The dynamics of parameters of reproduction of Shor people - native small nation of the Kemerovo oblast

Abstract


In Russia, in the conditions of ongoing demographic crisis and socioeconomic transformations, the reproduction of population, including indigenous minorities, is the urgent problem. The analysis of dynamics of the age structure and reproductive parameters of women of three generations was carried out in order to determine the characteristics of reproduction of the Shors, the indigenous minority of the Kemerovo Region. The statistical data of population censuses (1970-2015), questionnaire materials, records of household books were used as sources of information. The average indices of the main parameters of reproduction of the Shors were calculated and their comparative analysis was carried out. The analysis of the reproductive characteristics of Shor women: the average age of the onset of menopause and menarche (climacterium is from 46.9±1.95 to 46.5±0.70 years, menarche from 14.5±0.65 to 13.9±0, 21 years old, p>0,05), the duration of the physiological reproductive period and the age of the woman at birth of the first child (22.5±0.42 years, 21.02±0.41 years, p>0,05) in a number of generations varied not statistically significant. There had been tendency of acceleration of rate of of process of puberty in female representatives of the “young” generation. The reproductive-active period reduced in 3 generations by 2 times (from 14.0 to 6.7 years). The age of woman at birth of the last child decreased from 36.5±0.65 to 27.7±1.09 years. The number of live-born infants decreased from 5.8±0.33 to 2.4±0.16 children. In women of all generations, there was high frequency of induced abortions (3.4±0.35 abortions).The negative dynamics of reproduction of the indigenous Shor population was established. The number of the Shors decreased from 14,059 people in 1970 to 10,672 people in 2010. The disproportion in gender ratio increased and absolute and relative volumes of pre-reproductive and reproductive contingents decreased. The Shors are characterized by narrowed mode of reproduction and regressive type of population age structure.

Full Text

Введение В условиях продолжающегося демографического кризиса и социально-экономических преобразований, происходящих в Российской Федерации (РФ), воспроизводство народонаселения, в том числе коренных малочисленных народов, является одной из ведущих проблем [1]. Изучение отдельных составляющих процесса воспроизводства и их интегрированных показателей позволяет оценить вектор этих изменений и наметить пути устойчивого демографического и социально-экономического развития [2]. С начала 1980-х годов в РФ не обеспечивается простое замещение поколений (суммарный коэффициент рождаемости: 1980 г. - 1,895, 2000 г. - 1,195, 2002 г. - 1,286, 2016 г. - 1,762, 2017 г. - 1,621) [3]. В связи с вступлением в репродукцию малочисленного поколения 1990-х годов рождения проблема повышения рождаемости и воспроизводства населения в целом в стране и в Кемеровской области чрезвычайно актуальна. Кемеровская область характеризуется отрицательным естественным приростом населения начиная с 1992 г. (-2,8‰ в 1992 г., -8,0‰ в 2005 г., -4,5‰ в 2018 г.) и в Сибирском федеральном округе (СФО) занимает 1-е место по естественной убыли населения (СФО: 1,6‰ в 2018 г.) [4]. Отмечено сокращение численности коренного малочисленного народа РФ - шорцев, компактно проживающих в Горной Шории Кемеровской области и составляющих 82,8% общей численности шорцев в РФ. Между Всероссийскими переписями населения (ВПН) 2002 и 2010 гг. в РФ количество лиц шорской национальности уменьшилось на 1087 человек, из них на 882 человека - в Кемеровской области. На момент ВПН 2010 г. общая численность шорцев в РФ составила 12 888 человек, в Кемеровской области - 10 672 человека [5, 6]. Цель исследования - изучить временную динамику возрастной структуры и репродуктивных параметров для оценки характера современного воспроизводства шорцев. Воспроизводство народонаселения - это многокомпонентный, изменяющийся во времени процесс, обусловленный факторами биологической и социальной природы, влияющий практически на все сферы жизнедеятельности человека. «Именно репродуктивный процесс и его эффективность как в количественном отношении (число рождений), так и в качественном (здоровье родившегося потомства) определяет жизнеспособность нации и демографическую безопасность страны» [7]. Материалы и методы Материал собран в экспедиционных условиях в местах компактного проживания шорцев в Таштагольском, Междуреченском и Мысковском районах Кемеровской области в 2010-2016 гг. Проведен опрос коренного населения с использованием анкеты-родословной, включающей паспортную часть и репродуктивные характеристики женщин: количество беременностей и их исходы, число рожденных детей, возраст женщины при рождении первого и последнего ребенка, становление менархе и возраст наступления климакса, границы физиологического и репродуктивно активного периода. Для выяснения временных изменений параметров репродукции женщины в зависимости от года рождения были распределены на три группы: родившиеся в 1920-1944 гг. (n=79), в 1945-1969 гг. (n=149) и в 1970-1984 гг. (n=46). По материалам анкетирования рассчитаны средние показатели репродуктивных параметров и проведен их сравнительный анализ у женщин разных поколений. В работе также использованы данные учета населения из записей похозяйственных книг сельских администраций и материалы Всесоюзных и Всероссийских переписей населения 1970, 2002, 2010 гг. Типы возрастной структуры населения (прогрессивный, стационарный и регрессивный) выделены согласно А. Г. Зундбергу. Оценка демографического старения дана по шкале Ж. Боже-Гарнье - Э. Россета [8]. Соотношение полов рассчитано в целом для популяции шорцев и в репродуктивной ее части. В статистической обработке материалов использован стандартный пакет программ SPSS 11.0. Результаты исследования В СССР с конца 1950-х до 1970-х годов XX в. отмечен рост численности шорцев, он был связан с относительно высокой рождаемостью и снижением смертности в стране. С начала 1970-х годов численность шорцев в Кемеровской области стабильно снижалась: 1970 г. - 14 059; 1989 г. - 12 585; 2002 г. - 11 554; 2010 г. - 10 672 человека. За анализируемый период коренное население области уменьшилось на 24,1% (3387 человек). Процесс воспроизводства народонаселения в значительной степени зависит от тенденций в изменении возрастной структуры населения, особенно лиц фертильного возраста. Согласно полученным данным, более половины шорских женщин находятся в детородном возрасте - 57,5% в 2002 г. и 54,7% в 2010 г. За анализируемый период произошло сокращение доли лиц дорепродуктивного (на 1,87%) и репродуктивного (на 2,77%) возраста и увеличение на 4,63% контингента женщин пострепродуктивного периода. В то же время положительным моментом трансформации возрастного состава женщин является увеличение абсолютной (на 107 человек) и относительной (на 2,98%) численности женщин наиболее активного репродуктивного возраста - 20-24 и 25-29 лет. В период между ВПН 2002 и 2010 гг. в шорском этносе увеличилась диспропорция в соотношении полов (с 114,0 до 115,7 женщин на 100 мужчин), обусловленная дифференциальной смертностью мужчин и женщин пожилого возраста. В репродуктивной возрастной группе (15-49 лет) нарушение в соотношении полов уменьшилось (2002 г. - 110,3, 2010 г. - 108,1 женщины на 100 мужчин), а в группе оптимального детородного возраста (20-29 лет) соотношение мужчин и женщин выравнено, что является положительным моментом брачного партнерства молодых людей. ps202003.4el00018.jpg Параметры репродукции шорских женщин, представленные в таблице, являются важной составляющей репродуктивного здоровья и процесса воспроизводства коренного населения. Средний возраст менархе для женщин всех возрастных групп составил 14,1±0,34 года. Возраст наступления климакса в поколении женщин 1945-1969 годов рождения - 46,5±0,71 года, и он имеет тенденцию к снижению по сравнению с предшествующим поколением (46,9±1,95 года). У представительниц «современного» поколения становление менструальной функции начинается несколько раньше (13,7±0,25 года), чем у женщин «старшего» поколения (14,5±0,65 года). Физиологические границы репродуктивного периода в сравниваемых когортах женщин статистически значимых различий не обнаруживают и составляют 32,4-32,3 года (p>0,05). Продолжительность реализованного репродуктивно активного периода (разница между средним возрастом матери при рождении последнего и первого ребенка) за три поколения уменьшилась более чем в 2 раза (см. таблицу), что может быть связано с переходом к планированию размера семьи и контролированию рождаемости. Возраст начала репродукции у шорских женщин изменяется незначительно и составляет 22,5±0,42 и 21,02±0,41 года. Средний возраст женщины при рождении последнего ребенка в ряду поколений снижается с 36,52±0,6 до 27,7±0,65 года (p>0,05), параллельно сокращается и реальный репродуктивно активный период: с 14,02 года у женщин 1920-1944 годов рождения до 6,68 года у женщин 1970-1984 годов рождения. Большинство женщин коренной национальности завершают свою репродуктивную программу к 31-32 годам. Среднее количество рожденных детей в старшем поколении шорок составляло 5,81±0,35, при этом некоторые женщины имели десять и более детей. В поколении женщин 1945-1969 годов рождения среднее количество детей уменьшилось в 1,8 раза (3,23±0,15 ребенка; pm0,05). У женщин, рожденных после 1970 г., этот показатель составил 2,37±0,16 ребенка, что указывает на регулируемый характер воспроизводства населения. Проблема воспроизводства населения в современной России заключается не только в низкой рождаемости, но и в высоком уровне репродуктивных потерь [9], среди которых одной из актуальных медико-социальных проблем является искусственное прерывание беременности [7]. Медицинские аборты широко используются во всех возрастных когортах шорских женщин и являются одним из распространенных средств регламентации рождаемости. Более 2/3 женщин прибегают к применению искусственного прерывания беременности. Обсуждение Сокращение численности шорцев началось с 1970-х годов прошлого столетия, с 2000-х годов темпы его ускорилсь (в среднем 110 человек в год). За период с 1970 по 2010 г. численность коренного населения области уменьшилась на 24,1% и на момент ВПН 2010 г. составила 10 672 человека [10]. Ускорение сокращения численности населения было характерно в целом для России: в 1989-2002 гг. все население РФ ежегодно сокращалось на 0,1%, в 2002-2010 гг. - на 0,2% [11]. Уменьшение численности шорцев происходит в русле общероссийских демографических процессов и связано с естественной убылью населения страны. Следует отметить, что шорцы - один из самых урбанизированных коренных малочисленных народов Российской Федерации. По данным ВПН 2010 г., удельный вес городского шорского населения составляет 72,1% и соответствует очень высокому уровню урбанизации. Известно, что урбанизация оказывает большое влияние на условия и образ жизни населения и ведет к снижению рождаемости [12, 13]. В возрастной структуре женщин коренной национальности 54,7% составляют лица детородного возраста (15-49 лет), что создает более благоприятные возможности для реализации их репродуктивной функции по сравнению с женщинами Кемеровской области и других регионов: Кемеровская область - 47,9%, СФО - 49,2%, РФ - 48,5% (данные на 2010 г.) [14]. За межпереписной период (2002-2010) в общей численности шорок фертильного возраста увеличилась доля женщин основных детородных возрастов (20-29 лет) с 25,5 до 32,2% за счет вступления в репродукцию многочисленной когорты женщин 1980-х годов рождения. В нашей стране в наступившем тысячелетии именно структурный фактор явился главной предпосылкой роста рождаемости. В 2013 г. Россия достигла положительного естественного прироста, однако он был непродолжительным и в 2016 г. вновь сменился на отрицательный [3, 4]. В настоящее время возрастной состав населения становится неблагоприятным, фертильная группа пополняется за счет немногочисленного контингента 1990-х годов рождения. В Кемеровской области «эхо» 1990-х годов начинает проявляться снижением рождаемости с 2013 г. (2012 г. - 13,8‰, 2013 г. - 13,6‰, 2014 г. - 13,2‰, 2017 г. - 10,5‰). Демографический прогноз в отношении шорцев неоптимистичный. На момент переписи 2010 г. абсолютная и относительная численность девочек 0-14 лет, которые в ближайшей перспективе начнут вступать в активный период репродукции, была меньше возрастной группы женщин наиболее продуктивного детородного возраста (20-29 лет) (см. таблицу). Следует заметить, что на 2010 г. коэффициент суммарной рождаемости, равный 1,74, уже не соответствовал пороговому значению, обеспечивающему простое замещение поколений, и шорский этнос характеризовался суженным режимом воспроизводства. Суженное воспроизводство со временем приводит к старению возрастной структуры населения и порождает целый ряд проблем в здравоохранении, образовании, сфере обслуживания, обороны страны [8]. Сравнительный анализ репродуктивных характеристик шорок разных возрастных групп показал, что наметилась тенденция к снижению возраста начала менархе и менопаузы по сравнению с предшествующими поколениями (см. таблицу). Это свидетельствует об ускорении темпов полового созревания. Динамика в становлении менструальной функции у женщин Горной Шории была отмечена в работах ряда авторов [15, 16]. Различия в границах физиологического репродуктивного периода у женщин сравниваемых поколений статистически не значимы (p>0,05). В то же время за счет сокращения среднего возраста матери при рождении последнего ребенка границы реализованного репродуктивного периода за три поколения уменьшились в 2 раза и составили у женщин 1945-1969 годов рождения менее 30% физиологического периода. Известно, что уменьшение 15-летнего диапазона репродуктивно активного периода связано с переходом к планированию размера семьи и контролированию рождаемости [17]. Вместе с тем у женщин, родившихся до 1920 г., среднее количество живорожденных детей составляло 6,85±0,47, при этом около 15% женщин имели десять и более детей. Превышение дисперсии среднего числа рожденных детей свидетельствует о нерегулируемой в то время рождаемости. Среднее число живорожденных детей у шорских женщин за исследуемый период уменьшилось с 5,81±0,33 до 2,37±0,16 ребенка. Когорты женщин «старшего поколения» обеспечивали прогрессивный тип возрастного состава населения, а женщины 1945-1969 годов рождения смогли численно воспроизвести лишь свое поколение, соответствующее стационарному типу возрастной структуры в состоянии перехода к регрессивному. Снижение рождаемости происходит и за счет распространения практики ее регулирования, в том числе искусственного прерывания беременности [18]. Среднее количество абортов сопоставимо с аналогичными показателями у хакасок и выше, чем у алтаек и сибирских татарок [19]. У некоторых шорских женщин отмечено более 20 искусственных прерываний беременности, что влечет за собой серьезные последствия для женского организма [20]. Серьезным нарушением детородной функции у женщин считаются спонтанные аборты. Согласно данным литературы, в Горной Шории у каждой 8-й женщины (12,8%) независимо от ее этнической принадлежности беременность осложнялась самопроизвольным выкидышем [15, 16]. Анализ воспроизводства коренного шорского населения Кемеровской области, проведенный нами на основе материалов ВПН 2002 и 2010 гг., показал выраженное уменьшение среднего числа рожденных детей во всех возрастных группах шорок. В целом среднее число рожденных детей (в расчете на 1 тыс. женщин в возрасте 15 лет и старше) сократилось (2002 г. - 2590, 2010 г. - 1740, 2015 г. - 1456) [16]. Заключение Шорцы - высокоурбанизированный, быстрыми темпами уменьшающийся в численности коренной малочисленный народ РФ. Возрастная структура шорцев Кемеровской области на 1979 г. в целом еще соответствовала стационарному типу, в 2002 г. она приблизилась к регрессивному типу (доля лиц 0-14 лет - 20,87%, 50 лет и старше - 20,79%), а к 2010 г. трансформировалась в регрессивный тип (доля детей составила 19,15%, лиц пожилого возраста - 24,39%). В ряду поколений у шорских женщин выявлено снижение общей плодовитости и среднего числа живорожденных детей, что отражает тенденцию перехода коренного шорского населения к малодетной семье. Снижение рождаемости происходит и за счет искусственного прерывания беременности. Среднее количество абортов остается высоким, что влечет за собой серьезные последствия для здоровья женщины. У шорцев произошла смена режима воспроизводства населения с расширенного у поколения 1920-х годов рождения к суженному у современного поколения (1740 детей на 1 тыс. женщин). Анализ параметров воспроизводства коренного населения позволяет высказать предположение о снижении рождаемости в ближайшей перспективе ввиду вступления в репродукцию малочисленной когорты женщин 1990-х годов рождения. Демографические процессы у коренного шорского населения протекают в рамках общероссийских и общемировых тенденций и связаны с демографическим переходом от традиционного к современному типу воспроизводства населения. Учет этнической специфики региона необходим для научного обоснования системы мероприятий по профилактике нарушений репродуктивного здоровья женщин, разработки региональных программ и управленческих решений, направленных на создание условий для устойчивого демографического развития и воспроизводства населения коренных малочисленных народов региона. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

A. V. Doroshilova

The Federal State Budget Scientific Institution “The Research Institute of Complex Problems of Hygiene and Occupational Diseases”; N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


F. A. Luzina

The Federal State Budget Scientific Institution “The Research Institute of Complex Problems of Hygiene and Occupational Diseases”

Email: luzina45@mail.ru

S. A. Palevskaya

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


S. M. Smbatyan

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


References

  1. Надточий Л. А., Смирнова С. В., Бронникова Е. П. Депопуляция коренных и малочисленных народов и проблема сохранения этносов Северо-Востока России. Экология человека. 2015;(3):3-11.
  2. Спицына Н. Х. Демографический переход в России: антропогенетический анализ. М.: Наука; 2006.
  3. Российский статистический ежегодник 2018: Статистический сборик. M.: Росстат; 2018.
  4. Общие коэффициенты рождаемости, смертности, естественного прироста населения по субъектам Российской Федерации. Естественное движение населения Российской Федерации - 2018 г.: Федеральная служба государственной статистики. Режим доступа: https://gks.ru/bgd/regl/b18_106/Main.htm (дата обращения 16.12.2019).
  5. Размещение населения коренных малочисленных народов по территориям преимущественного проживания КМН. Всероссийская перепись населения 2002 года. Режим доступа:
  6. http://www.perepis2002.ru/ct/html/TOM_13_01.htm (дата обращения 01.12.2019).
  7. Размещение населения коренных малочисленных народов Российской федерации. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года. Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-19.pdf (дата обращения 01.12.2019).
  8. Суханова Л. П., Глушенкова В. А. Эволюция репродуктивного процесса в России в переходный период (с позиций службы охраны материнства и детства). Социальные аспекты здоровья населения. 2007;3(3). Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/38/27/ (дата обращения 01.12.2019).
  9. Rosset E. Aging process of population. Oxford - London - Edinburgh - New York - Paris - Frankfurt: Pergamon Press; 1964.
  10. Население России 2008: Шестнадцатый ежегодный демографический доклад. Вишневский А. Г. (ред.). М.: Издательский дом ГУ ВШЭ; 2010.
  11. Лузина Ф. А., Дорошилова А. В., Гуляева О. Н. Исследование воспроизводства коренного шорского населения Кемеровской области. Медицина в Кузбассе. 2018;17(2):28-34.
  12. Богоявленский Д. Д. Перепись 2010: этнический срез. Демоскоп Weekly. 2012;(3):531-2. Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2012/0531/demoscope531.pdf
  13. Gries T., Grundmann R. Fertility and Modernization: The Role of Urbanization in Developing Countries. J. Intern. Developm. 2018;30(3):493-506. doi: 10.1002/jid.3104
  14. Davis K. The Urbanization of the Human Population. In: LeGates R. T., Stout F. The City Reader. London - New York: Routledge; 2015.
  15. Возрастно-половой состав и состояние в браке. Всероссийская перепись населения 2010. Т. 2. Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения 01.12.2019).
  16. Квиткова Л. В., Барбараш О. Л., Ушакова Г. А. Здоровье женского населения йододефицитного региона Горная Шория. Кемерово; 2005.
  17. Ушакова Г. А., Елгина С. И., Сурков Н. И. Демография и репродуктивное здоровье женского населения Кузбасса. Кемерово; 1997.
  18. Гольцова Т. В., Осипова Л. П. Генетико-демографическая структура популяций коренных народов Сибири в связи с проблемами микроэволюции. Информационный вестник ВОГиС. 2006;10(1):126-54.
  19. Щербакова Е. М. Россия: демографические итоги 2013 года (часть I). Демоскоп Weekly. 2014;(6):587-88. Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2014/0587/barometer587.pdf (дата обращения 21.11.2019).
  20. Ульянова М. В., Лавряшина М. Б., Дружинин В. Г., Тычинских З. А., Долинина Д. О. Особенности репродукции коренных этносов Сибири в сравнительном освещении. Вестник Кемеровского государственного университета. 2014;3(59):30-3.
  21. Землянова Е. В. Потери потенциальных рождений в России из-за проблем, связанных со здоровьем. Социальные аспекты здоровья населения. 2016;48(2):1-15. doi: 10.21045/2071-5021-2016- 48-2-4

Statistics

Views

Abstract - 70

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 903 671-67-12

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 903 671-67-12
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies