MANAGEMENT ASPECTS OF PROFESSIONAL SAFETY OF MEDICAL PERSONNEL IN BUDGETARY HEALTH OF RUSSIA

Abstract


The study examines the issues of assessing the impact on occupational safety of public health workers of psycho-emotional factors associated with the provision of medical services and the socio-economic and industrial conditions of their work. As the analysis conducted by the authors on the basis of foreign sources showed, this problem is characteristic not only for Russia, but also for most medical institutions in other countries. It should be noted that these problems were especially aggravated during the coronavirus pandemic, when it was necessary to work in conditions of increased risk of infection, in excess of the established time norm, etc. Moreover, the tools to overcome professional burnout and improve occupational safety are providing medical institutions with the required personnel in sufficient quantities to solve the tasks, providing diagnostic and medical equipment, as well as protective equipment. It is very important that evidence-based labor standards are implemented, as they have not been reviewed in most cases since Soviet times. At the same time, ensuring decent work indicators, especially wages, is very important.

Full Text

Введение В условиях, когда участившиеся эпидемии и мероприятия по их преодолению требуют умения медицинского персонала работать в экстремальных условиях, вопросы организации трудовой деятельности работников системы здравоохранения и снижения профессиональных рисков, в том числе профессионального выгорания, выходят на передний план и становятся важнейшей составляющей государственной политики национальной безопасности страны. Это подтверждается и практикой работы медицинских учреждений во время эпидемии коронавируса в мире. В то же время вопросы охраны здоровья населения являются одними из важнейших в политике национальной безопасности страны. А решение их, несомненно, зависит от профессиональных и личностных качеств медицинских работников, организации и условий их труда. Как показывает анализ публикаций последних лет, одной из важнейших проблем является профессиональное выгорание работников здравоохранения, вызванное целым рядом причин, которые нуждаются в выявлении и ликвидации или уменьшении их воздействия на работников. Так, например, постоянно развиваются и совершенствуются оборудование и материалы, лечебные технологии, возрос объем документации, внедряются прогрессивные формы организации труда, происходит цифровизация как процессов лечения больных, так и организации здравоохранения, но нормы труда не пересматривались несколько десятков лет. В результате медицинскому персоналу приходится работать с большой интенсивностью. Например, в отделениях реанимации в российских больницах на одну медицинскую сестру приходится не менее трех тяжелых больных, которые требуют особого отношения и внимания к каждому, что обусловливает постоянный стресс на рабочем месте. В результате персонал может допустить ошибки, возникает возможность получения микротравм, формируется синдром «выгорания» персонала. Следовательно, можно говорить об ухудшении ситуации с профессиональной безопасностью медицинского персонала в бюджетной сфере. Цель исследования - проанализировать состояние профессиональной безопасности работников в бюджетном здравоохранении, выявить проблемы в сфере организации и управления на всех уровнях управления, а также разработать предложения по их преодолению Обзор литературы. Вопросам профессиональной безопасности, стрессов и профессионального выгорания медицинских работников были посвящены исследования российских ученых А. Л. Сафонова, Д. Н. Платыгина, А. А. Чуркиной [1], Л. М. Низовой, И. Г. Кислицыной, С. И. Ивановой [2], В. В. Попова, Ю. А. Дьякова, И. А. Новикова, отдельные аспекты этих проблем изучались Ю. В. Долженковой, Г. Г. Руденко, М. В. Полевой [3], Е. В. Камневой [4] и др. Среди зарубежных авторов хотелось бы отметить работы К. Маслач [5], Дж. Монте, М. Сантинелло, С. Стеуден и В. Окла [6] и других ученых. Материалы и методы Источниками информации при проведении исследования являются материалы Росстата: данные выборочных исследований в области труда и занятости, ежегодные статистическое сборники, материалы Международной организации труда. При проведении исследования использовались критический анализ научной и методической литературы, статистический и эмпирические методы, синтез, абстрагирование, системно-структурный подход. Результаты В качестве одной из причин, вызывающих стресс и профессиональное выгорание, можно назвать дефицит медицинских кадров (см. таблицу). Как видно из данных таблицы, численность врачей за указанный период изменялась неравномерно: то уменьшалась, то увеличивалась. ps2020s1.4htm00035.jpg При этом обеспеченность на 100 тыс. населения имела тенденцию с 2010 г. к уменьшению, но за 2017-2918 гг. она немного выросла составив 102% от уровня 2016 г. Хуже обстоят дела с обеспечением учреждений здравоохранения средним медицинским персоналом как в абсолютных, так и в относительных показателях. В первую очередь это относится к обеспечению персоналом в сельских районах и ряде регионов, где заработная плата ниже, чем в среднем по России. В 2019 г. в России не хватало 25 тыс. врачей и 130 тыс. сотрудников среднего медицинского персонала. Сильно улучшить ситуацию, по мнению специалистов, до сих пор не удалось. В результате оставшемуся персоналу приходится работать в несколько смен, принимая значительно большее число пациентов. Происходило сокращение и по отдельным специальностям врачей. Так, например, численность занятых в санитарно-эпидемиологической службе сократилась с 53,3 тыс. человек до 50,3 тыс. человек, т. е. примерно на 6% [3, с. 109]. Негативные последствия оптимизации численности этой категории медицинского персонала были видны во время коронавирусной пандемии в РФ: когда возник дефицит специалистов-эпидемиологов, пришлось в срочном порядке переучивать большое число врачей и средний медицинский персонал с другой специализацией. Таким образом, проводимые в последние годы реформы по оптимизации бюджетного здравоохранения, формальные подходы руководителей федеральных и региональных профильных министерств и ведомств при внедрении новой системы оплаты труда, которые не учитывали особенности содержания труда медицинских работников, а также без применения обоснованных норм труда персонала негативно сказались на профессиональной безопасности труда работников, усилению их нагрузки, в том числе психологической, связанной с повышенной ответственностью. В результате значительно возросло количество стрессов на рабочем месте, что приводит к ухудшению психологического здоровья и профессиональному выгоранию медицинского персонала. Неоднозначное влияние на профессиональную безопасность медицинских работников оказало принятие в 2013 г. Федерального закона «О специальной оценке условий труда», в соответствии которым оценку рабочих мест на наличие вредных и опасных условий труда осуществляет руководство вместе с независимыми экспертами/организациями. Результатом такого подхода стало увеличение допустимых норм воздействия на медицинский персонал вредных и опасных факторов. В то же время медицинские работники в РФ занимают одно из первых мест по заболеваемости. Следует обратить внимание на проблему высокого уровня смертности среди медицинских работников в возрасте до 50 лет, которая значительно выше, чем в среднем по стране. Наиболее подвержен профессиональным заболеваниям средний медицинский персонал. Это связано с недостаточной обеспеченностью медицинских учреждений необходимыми средствами защиты, использованием устаревших технологий и оборудования, не соответствующего современным требованиям охраны труда и техники безопасности. В связи с этим необходимо обеспечить в необходимом объеме медицинские учреждения устройствами, лечебно-диагностическим оборудованием, материалами и инструментарием, обеспечивающим безопасность условий труда. Обсуждение По мнению российских исследователей, на интенсификацию труда медицинских работников и последующее профессиональное выгорание оказывает негативное влияние целый ряд факторов [1-4]. Среди них отмечаются и отсутствие научно обоснованных норм, увеличившаяся бюрократизация лечебных процессов и рост объемов документации, которые необходимо заполнять во время осуществления медицинской деятельности. Следует отметить и недостаточную проработку вопросов, связанных с обучением и сертификацией медицинских специалистов. В настоящее время в России ввели непрерывное медицинское образование, но его организация и реализация вызывает много вопросов. Так, российское трудовое законодательство предусматривает, что работодатель имеет обязательства по обучению своих сотрудников, что предполагает выделение временных ресурсов для приобретения необходимых знаний, т. е. за счет рабочего времени. В действительности в большинстве случаев обучение приходится проводить в свободное время, так как большинство медицинских работников трудятся на 1,5-2 ставки. В результате возрастает психологическая нагрузка на работника, не остается времени на восстановление сил, что приводит к стрессам и профессиональному выгоранию. В зарубежных исследованиях к настоящему времени сложилось достаточно много теорий, описывающих феномен профессионального выгорания. Одной из самых популярных и широко признанных теорий является теория, созданная К. Маслач [5]. Согласно этой теории, профессиональное выгорание представляет собой трехмерный набор симптомов, который довольно часто встречается у людей, занятых в профессиях, связанных с работой в сфере услуг. Профессиональное выгорание характеризуется эмоциональным истощением, деперсонализацией и чувством низкой личной эффективности (деструкция профессиональных достижений) [4]. Согласно К. Маслач, этот синдром является психологическим ответом на хронический профессиональный стресс [5]. Эмоциональное истощение - это первая реакция на профессиональный стресс, вызванный неудовлетворительными условиями работы. Работник чувствует безнадежность, одиночество, раздражительность, напряжение, снижение эмпатии к клиентам. Деперсонализация - это способ справиться с эмоциональным истощением. В ней работники выражают негативные мысли, незаинтересованность, появляются негативные реакции, связанные с работой, контекстом, коллегами и клиентами. Они начинают избегать контактов с теми, кто требует их обслуживания и внимания. Деперсонализация характеризуется ощущением отчуждения от окружающих, присутствие которых часто неприятно и нежелательно [4]. Чувство низкой личной эффективности (деструкция профессиональных достижений) определяется потерей профессиональной уверенности в способности делать свою работу. У человека начинает снижаться профессиональная самооценка, появляются сомнения в собственном профессиональном потенциале [6]. Методика диагностики профессионального выгорания, разработанная К. Маслач для обследования сотрудников социальных служб, в настоящее время является наиболее широко применяемым инструментом для исследований в этой области, позволяющим определить уровень выраженности трех вышеупомянутых составляющих [9]. Джил Монте выделил четыре составляющих выгорания: энтузиазм по отношению к работе, эмоциональное истощение, леность и вина [6]. М. Сантинелло рассматривает следующие четыре аспекта выгорания: психофизическое истощение, ухудшение отношений, чувство профессионального отказа и разочарование [6]. С. Стеуден и В. Окла различают пять проявлений профессионального выгорания: снижение эмоционального контроля, потеря приверженности субъекта, снижение эффективности, ограниченные межличностные контакты и физическая усталость [6]. Как уже указывалось выше, во всем мире медицинские работники из-за характера своей профессиональной деятельности относятся к ряду профессиональных групп, значительно подверженных профессиональному выгоранию. Среди факторов выделяют плохое состояние системы здравоохранения в государстве: недостатки управления в системе здравоохранения, недостаточное количество персонала, низкая заработная плата, перегрузки и усталость врачей из-за длительного рабочего времени, недостатки в организации их деятельности, личностные особенности и т. п. [6]. Когда рабочая среда не является источником личностного и профессионального развития, она становится угрозой для личности и здоровья работника и может привести к профессиональному выгоранию и болезни [4]. Профессиональное выгорание может привести к снижению качества жизни врачей [6], появлению у них симптомов депрессии [6] или даже к суицидальному поведению [6]. У врачей с высоким уровнем профессионального выгорания снижается уровень сочувствия к пациентам, также это может быть связано со снижением эффективности работы, увеличением частоты медицинских ошибок и ухудшением результатов лечения пациентов [6]. Эти данные подтверждаются и российскими исследователями [1-4, 9]. Таким образом, проблема профессионального выгорания медицинских работников, определяемого как сложный многомерный конструкт, зависящий от многочисленных различных факторов, является актуальной в настоящее время, особенно в связи с распространением эпидемии COVID-2019, и заслуживает особого внимания со стороны общества, лидеров политики здравоохранения и самих врачей. Существует большое разнообразие возможностей профилактики и компенсации профессионального выгорания медицинских работников. В целом, они могут быть классифицированы в две основные категории: направленные на отдельных лиц и на организации в целом [10]. Технологии, ориентированные на врачей, могут включать когнитивно-поведенческую терапию, обучение навыкам общения, стратегии преодоления стресса, создание групп поддержки или улучшение возможностей для профессионального роста. Можно привести примеры организационно-ориентированных технологий: перепланирование, сокращение рабочей нагрузки, усиление институциональной поддержки, систематизация разделения труда и обязанностей. По мнению М. Панайоти и соавт., технологии, направленные на снижение профессионального выгорания у врачей, не приводят к значительному уменьшению выгорания [10]. Они отмечают, что организационно-ориентированные подходы могут быть несколько более эффективными, чем ориентированные на отдельного человека. Но, согласно исследованиям Колин П. Вест и соавт., как индивидуально-ориентированные, так и организационно-ориентированные подходы могут быть полезными, и авторы предложили комбинацию обеих тактик [10]. В 2017 г. ученые из клиники Мейо опубликовали свой опыт реализации организационных стратегий и отметили, что многие простые и доступные меры являются эффективными, но ключом к успеху являются правильное руководство и постоянное внимание к сотрудникам [6]. Заключение Проблемы профессиональной безопасности работников здравоохранения стали особенно актуальными во время коронавирусной пандемии, обозначив, что физическое и психологическое здоровье врачей, их безопасность становятся условием выживания населения и безопасности страны. При этом, как показывает анализ исследований российских и зарубежных специалистов, решение проблем профессионального выгорания врачей и создания благоприятных условий труда в первую очередь зависят от того, насколько они обеспечены всем необходимым для лечебной деятельности, как организован их труд. Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансовому университету. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

Yu. V. Dolzhenkova

Financial University under the Government of the Russian Federation, Department of Personnel Management and Psychology

Email: YVDolzhenkova@fa.ru

E. V. Kamneva

Financial University under the Government of the Russian Federation, Department of Personnel Management and Psychology


A. L. Safonov

Financial University under the Government of the Russian Federation, Department of Personnel Management and Psychology


S. Zappala

University of Bologna


References

  1. Сафонов А. Л., Платыгин Д. Н., Чуркина А. А. Актуальные вопросы внедрения механизма профилактики профессионального выгорания и стресса на рабочем месте в системе охраны труда и управления персоналом. Труд и социальные отношения. 2016;(6):163-92.
  2. Низова Л. М., Кислицына И. Г., Иванова С. И. Зона риска как фактор профессионального выгорания медицинских работников. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2018;26(3):137-40.
  3. Долженкова Ю. В., Полева М. В., Руденко Г. Г. Новая система оплаты труда в бюджетном здравоохранении. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(4):452-8.
  4. Kamneva E., Polevaya M., Popova A., Simonova M., Butyrin G. Job satisfaction and professional burnout of high school teachers. Int. J. Appl. Exerc. Physiol. 2019;8(2.1):751-5.
  5. Maslach C., Schaufeli W. B. Historical and Conceptual Development of Burnout. In: Schaufeli W. B., Maslach C., Marek T. (eds). Professional Burnout: Recent developments in theory and research. Washington, DC: Taylor & Francis; 2017.
  6. Zgliczyńska M., Zgliczyński S., Ciebiera M., Kosińska-Kaczyńska K. Occupational burnout syndrome in Polish physicians: A systematic review. Int J Environment Res Pub Health. 2019;16(24):5026.
  7. Статистическое измерение соответствия квалификации занятого населения выполняемой работе. Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/stat-izm.pdf (дата обращения 16.04.2020).
  8. Здравоохранение в России. 2019: Статистический сборник. М.: Росстат; 2019. 170 с.
  9. Pozharskaya E. L., Kamneva E. V., Mochalov E. V., Eldin M. A. Emotional burnout prevention in educators health protection. Theor Pract Phys Cult. Teoriya i Praktika Fizicheskoy Kultury. 2017;(9):17.
  10. Shanafelt T. D., Noseworthy J. H. Executive Leadership and Physician Well-being: Nine Organizational Strategies to Promote Engagement and Reduce Burnout. Mayo Clin. Proc. 2017;(92):129-46.

Statistics

Views

Abstract - 27

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies