Digital transformation of healthcare: a competency-based approach

Abstract


The article substantiates the relevance of the study of the essence, tools and mechanisms of digital transformation of the health sector. A comparative assessment of the current health care system in the cities of the world is presented, trends in the use of end-to-end technologies for improving the health care system in Russia are revealed. The development of the health sector in modern conditions is based on the introduction of new information and communication technologies, for the proactive use of which, it is necessary to increase the digital skills and awareness of health workers and the population. The national projects of the Russian Federation «Health care» and «Digital economy» speak about the need to implement design solutions for the formation of competence models of personnel in the conditions of global digitalization. The formation of the digital contour of the health sector should be based on a clear understanding of the competence profile, its inclusion in the innovative health care system and the preservation of human capital. The use of competence approach to the digital transformation of healthcare contributes to improving the adaptability of the existing system of health organization to the new technological order provides the possibility of introducing cross-cutting technologies in the processes of decision-making to improve the accessibility and quality of care.

Full Text

Введение Здравоохранение - один из крупнейших сегментов мирового рынка. В настоящее время его емкость оценивается в 3,7 млрд долларов США. Тренды, направленные на рост населения, увеличение продолжительности жизни, рост благосостояния, в странах с развивающейся экономикой формируют растущий спрос на услуги здравоохранения. Широкое внедрение цифровых технологий в свою очередь решает сразу несколько важных проблем, сдерживавших рост рынка: -информация о новых товарах и услугах, новых технологиях в области здравоохранения проще и быстрее доносится до потребителя; -информация о пациенте, его истории болезни становится более доступной для врачей. Это упрощает постановку диагноза, снижает риск ошибок, ускоряет обмен информацией между лечебными учреждениями; -мобильные цифровые технологии упрощают мониторинг здоровья, делают доступнее сложные носимые устройства, такие, например, как кардиомониторы; -применение цифровых технологий позволяет эффективнее, быстрее и дешевле разрабатывать новые препараты; -блокчейн-технологии снижают риски подделок медицинских и биологически активных препаратов. Медицинские организации уже переводят информацию в цифровой формат, автоматизируются бизнес-процессы, во всех субъектах создаются централизованные системы. Применение информационных технологий направлено в том числе и на повышение качества оказываемой медицинской помощи за счет новейших методов диагностики и лечения, систем интерпретации результатов медицинских исследований. Все это должно привести к сокращению числа врачебных ошибок, уменьшению времени на ожидание медицинской помощи, повышению эффективности лечения. В то же время определенная консервативность медицинской отрасли не всегда позволяет оперативно внедрять передовые инструменты и технологии. Законодательные барьеры зачастую преодолеваются с большим трудом, поскольку применение разного рода инноваций требует изменения огромного массива документов. Развитие научной мысли по вопросам цифровой трансформации сферы здравоохранения свидетельствует о росте актуальности проблем, связанных с повышением цифровых навыков и информированности медицинских работников и населения, которые обеспечат создание эффективной системы здравоохранения и формирование привлекательной и благоприятной для жизни и здоровья среды. В связи с цифровой глобализацией экономических систем, развитием сферы здравоохранения в России возникает много явлений, которые требуют исследований как фундаментального, так и прикладного характера. В настоящее время отсутствует четкое методическое обеспечение, раскрывающее компетентностный подход к реализации процессов цифровой трансформации здравоохранения на федеральном и региональном уровнях. Обзор литературы. Проблемам формирования цифровых компетенций, организации работы профессионального сообщества в целях развития информационных систем, внедрения инновационных технологий и сервисов в сферу здравоохранения уделяют много внимания как зарубежные, так и отечественные ученые. Исследованию процессов формирования новых технологических укладов, внедрения цифровых технологий в экономическую и социальную сферу посвящены работы многих ученых и профессиональных сообществ. Эксперты чаще всего рассматривают организационно-технические аспекты использования новых технологий, оценивают вероятность замещения ими человеческого труда: M. Vidas-Bubanja, E. Taylor, E. Brynjolfsson [9], D. Acemoglu [3], эксперты Boston Consulting Group, Центра компетенций цифровой трансформации сферы здравоохранения Минздрава России, Всемирной организации здравоохранения и др. Особый вклад в изучение компетентностного подхода и его трансформации в условиях цифровизации сферы здравоохранения внесли труды О. Н. Олейникова, В. И. Байденко, И. А. Зимней, Ю. Г. Татур, A. Villa Sanchez, M. Poblete Ruiz [5]. В данном контексте один из самых критичных прогнозов исследования смены парадигмы компетентностного подхода к процессам цифровой трансформации представили учeные Оксфордского университета C. Frey и M. Osborne [6]. Согласно их оценкам, в ближайшие 5-10 лет будет усиливаться разрыв между уровнем имеющихся цифровых навыков и возможностями сквозных технологий. При этом в имеющихся публикациях и научных разработках вопрос цифровой трансформации и его кадрового обеспечения рассматривается преимущественно в целом, в отдельных случаях с акцентом на бизнес-структуры, без изучения проблем формирования компетентностной модели цифровой экосистемы здравоохранения. В то же время цифровизация системы здравоохранения не означает уменьшение роли человеческих ресурсов: наоборот, возрастает значение фактора готовности работников к выполнению задач в новых условиях, т. е. уровень цифровых компетенций персонала во многом определяет успех цифровой трансформации. Цель исследования состоит в изучении проблем компетентностного интерфейса сферы здравоохранения в условиях цифровой трансформации и обосновании организационно-управленческих мероприятий по его развитию и эффективному использованию. Материал и методы Исследование опиралось на комплекс количественных и качественных методов, в том числе анализ кейсов, текстмайнинг. Для оценки состояния проблемного поля и определения трендов цифровой трансформации здравоохранения с позиций компетентностного подхода был проведен сематический анализ научных публикаций и отраслевой периодики. В дополнение к этому из открытых источников была собрана коллекция из более чем сотни кейсов, отражающих практику внедрения цифровых технологий в сферу здравоохранения. Кейсы рассматривались с точки зрения повышения качества оказываемых медицинских услуг, замещения функционала «классических» компетенций медицинского персонала, повышения цифровых навыков населения. В условиях, когда интернет и связанные с ним цифровые технологии получают глобальное распространение, актуальность исследования пространственных аспектов цифровизации экономики, особенно социальной сферы, значительно возрастает. Это обусловлено необходимостью решения вопроса по увеличению продолжительности жизни людей, где решающим фактором выступает развитие системы здравоохранения. Важнейшими глобальными трендами являются развитие более эффективных и экономически выгодных превентивных подходов к организации медицинской помощи и распространение компетентностных моделей здравоохранения, которые стимулируют медицинские организации и органы здравоохранения максимизировать соотношение между затратами на оказание медицинской помощи и полученными результатами. Актуальность цифровизации системы здравоохранения в странах мира подтверждают результаты сравнительной оценки системы охраны здоровья в городах и выявленные тенденции к внедрению инновационных технологий [4]. В таблице приведены показатели, характеризующие развитие медицинской помощи и эффективность мероприятий по охране здоровья в отдельных городах мира. Выборка обусловлена географической компонентой и уровнем социально-экономического развития страны - принадлежности территории [2]. Развитие и эффективность работы системы здравоохранения отдельной территории являются одними из ключевых факторов, определяющих состояние здоровья жителей и привлекательность населенного пункта для жизни в нем. В пятерку городов - лидеров по интегральному индексу сравнения городов в сфере организации медицинской помощи вошли Сидней, Нью-Йорк, Сингапур, Лондон и Москва. Важный фактор здорового образа жизни - медицинская грамотность населения. Лучшей практикой является прохождение жителями диагностических тестов раз в год для возможности раннего выявления хронических заболеваний. Городами-лидерами по данному показателю являются Шанхай, Сан-Паулу и Мехико. Мехико относится к числу лидеров во многом из-за обязательной диагностики для возможного раннего выявления хронических заболеваний у рабочих на крупных предприятиях, а также высокой доступности различных типов диагностики в аптеках. Лидерами по рождаемости являются Дели и Стамбул, где в семьях общепринято наличие одного ребенка и более, что выражается в положительном приросте населения. Москва при сравнении находится в середине рэнкинга. В европейских и развитых азиатских городах рождаемость ниже из-за высокой стоимости ухода за ребенком. ps2020s1.4htm00015.jpg Общие показатели смертности являются наиболее используемыми для сравнения систем здравоохранения. Москва на данный момент уступает городам-лидерам из числа наиболее развитых мегаполисов, но тем не менее демонстрирует высокую динамику снижения смертности в трудоспособном возрасте. Полученные результаты свидетельствуют о том, что современное здравоохранение переживает значительные изменения, связанные как с его возрастающей ролью в жизни населения, так и с широкомасштабным внедрением новых цифровых технологий и способов лечения, позволяющих создать условия для поддержания здоровой жизни, которые прежде были недоступны. В Российской Федерации вопросы формирования инновационной системы управления здравоохранением и сохранения человеческого капитала рассматриваются на самом высоком уровне. В настоящее время реализуются два национальных проекта «Здравоохранение» и «Цифровая экономика», согласно которым глобальными эффектами от перехода на цифровое здравоохранение должны стать: -смена парадигмы взаимодействия жителей с системой здравоохранения (приоритет электронных сервисов для пациентов, отказ от медицинских документов в бумажной форме); -глобальная доступность медицинской информации: переход на командную форму оказания медицинской помощи и кардинальные ее изменения (телемедицина и преемственность лечения); -переход к оперативному управлению системой здравоохранения на основе первичных данных. С 2019 г. на базе Центрального научно-исследовательского института организации информатизации здравоохранения начал свою работу Центр компетенций цифровой трансформации сферы здравоохранения, деятельность которого направлена на организационно-методическую и координационную поддержку реализации национальных проектов в области цифровизации системы здравоохранения. Формирование соответствующих компетенций, отвечающих потребностям цифровой трансформации здравоохранения в России, выступает в качестве основных задач программы «Цифровая экономика». Понятие «цифровые компетенции» - это продукт XXI в., когда ученые и практики стали задумываться о специфических знаниях, навыках и мироощущении, необходимых гражданину для выживания в цифровую эру. Одно из первых упоминаний данного термина встречается в рекомендациях комиссии Евросоюза, опубликованных в 2006 г., где выделено восемь ключевых компетенций, являющихся первостепенными для каждого человека в обществе, основанном на знании [1]. Среди этих компетенций была обозначена и цифровая компетенция, под которой понимается уверенное и разборчивое использование информационно-коммуникационных технологий в экосистеме. Результаты Применение компетентностного подхода в процессе цифровой трансформации сферы здравоохранения, на наш взгляд, требует выделить два блока цифровых компетенций (рис. 1). Понятие «компетенции» намного глубже, чем «знания, умения и навыки», они лежат в основе профессиональной деятельности и оказывают прямое влияние на ее успешность. Для оценки компетенций выделяют уровни ее развития и указанный уровень присваивают определенному работнику. Для того чтобы оценка компетенций благоприятно влияла на систему управления персоналом сферы здравоохранения, необходимо проводить анализ с точки зрения некоторых принципов (например, исчерпываемость, конкретность, современность и др.). Считаем, что компетентностный подход к цифровой трансформации сферы здравоохранения должен базироваться на таких основополагающих принципах, как пациентоцентричность, превентивность, датацентричность, ценностно-ориентированное здравоохранение. Компетенции чаще всего изучаются в рамках формирования так называемой модели компетенций. Модель компетенций отражает видение того, какая потребность в человеческих ресурсах появится в будущем и какие компетенции нуждаются в повышенном внимании со стороны руководства для осуществления своего развития; также модель компетенций помогает на долговременной основе планировать кадровые ресурсы и формировать кадровый резерв. Рассмотрим компоненты оценки компетентностного подхода в условиях цифровой трансформации. 1. Компетенция этического поведения. Знание, соблюдение профессиональных этических ценностей и нетерпимость к несоблюдению этих ценностей. Не развита: отличие ценностей от образовавшихся в организации, устанавливает свои правила, чрезмерный индивидуализм, может пренебречь размышлениями о собственных ценностях и не задумываться о впечатлении, которое он производит. Развита: придерживается эффективного и подходящего набора ценностей (для коллектива) как в худшие, так и в лучшие времена. Поступки соответствуют этим ценностям. Замечает содействие этим ценностям и отмечает несоответствие им. Чрезмерно присутствует: придерживает и отстаивает свои ценности или позицию, связанную с ними, когда это не уместно. Чувствителен к ситуациям проверки принципов. Может получить репутацию упрямого и неотзывчивого при отказе от компромисса. 2. Концепция креативности. Способность организовать свой труд, способности к творческой работе, самостоятельность. Не развита: ограниченность, замкнутость, расчетливость, консервативность и осторожность. Развита: предложение множества уникальных и новых идей. Способен найти связь между разобщенными представлениями. Репутация генератора идей при «мозговых штурмах». Чрезмерно присутствует: потеря времени при размышлении над второстепенной задачей. Не доведение идеи до воплощения. Неорганизованность и/или невнимательность к деталям. Индивидуализм или эгоистическое поведение при работе с коллективом. 3. Компетенция аналитической работы. Способность оценивать качество и полноту знаний, формирование базы знаний. Структуризация информации. Выявление нового знания путем научно-исследовательской деятельности. Применение этих самых знаний. Не развита: решение новых проблем старыми методами. Ограниченная квалификация. Настойчивость в принятие решения без достаточного обоснования. Сложная структуризация информации. Отсутствие желания выявления нового знания. Развита: способен найти связь между разобщенными представлениями. Тщательно оценивает сложность и продолжительность проектов. Разделяет рабочий процесс, ставит цели и задачи. Видит взаимосвязь различных элементов. Знает стратегию работы и тактики в своей сфере. Чрезмерно присутствует: неорганизованность и/или невнимательность к деталям. Заполнение пробелов выдуманными фактами. Излишнее усложнение действительности. 4. Организационные способности. Нахождение и принятие организационных управленческих решений. Не развита: неэффективная организация и использование ресурсов. Не умеет делегировать полномочия и стимулировать к труду. Неэффективная работа путем решения двух дел одновременно. Излишняя самоуверенность. Откладывание дел до последнего момента срока сдачи. Развита: оптимальная организация и использование ресурсов. Руководство различными видами деятельности для достижения цели. Структурирование информации для удобства пользования. Чрезмерно присутствует: не переносит беспорядка. Не допускает отклонения рабочего процесса от привычного процесса. Не воспринимает предложения и новую информацию. Не эффективен, если все пошло не по плану. 5. Компетенция принятия решений. Принятие решения с учетом нормативной и правовой базы. Не развита: без анализа ситуации принимает поспешные решения. Самоуверенность. Неспособность подобрать правильные методы и способы решения. Недальновидность и предрассудки. Уделяет слишком много времени работе над мелочами во избежание рисков. Работа над большим масштабным решением вместо нескольких маленьких. Развита: принятие удачных решений на основе анализа, знания и опыта, не задумываясь над продолжительностью выполнения. Большинство решений оказываются правильными и точными. Имеет авторитет человека, к которому можно обратиться за советом. Чрезмерно присутствует: неспособность слушать других из-за своих «всегда правильных решений», будто он никогда не ошибается. Неспособность идти на компромисс, упрямство. Для того чтобы отрасль здравоохранения перешла на новый этап развития, необходимо создать такую систему организаций, которые будут адаптировать свои бизнес-модели под потребности пациентов путем постоянного стремления к сотрудничеству, обеспечению совместимости систем и расширению возможностей пациентов [8]. Считаем, что практика оказания интегрированной медико-социальной помощи будет получать распространение при все большем числе заболеваний, что предполагает переход от разрозненных медицинских организаций к интегрированным медицинским сетям на базе цифровых платформ, объединяющим все звенья медицинской помощи, а также комплексные социальные услуги, включая долгосрочный уход. Инструментальные цифровые платформы предназначены для программных решений на основе сквозных технологий работы с данными, в инструментарий уже включены типовые функции и интерфейсы, которые позволяют осуществлять программно-аппаратные решения. Основной вид деятельности на базе платформы - программно-аппаратные решения. Результатом деятельности на цифровой платформе будет программное средство (продукт) для обработки информации и технологические операции обработки информации. Предлагаемое содержание функциональной модели цифровой системы здравоохранения на макроуровне приведено на рис. 2. Принципиальное отличие данной модели от существующих заключается не только в активном использовании цифровых технологий, но в первую очередь в синхронном освоении ключевых компетенций участниками системы с учетом новых возникающих задач и тенденций. В связи с этим особое значение приобретают «мягкие» компетенции, которые обеспечивают адаптивность медицинского персонала и населения к меняющимся технологиям. В настоящее время медицинские учреждения сформировали внутреннюю культуру, способствующую цифровым преобразованиям, а высшее руководство говорит об их важности и внедряет цифровизацию на всех уровнях организации, в том числе путем развития у персонала необходимых навыков для оптимального использования технологий. Благодаря появлению нового поколения приложений, которые успешно интегрируются в рабочие процессы, обеспечивая эффективное принятие клинических решений, врачи стали гораздо лучше относиться к системам электронных медицинских записей. Новые международные стандарты совместимости помогли минимизировать киберриски, даже несмотря на повсеместное распространение цифровых устройств медицинского назначения. Технология блокчейн позволила разработать доступное, комплексное, безопасное, совместимое хранилище медицинских данных. Доступ к интернету, включая быстрые и безопасные соединения Wi-Fi, получил широкое распространение, что позволяет знакомиться с медицинскими данными пациентов и проводить диагностику на местах по мере необходимости [7]. Практика предоставления дистанционных медицинских и мониторинговых услуг получает одобрение со стороны регулирующих органов и поддержку со стороны практикующих специалистов. Обсуждение Говоря о цифровой трансформации сферы здравоохранения в России, следует отметить, что достигнутые результаты в части повышения доступности, технологичности и качества предоставления медицинских услуг должны быть обеспечены преемственными примерами лучших зарубежных практик, которые позволят выйти на новый уровень владения цифровыми компетенциями медицинским персоналом и населением и перевести процесс взаимодействия в цифровой, «проактивный» и дистанционный режим. В целях развития цифрового здравоохранения, основанного на использовании больших данных, необходимо посредством внедрения цифровых технологий и цифровых платформ обеспечить переход к оперативному управлению на основе первичных данных, сокращение временных и финансовых затрат при предоставлении медицинских услуг. Заключение Цифровая трансформация сферы здравоохранения - неизбежный процесс, который получил активное распространение в связи с появлением новых цифровых технологий. Организационно-методические подходы к цифровизации данной сферы, формированию цифровых навыков должны носить стратегический характер, определять направления развития системы здравоохранения в национальном масштабе, ориентироваться на лучшие международные практики в данной сфере. Использование компетентностного подхода к цифровой трансформации сферы здравоохранения способствует повышению адаптивности существующей системы отношений к условиям нового технологического уклада, обеспечивает возможность внедрения сквозных технологий в процессы принятия управленческих решений для повышения их эффективности. Результаты исследования позволяют прогнозировать существенную качественную трансформацию набора компетенций, которые потребуются от медицинского персонала и населения после внедрения цифровых технологий. Целесообразно изучить влияние различных эффектов цифровизации на отдельных медицинских работников, а также оценить эффективность государственных инициатив по снижению рисков и реализации возможностей автоматизации профессиональной деятельности в сфере здравоохранения. Также предметом дальнейших исследований должно стать уточнение иерархической системы индикаторов, позволяющей дать оценку влияния процессов цифровизации на качество здравоохранения и медицинского обслуживания в долгосрочной перспективе. Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-310-90036. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

A. E. Belolipetskaya

Central Russian Institute of Management, Branch of RANEPA


T. A. Golovina

Central Russian Institute of Management, Branch of RANEPA

Email: golovina_t78@mail.ru

A. V. Polyanin

Central Russian Institute of Management, Branch of RANEPA


References

  1. Заикина Г. А. Роботизированные системы в медицине. Какими им быть? Вестник Российской академии наук. 2018;88(9):785-92.
  2. ЦМАКП (2018). Развитие цифровой экосистемы: прямые и косвенные эффекты для экономики. Доклад представлен на IV Санкт-Петербургском экономическом конгрессе «Форсайт Россия: новое индустриальное общество. Будущее» (СПЭК-2018). Режим доступа: http://www.forecast.ru/_ARCHIVE/Presentations/DBelousov/2018-03-31IT-ECO.pdf (дата обращения 08.05.2020).
  3. Acemoglu D., Restrepo P. The Wrong Kind of AI? Artificial Intelligence and the Future of Labor Demand. IZA Discussion Paper 12292. Bonn: Institute of Labor Economics; 2019.
  4. Brynjolfsson E., Mitchell T. What can machine learning do? Workforce implications. Science. 2017;358(6370):1530-4.
  5. Frey C. B., Osborne M. A. (2017) The future of employment: How susceptible are jobs to computerisation? Technol. Forecast. Soc. Change. 2017;114:254-80. Режим доступа: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0040162516302244 (дата обращения 08.11.2019).
  6. Gokhberg L., Kuzminov I., Bakhtin P., Tochilina E., Chulok A., Timofeev A., Lavrynenko A. Big-Data-Augmented Approach to Emerging Technologies Identification: Case of Agriculture and Food Sector. HSE Working Paper WP BRP 76/STI/2017. Moscow: HSE; 2017.
  7. Hornick J. 3D Printing in Healthcare. J. 3D Print. Med. 2016;1(1):13-7.
  8. Kostyak L., Shaw D. M., Elger B. S., Annaheim B. A means of improving public health in low- and middle-income countries? Benefits and challenges of international public-private partnerships. Pub. Health. 2017;149:120-9.
  9. McKinsey Global Institute. A future that works: Automation, employment and productivity. New York: McKinsey Global Institute; 2017. Режим доступа: https://www.mckinsey.com/~/media/mckinsey/featured%20insights/Digital%20Disruption/Harnessing%20automation%20for%20a%20future%20that%20works/MGI-A-future-that-works-Executive-summary.ashx (дата обращения 08.11.2019).

Statistics

Views

Abstract - 137

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies