значение показателя (менее 0,4 на 100 врачей) отмечено у эндоскопистов, чуть выше (до 6 на 100 врачей) - у фтизиатров и акушеров-гинекологов. ps202103.4htm00107.jpg Сравнивая оборот кадров по выбытию с предыдущим показателем, можно отметить, что две из трех специальностей, вошедшие ранее в тройку лидеров, фигурируют и здесь. Это оториноларингологи и терапевты стационаров (выбытие более 16 на 100 врачей). Самое низкое выбытие имеет место у онкологов, врачей общей практики (семейных врачей) и детских хирургов (менее 7,5 на 100 врачей). Общий оборот кадров ожидаемо выше оказывается у оториноларингологов, терапевтов стационаров и участковых педиатров, к которым по уровню показателя также приближаются участковые терапевты (у всех выше 30 на 100 врачей). Наименьший общий оборот выявлен у эндоскопистов, онкологов и фтизиатров (менее 12 на 100 врачей). Обратный по отношению к предыдущему показателю коэффициент постоянства кадрового состава имеет противоположную структуру ранговых мест. Коэффициент замещения кадров является положительным (что свидетельствует об увеличении числа врачей - физических лиц) у представителей 21 специальности, с большим отрывом от прочих (почти 13 на 100 врачей) - у участковых педиатров, а также у терапевтов стационаров и психиатров (более 5 на 100 врачей). Отрицательные значения, свидетельствующие о сокращении количества врачей, отмечаются по 9 специальностям, при этом сильнее других за 5-летие сократилось количество эндоскопистов (почти 10 на 100 врачей), акушеров-гинекологов и фтизиатров (сокращение на 4,8 и 7,8 на 100 врачей соответственно), хотя снижения потребности в представителях данных специальностей в регионе не отмечается. Коэффициент необходимого оборота кадров был наибольшим (более 7 на 100 врачей) у оториноларингологов, офтальмологов и акушеров-гинекологов, наименьшим (менее 2 на 100 врачей) - у онкологов, врачей общей практики (семейных врачей) и детских хирургов. Наиболее высокая текучесть кадров имеет место у терапевтов (участковых и терапевтов стационаров), руководителей медицинских организаций и их заместителей, врачей-инфекционистов и оториноларингологов (более 9,5 на 100 врачей). Наименьшая текучесть кадров отмечена у врачей общей практики (семейных врачей), эндокринологов, детских хирургов, рентгенологов, психиатров (менее 5,7 на 100 врачей), у онкологов (3,8 на 100 врачей). Заключение Подводя итог оценке движения врачебных кадров на территории Иркутской области, можно сделать ряд выводов. Прежде всего расчет и интерпретация показателей движения медицинских, в частности врачебных кадров, доступны на основе информации, находящейся в распоряжении государственных медицинских организаций и вполне осуществимы на уровне органов управления здравоохранением субъектов РФ. Их реализация в режиме мониторинга способна предоставить ценную информацию не только для теоретического, но и для практического здравоохранения. Дополняя сведения о состоянии и тенденциях развития кадрового потенциала региональной системы здравоохранения, результаты анализа движения медицинских кадров способствуют разработке мероприятий, направленных на предупреждение и снижение их текучести, повышение эффективности управления человеческими ресурсами отрасли в целом. Использование вышеизложенных подходов применимо и при оценке движения кадров средних медицинских работников. Значительные перспективы также кроются в их совместной реализации с социологическими методами исследования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

S. V. Makarov

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Irkutsk State Medical University” of Minzdrav of Russia

Email: orgnursing@gmail.com

G. M. Gaydarov

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Irkutsk State Medical University” of Minzdrav of Russia


T. I. Alekseevskaya

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Irkutsk State Medical University” of Minzdrav of Russia


N. S. Apkhanova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Irkutsk State Medical University” of Minzdrav of Russia


N. Yu. Alekseeva

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Irkutsk State Medical University” of Minzdrav of Russia


References

  1. Щепин В. О. Обеспеченность населения Российской Федерации основным кадровым ресурсом государственной системы здравоохранения. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2013;(6):24-8.
  2. Целютина Т. В., Литвин Ю. П. Исследование текучести кадров как необходимая составляющая эффективного управления текучестью кадров. Научный журнал Дискурс. 2019;1(27):183-94.
  3. Волкова И. А., Кондакова А. А. Формирование процесса управления текучестью кадров организации. Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2018;(5):141-52.
  4. Калиниченко А. В., Христенко Е. Л., Аверьянова Т. А., Концова Л. А. Основы анализа движения медицинских кадров. Бюллетень ННИИ общественного здоровья им. Н. А. Семашко. 2006;(3):60-1.
  5. Репринцева Е. В. Система материального стимулирования персонала как фактор снижения текучести кадров в медицинской организации. Региональный вестник. 2019;7(22):42-4.
  6. Одегов Ю. Г., Руденко Г. Г. Управление персоналом: учебник и практикум для вузов. 2-е изд. М.: Юрайт; 2020. 467 с.

Statistics

Views

Abstract - 22

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies