The international participation in organization of production of antibiotics in the USSR: “The penicillin project” of the United Nations Relief and Rehabilitation Administration (1946-1947)

Abstract


On the basis of declassified materials from the Russian State Archive of Economics and State Archive of the Russian Federation, for the first time, the history of the United Nations Relief and Rehabilitation Administration (UNRRA) project for the supply of penicillin factories in the post-war years to two republics of the USSR - Ukraine and Belarus is considered. It is shown that the project initially had political significance, since the demonstration of humane intentions served to strengthen the political authority of the United States. However, despite the declaration, the Anglo-American leadership of UNRRA approached the implementation of the project formally and hardly planned its completion. This was expressed in non-compliance with requirements for completeness of equipment, violation of delivery deadlines, constant attempts to reduce and contain them, in non-supplying adequate technical documentation and specialists for setting up production. The delay in the delivery time of equipment resulted in its rapid moral obsolescence. The modernization of partially supplied factories was impeded by embargo on the export of advanced industrial equipment from the United States having strategic importance. The incompleteness of the project contributed to further split in international relations.

Full Text

В советский период помощь Администрации помощи и восстановления Объединенных Наций (United Nations Relief and Rehabilitation Administration - UNRRA, ЮНРРА) послевоенному СССР, в том числе в сфере здравоохранения, замалчивалась. Сведения о поставках ею оборудования для пенициллиновой промышленности также отсутствуют в официальной истории страны. Такая установка была изначально: деятельность миссий ЮНРРА в двух республиках СССР, Украине и Белоруссии, не освещалась в советской прессе. Как обратная реакция в постсоветский период информация о ЮНРРА на сайтах СМИ этих двух ныне независимых государств, особенно Белоруссии, стала преподноситься в идеализированном виде, с оттенком патетики [1]. Более всего авторов привлекла история смерти секретаря миссии ЮНРРА в Минске Рут Уоллер [2, 3], сформировавшая у некоторых авторов убежденность в том, что это и послужило поставке пенициллинового завода в республику. Несмотря на то что первые зарубежные издания о ЮНРРА начали выходить уже в первые годы ее деятельности и носили пропагандистский характер [4-6], история проекта по поставке пенициллиновых заводов в ряд стран Европы не получила в них освещения. В наши дни тема эта заинтересовала лишь польского исследователя С. Лотыша [7]. В своей работе о поставке завода в Польшу он подчеркивает отсутствие целенаправленного изучения этого проекта ЮНРРА западными учеными, а также отмечает, что «история поставки заводов ЮНРРА в Беларусь и Украину практически отсутствует в советской и постсоветской историографии, которая вместо этого приписывает развитие производства пенициллина в этих странах местным ученым» [7, с. 72]. И здесь с автором невозможно не согласиться. Даже у современных авторов, как отечественных [8-10], так и зарубежных [11], мы не найдем об этом ни строчки. Лишь с открытием доступа к прежде секретным документам Российского государственного архива экономики (РГАЭ) и Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) появилась возможность познакомиться с деятельностью миссий ЮНРРА на территории СССР. Первое, на что было обращено внимание, - непростые взаимоотношения ЮНРРА и СССР. Именно это стало предметом исследования В. В. Соколова [12]. Давая общую картину деятельности ЮНРРА, автор тем не менее упомянул о поставках оборудования для пенициллиновых заводов в УССР и БССР и подготовке специалистов для их обслуживания. То обстоятельство, что при работе с архивными материалами он не прошел мимо этих фактов, говорит об особом отношении ЮНРРА к данному проекту. На этом список работ по проблеме исчерпывается. Можно отметить, что в более ранних публикациях пишущего эти строки имеется упоминание о поставках заводов ЮНРРА [13, 14], но на тот момент автор не располагал всем массивом информации и ошибочно считал проект завершенным. Однако прицельное изучение рассекреченных документов позволяет нам сегодня подробно рассмотреть этот аспект деятельности ЮНРРА, устранить существенный пробел в отечественной истории и опровергнуть очередные мифы. ЮНРРА была создана в ноябре 1943 г. по соглашению, подписанному 44 странами, включая СССР, для оказания помощи странам - жертвам войны. Ее руководящим органом являлся Совет из представителей всех стран-членов, в промежутках между его сессиями решающие права принадлежали Центральному комитету, включавшему первоначально представителей СССР, США, Англии и Китая, а позднее еще и Франции, Канады, Бразилии, Югославии и Австралии. Исполнительным органом был постоянный аппарат ЮНРРА во главе с избираемым Генеральным директором 59. Этот пост последовательно занимали: бывший губернатор штата Нью-Йорк Х. Г. Леман, мэр Нью-Йорка Ф. Х. Ла Гардиа и генерал-майор Л. У. Рукс. В страны, получающие помощь, направлялись миссии ЮНРРА, официальной задачей которых было координирование закупок, поставок и контроль распределения. Фонды организации формировались из взносов государств-членов, территория которых не подвергалась нападению врага. Размер взносов с осени 1945 г. составлял 2% от национального дохода страны-участницы. Созданный фонд насчитывал около 3,7 млрд долларов, 72% составляли средства США, 28% приходились на Англию, Канаду, Бразилию и Австралию. СССР в этот фонд ничего не вносил, кроме взноса на административные расходы в размере 10% общей суммы этих расходов 60. При этом СССР, как наиболее пострадавшая страна и держава-победительница, занял прочные позиции в руководстве организации: обеспечил себе два поста заместителя директора ЮНРРА, один - с пребыванием в Вашингтоне (М. А. Меньшиков), другой - с пребыванием в Лондоне (Н. И. Феонов); поставил советских представителей во главе миссий ЮНРРА в Югославии и Чехословакии; имел постоянное представительство в основных комитетах: снабжения, финансовом, Европейском 61. Все это позволяло оказывать серьезное влияние на деятельность аппарата Администрации и стало откровенно раздражать основных финансистов ЮНРРА после окончания войны, когда геополитические интересы бывших союзников вступили в явное противоречие. Очевидно, результатом этого и явилось принятие компромиссного решения об оказании помощи СССР. Согласно документам, в первоначальные планы СССР входило получение безвозмездной международной помощи от ЮНРРА в объеме 700 млн долларов США. Однако, как писал Н. И. Феонов, «при неофициальных переговорах американцы и англичане заявили в категорической форме, что они будут возражать против такого требования. Идти на открытый конфликт было бы ошибочным, так как мы рисковали не получить ничего». Дело в том, что Администрация перед принятием решения имела право потребовать сведения об экономическом потенциале страны, а также вмешиваться в вопросы распределения снабжения внутри страны. «Если бы даже мы согласились предоставить все эти сведения (что исключалось), Администрация могла бы наши данные оспаривать и, затянув дело, фактически лишить нас возможности получать от ЮНРРА снабжение, как это было сделано, например, в отношении Кореи. Поэтому т. Сергеев, который вел переговоры… вынужден был добиваться, с санкции Правительства, компромиссного соглашения» 62. Состояло оно в следующем: в августе 1945 г. первоначальная заявка была отозвана, зато Украинская ССР и Белорусская ССР, ставшие самостоятельными членами ООН, подали заявки (утвержденные тем не менее Наркомвнешторгом СССР) на получение безвозмездной помощи на общую сумму 250 млн долларов с поставкой в течение года 63. США и Великобритания согласились предоставить эту помощь без требования данных об общеэкономическом положении страны. 16 декабря 1945 г. было заключено соглашение, на долю Украины приходилось 189 млн долларов, а Белоруссии - 61 млн долларов 64 (отметим, что Польше, например, выделили 481 млн долларов, а Китаю - 529 млн долларов), период размещения заказов на поставки был очень сжатым (до 1 июля 1946 г.). Анализ первоначальной заявки СССР в ЮНРРА от 28 июля 1945 г. показал, что получение пенициллинового оборудования изначально входило в планы СССР, именно оно составляло часть списка затребованного медицинского снабжения, а именно: суперцентрифуги Шарплес, аппараты для сушки бактерийных препаратов типа Флосдорфа, фильтры Зейтца 65. Датированное тем же 28 июля 1945 г. письмо председателя Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР С. Колесникова А. И. Микояну говорит о том, что параллельно СССР вел переговоры о поставке пенициллинового завода с американской благотворительной организацией Russian War Relief 66. Но последующее развитие событий, исключив одни возможности, предоставило другие. И появление у ЮНРРА намерения поставить в страны Восточной Европы, а также в советские республики пенициллиновые заводы, несомненно, было связано с действиями советских сотрудников. Программа ЮНРРА по поставке пенициллиновых заводов, объявленная на пресс-конференции в Вашингтоне 11 января 1946 г. [15], не являлась инициативой самой Администрации. Как пишет С. Лотыш, этому предшествовало обращение чешской стороны в ЮНРРА весной 1945 г. с соответствующей просьбой [7, с. 73]. Однако следует учесть, что главой миссии ЮНРРА в Чехословакии являлся советский представитель Петр Алексеев, без участия которого, конечно, не обошлось решение этого вопроса. В результате в «пенициллиновый проект» ЮНРРА были включены в основном страны «советского блока». Он предусматривал открытие шести одинаковых заводов в Чехословакии, Польше, Югославии, Украине, Белоруссии и Италии путем доставки комплектного оборудования, технической документации, штаммов пенициллина для выращивания культур и даже сырья для первых месяцев работы. Запустить заводы планировалось к концу декабря 1946 г. Главным исполнителем заказов на оборудование была определена Канада, часть оборудования предстояло заказывать в США. Канадской лаборатории Коннаут (Connaught) в Торонто было поручено обучить стипендиатов из стран-участниц ЮНРРА для работы на заводах. Этот широкий и гуманный жест со стороны США, главного финансиста ЮНРРА, разумеется, не был бескорыстным. Он позволял поднять международный авторитет, заплатив за это не слишком большую цену, поскольку жертвуемое оборудование уже было устаревшим для Америки. Однако для СССР этот проект представлял интерес, что было отражено в Постановлении Совета Министров СССР от 29 мая 1946 г. № 1134-466с «Об увеличении производства пенициллина для нужд здравоохранения», которое, в частности, предписывало Минвнешторгу СССР «Принять меры к получению через ЮНРРА и доставке в 1946 году в Украинскую и Белорусскую ССР комплектного оборудования 2-х пенициллиновых заводов мощностью по 16 млрд окс. ед. в месяц» 67. Невысокая мощность заводов и небольшая стоимость (порядка 300 тыс. долларов) свидетельствуют о том, что они были оснащены не самым передовым оборудованием. В США в 1945 г. были пущены заводы, оснащенные суперэкстракторами Подбельняка, дававшие 80 млрд окс. ед. пенициллина в месяц, и не аморфного и желтого, а белого кристаллического. И приобретение в США одного такого завода стоимостью 2 млн долларов через Минвнешторг СССР за наличный расчет также предусматривалось указанным выше постановлением 68. В силу введения США эмбарго на вывоз промышленного оборудования, имевшего, как утверждалось, оборонно-стратегическое значение, приобрести такой завод не удалось. Но поставка «пенициллиновых фабрик» в братские республики, безусловно, представляла интерес, так как они были бесплатными, значительно более совершенными и мощными, чем любое из производств, пущенных к этому времени в СССР, а самое главное - их поставка позволяла получить готовую линию производства и приобщиться к западному ноу-хау - технологии глубинного брожения. А о том, что эта технология была еще не освоена и специалистов в СССР, способных быстро вникнуть в суть дела, не было, свидетельствует письмо начальника Управления по поставкам ЮНРРА при Совмине БССР И. М. Былинского заместителю министра внешней торговли СССР М. А. Меньшикову от 24 декабря 1946 г., где он обеспокоенно пишет: «В счет поставок ЮНРРА в Белорусскую ССР должен быть завезен в 1-м квартале 1947 г. пенициллиновый завод. В целях ускорения монтажа завода и обучения персонала, нами был поставлен вопрос перед Миссией ЮНРРА в Минске о возможности присылки в БССР из США одного специалиста по производству пенициллина… которого в настоящее время подыскивают» 69. Однако анализ документов показал, что поставка заводов не только не была произведена в намеченное время, но и в течение всего 1947 г. осуществлялась с огромными трудностями. Объективной (и охотно используемой ЮНРРА) причиной были масштабные забастовки рабочих в США. Однако для реализации программ поставок был создан ряд дополнительных препятствий, что определялось причинами не только политического, но и экономического порядка. Поскольку поставки для Европы предполагались лишь до конца 1946 г., США, несшие основное бремя расходов, прилагали усилия, чтобы затянуть их реализацию и оставить значительную сумму из американского взноса неиспользованной на момент истечения этого срока. Для этого Госдепартаментом и Казначейством США, через которые проходили все заявки, были установлены длительные процедуры их проверки, непрерывных перерасчетов стоимости, установления резервов на цены и так далее. Однако это лишь подстегивало советских представителей, которые добились принятия резолюции № 101, предусматривающей, что в случаях, «когда отгрузки ЮНРРА задержаны… обстоятельствами вне контроля ЮНРРА, Администрация уполномачивается организовать такие закупки и отгрузки странам-получателям в Европе после конца 1946 г., как можно скорее после указанного срока» 70. Если бы не эта резолюция, то УССР и БССР лишились бы снабжения на 54 млн долларов, которое оставалось недопоставленным к 1 января 1947 г. Были пресечены попытки сократить программы поставок Украине и Белоруссии и вытребован приоритет для них. А чтобы впредь и вовсе лишить США стимула к сокращению поставок, советские сотрудники проявили еще большую изобретательность: добились резолюции о передаче всех неиспользованных средств ЮНРРА в Международный детский фонд. Поскольку такие решения принимались на открытых сессиях Совета ЮНРРА, у США не оставалось выбора. Тем не менее в январе 1947 г. Казначейство США прекратило размещение новых заказов, мотивируя тем, «что иначе они не управятся в срок с прекращением операций ЮНРРА» 71. На момент написания Н. И. Феоновым рапорта (14 мая 1947 г.) ни одной из республик комплектного заводского оборудования получено не было, а рапортующий указывал на все еще продолжающиеся поставки его частей. И, несмотря на якобы предоставляемый республикам СССР приоритет, все «приходилось выколачивать от ЮНРРА только путем непрерывного нажима» 72. Можно было бы допустить, что Н. И. Феонов целенаправленно сгущал краски с целью преувеличения заслуг советских сотрудников. Но анализ всего комплекса документов, в том числе переписки главы миссии ЮНРРА в БССР Теодора Уоллера с И. М. Былинским и штаб-квартирой в Вашингтоне, подтверждает правдивость этого рапорта. Так, несмотря на договоренность о том, что оборудование заводов должно быть «прислано комплектным в целях скорейшего пуска заводов в ход» 73, поставлялось оно разрозненно, небольшими партиями и крайне медленно. Поставки в БССР отдельных частей для завода начались не ранее декабря 1946 г.! Это были отправленные из Нью-Йорка судном «Америкэн Виктори» 13 декабря два ящика с пенициллиновым оборудованием весом 74 фунта (обозначены как «установочная машина для пенициллинового оборудования») 74 и 23 декабря пароходом «Кросби С. Нойс» ящик с ротометрами 75. И в дальнейшем очень дозированно, с большими перерывами разрозненное оборудование поступало в порт Одессы. А уже в начале 1947 г., как следует из обращений Т. Уоллера к И. М. Былинскому, действительно возникла реальная угроза расторжения контрактов и полного прекращения поставок. Поскольку в аналогичной ситуации оказались почти все получающие оборудование страны, в апреле 1947 г. в Риме было созвано совещание глав миссий ЮНРРА в этих странах, на котором всплыли и другие проблемы. Как сообщал П. Алексеев М. А. Меньшикову, «оказалось, что некоторые части оборудования, в том числе и такие существенные, как холодильные установки, рефрижераторы, некоторые химикалии, еще не закуплены и не ясна перспектива закупок… было высказано пожелание, чтобы Вашингтон как можно скорее выяснил перспективы поставок и сообщил миссиям, что же в конце концов будет закуплено и на поставку каких предметов нельзя рассчитывать». Показательно и то, что «ЮНРРА разослало… чертежи, которые уже устарели и что рассылаемое сейчас оборудование уже не соответствует этим чертежам» 76. Налицо был формальный подход руководства ЮНРРА к реализации проекта, как и желание США постоянно давать странам повод ощущать свое превосходство и степень зависимости от своей воли. Такая ситуация способствовала тому, что отношения ЮНРРА и советского руководства совсем охладели. Если прежний Генеральный директор ЮНРРА Ф. Ла Гардиа, побывав в августе 1946 г. в СССР вместе с сыном, был личным гостем Сталина 77, то последний директор генерал Л. Рукс во время визита в Москву 29 апреля 1947 г. в связи с предстоящим прекращением работы ЮНРРА не удостоился такой чести и имел беседу с А. И. Микояном. На вопрос о дальнейшей судьбе поставок машинного и пенициллинового оборудования генерал Рукс с уверенностью заявил, что «части машинного оборудования… сейчас приобретаются и в скором времени будут поставлены», а в отношении пенициллиновых заводов уклончиво ответил, что «хотя он не может быть уверен в поставке этого оборудования, но со стороны Администрации будет сделано все возможное для того, чтобы осуществить эту поставку» 78. Но на проходившем 16-19 мая 1947 г. в Праге новом совещании, где состоялась встреча с консультантом из Канады В. Х. Хендершоттом, присутствие которого Администрация обеспечила «лишь на время совещания только после обширных переговоров и поисков» 79, всплыли проблемы еще серьезнее. Обнаружилась необходимость закупки дополнительного оборудования, причем такого, без которого «производство пенициллина может подвергнуться серьезной опасности, если вообще не станет невозможным» 80. Список этого оборудования был подготовлен консультантом. В свою очередь, чехословацкая сторона, являвшаяся организатором совещания, обещала предоставить всем участникам материалы совещания, в том числе «пересмотренные чертежи расстановки оборудования» 81. Однако до завершения работы миссий ЮНРРА в Украине (2 июля 1947 г.) и Белоруссии (30 июня 1947 г.) оборудование полностью так и не поступило. За месяц до отъезда глава белорусской миссии Т. Уоллер сообщал И. М. Былинскому, что «Имеются сертификаты на отгрузку около 81% общей стоимости в долларах пенициллинового оборудования и программного материала. Около 27% общей стоимости отправлено. Та часть, на которую сертификаты на отгрузку были получены, но которая еще не была отправлена, должна быть отгружена в течение следующих 4 недель» 82. Однако, как демонстрируют сводки, после отбытия миссий поставки затормозились совсем: за 4 месяца после отъезда миссионеров - с 1 июля по 1 октября 1947 г. - в УССР отправили пенициллинового оборудования всего лишь на 4 тыс. долларов, а в БССР - на 9 тыс. долларов 83. Характерно, что при целенаправленном сдерживании руководством ЮНРРА реализации проекта сотрудники миссий, видевшие лично ситуацию в разрушенных войной республиках, относились к проекту очень серьезно. Теодор Уоллер, овдовевший в августе 1946 г. в результате смерти от менингита супруги Рут, секретаря минской миссии, с особым сочувствием относился к медицинским нуждам Белоруссии. За 5 дней до отъезда миссии он писал в Вашингтон: «Пенициллиновое совещание… раскрыло необходимость дополнительных закупок… Миссия настаивает, чтобы были взяты средства из любого источника для немедленной закупки. Успешное завершение установления пенициллинового завода и производство потенциально остается величайшим единственным и долгодействующим вкладом ЮНРРА в восстановление здравоохранения в Белоруссии» 84. Проблематичным было получение не только оборудования, но и технической документации. Так, ситуация с ожидаемым приездом в Белоруссию специалиста доктора Вовка, снабженного «полным комплектом чертежей оборудования для производства пенициллина» 85, была весьма странной. Выехав из США 5 декабря 1946 г. 86, в Белоруссию он так и не прибыл, и ни в Минске, ни в Вашингтоне ничего не знали о его местонахождении. Т. Уоллер успокаивал Былинского: «Тем не менее сейчас достают чертежи и они будут пересланы вам воздушной почтой» 87. Очевидно, он рассчитывал на получение этой документации от чешских коллег, но они и сами не могли добиться новых чертежей, тратя месяцы на переписку со штаб-квартирой ЮНРРА в Вашингтоне [7, с. 74]. И в следующем, 1948 г., в советских республиках, как и в остальных странах, кроме Италии, пенициллиновые заводы не были пущены, так как оборудование не было поставлено в полном объеме. А полученное и простаивающее на глазах морально устаревало в связи со стремительным прогрессом в этой области. Создавалась уникальная возможность модернизации заводов без остановки производства. Но США сохраняли запрет на продажу суперэкстрактора Подбельняка, позволявшего давать 95% выход препарата, подчеркивая, что самостоятельное воспроизведение его защищено международным патентным правом. ВОЗ, на которую переложили задачу завершения проекта, была бессильна, и это стало поводом для выхода из нее стран социалистического лагеря в 1949-1950 гг. Таким образом, проект поставки пенициллиновых заводов ЮНРРА, представлявший для СССР большой практический интерес, для американского руководства был изначально проектом политическим, позволявшим явить послевоенному миру свой гуманизм и завоевать политическое лидерство. Но серьезного намерения осуществить его англо-американская команда Администрации помощи и восстановления не имела и пользовалась малейшей возможностью его затормозить и свернуть, а СССР получил значительный политический урок. Сложившаяся вокруг «пенициллинового проекта» ситуация не могла не повлечь соответствующей реакции с советской стороны, что неизбежно вело к обострению отношений с США. Однако данный вопрос требует отдельного рассмотрения. Исследование не имело спонсорской поддержки. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. V. Sherstneva

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: lena_scherstneva@mail.ru

References

  1. Воложинский В. Миссия ООН - ЮНРРА в Беларуси. Режим доступа: https://minsk-old-new.com/life/war1941-1945/missiya-oon-yunrra-v-belarusi
  2. Шахнович Т. Что стояло за гибелью американки Рут Уоллер, спасшей белорусских мальчишек в 1946 году? Режим доступа: https://www.kp.by/daily/27022.3/4083975/
  3. Смерть Рут Уоллер по версии «Военной газеты». Режим доступа: https://salidarnasc.livejournal.com/53607.html
  4. Fifty Facts about UNRRA. London; 1946.
  5. The Story of UNRRA. Washington; 1948.
  6. UNRRA. The History of the United Nations Relief and Rehabilitation Administration. New York; 1950.
  7. Lotysz S. ‘Lasting Memorial’ to the UNRRA? Implementation of the Penicillin Plant Programme in Poland, 1946-1949. J. Intern. Com. Hist. Technol. 2000;(2):70-91.
  8. Чибиляев Х. Ш., Северцев В. А., Чибиляев Т. Х. История развития фармацевтического производства в России. М.: Российская академия естествознания; 2006
  9. Данилова Е. А. История развития химико-фармацевтической промышленности. Иваново; 2013
  10. Сизенцев А. И., Мисетов И. А., Каримов И. Ф. Антибиотики и химиотерапевтические препараты. Оренбург: Оренбургский государственный университет; 2012.
  11. Conroy M. The Soviet Pharmaceutical Industry and Dispensing, 1945-1953’. Europe-Asia Studies. 2004;56(7):963-91.
  12. Соколов В. В. ЮНРРА и Советский Союз. 1943-1948 годы (по новым архивным материалам). Новая и новейшая история. 2011;(6):24-33.
  13. Шерстнева Е. В. Создание «советского пенициллина»: о чем молчали архивные документы. Ремедиум. 2019;(12):16-20. doi: 10.21518/1561-5936-2019-12-16-20
  14. Шерстнева Е. В. Организация промышленного производства пенициллина в СССР. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020;28(2):320-5. doi: 10.32687/0869-866X-2020-28-2-320-325
  15. Penicillin for European Countries’. California West. Med. 1946;64(2):110.

Statistics

Views

Abstract - 42

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Телефон: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies