The characteristics of limitations of life activity of the disabled persons older than able-bodied age due to Parkinson's disease

  • Authors: Puzin S.N.1,2, Achkasov E.E.2, Samusenko A.G.3, Zapariy N.S.4
  • Affiliations:
    1. The Federal Scientific Clinical Center of Resuscitation Science and Rehabitology
    2. The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” of Minzdrav of Russia (Sechenov University)
    3. The Federal Official Institution “The Main Office of Medical Social Expertise in City of Moscow” of the Mintrud of Russia
    4. The Federal State Budget Institution “The Federal Office of Medical Social Expertise” of the Mintrud of Russia
  • Issue: Vol 28, No 2 (2020)
  • Pages: 222-226
  • Section: Articles
  • URL: https://journal-nriph.ru/journal/article/view/268
  • DOI: https://doi.org/10.32687/0869-866X-2020-28-2-222-226
  • Cite item

Abstract


The article presents characteristics of limitations of life activities of the disabled older than able-bodied age due to Parkinson's disease and considering clinical data, stages of illness, severity of disability and disorders of functions of organism. The highest percentage in the structure of life restrictions was taken by restrictions of first, second and third degree related to self-service, movement, labor activity (12.1%, 9.5% and 10.5% respectively). The lowest percentage of restrictions of first, second and third degree related to education, control and communication.

Full Text

Введение Болезнь Паркинсона (БП) является хроническим неуклонно прогрессирующим заболеванием ЦНС с дегенерацией нигростриарных нейронов и нарушением функции базальных ганглиев [1-5]. По данным Всемирной организации здравоохранения, на планете около 3,5 млн людей страдают паркинсонизмом. Отмечен рост заболевания, пик которого наблюдается в пожилом возрасте (70-80 лет). Средним дебютом заболевания считается возраст 55-65 лет. По последним данным оказалось, что стремительный рост паркинсонизма происходит в странах с развитой экономикой, что связано с увеличением средней продолжительности жизни [6, 7]. Предметом специального исследования стало изучение характера функциональных нарушений, степени ограничения жизнедеятельности, нозологического спектра причин инвалидности граждан пожилого возраста и эффективности проводимых мероприятий медико-социальной реабилитации [8]. Цель исследования - на основании степени нарушений функций организма инвалида старше трудоспособного возраста оценить ограничения жизнедеятельности и степень их выраженности. Материалы и методы Исследование формировалось в виде таблиц Excel, содержащих 104 столбца, из них: 2 - числовые, 93 - категориальные (в том числе 82 - бинарные), 9 - текстовые переменные с использованием методов: документального, выкопировки данных (190 единиц). Для количественных переменных использовалась статистика: средние, медианы. Для сравнения двух независимых групп использовались критерий Манна-Уитни (U-критерий), показатель достоверности, вычислялась статистика χ2 и коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался равным 0,05. Обработка и анализ осуществлялись в среде R (среда для статистического анализа данных [https://www.r-project.org]. Результаты исследования Исследованием установлено, что медико-социальные характеристики контингента инвалидов вследствие болезни Паркинсона были следующими. Мужчины составили 51,8%, женщины - 48,5%, из них лица старше 65 лет - 73,1%; 61% имеют высшее образование, 39,4% - среднее. Средний возраст мужчин - 68,9 года, женщин - 70,5 года. Возраст имеющих среднее образование - 70,6 года, высшее - 69 лет. Период от начала заболевания до освидетельствования у мужчин был короче, чем у женщин. Большинство (85,5%) составили инвалиды с болезнью III-IV стадии, преобладали инвалиды III группы (57,9%). Клинически наиболее часто отмечались тремор конечностей и нарушения походки (79,5%), скованность в движениях (93,7%), умеренная постуральная неустойчивость (60,5%), общая слабость (26,8%), головокружение (42,1%), головная боль (32,6%), умеренные когнитивные нарушения (52,1%). ps202002.4el00049.jpg Из табл. 1 следует, что ограничение способности к самообслуживанию имеет прямую среднюю корреляцию со следующими клиническими данными: больной не может вставать и сидеть, не может ходить, выраженная постуральная неустойчивость, выраженные когнитивные нарушения, нарушения мочеиспускания, недержание мочи, нарушение ориентации в месте и времени, речь трудно понять, значительные нарушения функций тазовых органов, недержание кала. Прямая слабая корреляция - по самообслуживанию; прямая слабая - по снижению памяти, внимания, нарушению глотания. В ограничениях способности к передвижению - прямая сильная корреляционная связь по самообслуживанию, прямая средняя - с тем, что больной не может сидеть, вставать, ходить, с грубой постуральной неустойчивостью, выраженными когнитивными нарушениями, нарушениями мочеиспускания, недержанием мочи, нарушениями ориентации по месту, времени, языковыми и речевыми нарушениями, речь трудно понять, значительными нарушениями тазовых органов, недержанием кала. Слабая прямая связь - с моторной флуктуацией, грубой постуральной неустойчивостью, нарушениями ориентации в собственной личности, гнусавой речью, нарушениями глотания. ps202002.4el00051.jpg В ограничении способности к общению отмечена прямая средняя корреляция с клиническими данными: выраженные когнитивные нарушения, нарушения ориентации в месте и собственной личности, речь трудно понять, прямая слабая связь с постуральной неустойчивостью, когнитивными нарушениями, снижением памяти и внимания, нарушениями мочеиспускания, недержанием мочи, полной зависимостью от окружающих в самообслуживании, языковыми и речевыми нарушениями (речь монотонная), значительными нарушениями тазовых органов. Ограничения способности к ориентации имели прямую сильную корреляционную связь с нарушением ориентации, выраженными когнитивными нарушениями, прямую среднюю - с невозможностью встать, сидеть, ходить, нарушениями контроля мочеиспускания, самообслуживания, нарушениями ориентации во времени и месте, речь трудно понять, значительными нарушениями тазовых органов, прямую слабую - со скандированной речью, дизартрией, снижением памяти, внимания, нарушениями мочеиспускания, выраженной постуральной неустойчивостью. Ограничение способности к обучению: отмечена средняя слабая корреляция со снижением памяти, внимания, нарушением контроля мочеиспускания, нарушением ориентации в собственной личности, тихой речью, значительными нарушениями функций тазовых органов; средняя прямая - с тем, что речь трудно понять. Ограничение способности к контролю: отмечена прямая средняя связь с выраженными когнитивными нарушениями, нарушениями контроля мочеиспускания, самообслуживания, нарушениями ориентации во времени, месте и собственной личности, речь трудно понять; прямая слабая - с тем, что не может встать, ходить, сидеть, с выраженной постуральной неустойчивостью, когнитивными нарушениями, недержанием мочи, диазартрией, скандированной речью. Ограничение способности к трудовой деятельности: прямая средняя корреляция с выраженной постуральной неустойчивостью, выраженными когнитивными нарушениями, нарушением мочеиспускания, недержанием мочи, при самообслуживании в большинстве случаев требуется помощь, значительные нарушения тазовых органов; слабая прямая - с невозможностью сидеть, грубой постуральной неустойчивостью, нарушением ориентации в собственной личности, с тем, что речь трудно понять, слабостью. ps202002.4el00053.jpg Наибольшую долю в числе ограничений составляла I степень ограничений жизнедеятельности (к самообслуживанию, передвижению трудовой деятельности). В динамике наблюдалось уменьшение доли ограничений жизнедеятельности при II и III степени к передвижению, трудовой деятельности и самообслуживанию (табл. 2). Наименьший удельный вес составили ограничения I, II, III степени к общению, ориентации, обучению и контролю. Максимальная доля ограничений к трудовой деятельности I степени отмечена при III стадии болезни, II степени - при IVстадии и III степени - при IV-V стадиях болезни (табл. 3). Ограничение способности к контролю различается по стадии болезни незначительно. Ограничения способности к обучению и ориентации в основном отмечаются при IV-V стадиях болезни. Ограничения способности к передвижению I степени регистрировались в 55,3% случаев при III стадии болезни, II степени - в 20,5% при IV стадии и III степени - в 6,3% при V стадии болезни. Ограничения способности к самообслуживанию I степени в 55,8% случаев отмечены при III стадии болезни, II степени - в 19,5% при IV стадии болезни и III степени - в 6,8% при V стадии болезни. Ограничение способности к общению I степени отмечено при II-III стадиях болезни (см. табл. 3). ps202002.4el00055.jpg Характеристика ограничений жизнедеятельности инвалидов вследствие болезни Паркинсона в зависимости от тяжести инвалидности представлена в табл. 4. Для инвалидов I группы характерны ограничения способности к контролю II-III степени, ограничения III степени к трудовой деятельности, ограничения II и III степени к общению, II-III степень ограничения способности к ориентации, II-III степень - к общению, II-III степень - к передвижению и III степень - к самообслуживанию. Для инвалидов II группы характерны ограничения способности к контролю I-II степени, к трудовой деятельности II степени, способности к обучению II степени, к ориентации I-II степени, к общению I-II степени, к передвижению I-II степени и к самообслуживанию I-II степени. Для инвалидов III группы характерны ограничения I степени к контролю, к трудовой деятельности, к обучению и ориентации, к общению, к передвижению и самообслуживанию. ps202002.4el00057.jpg Нарушения психических функций имеют прямую сильную корреляционную связь с ограничениями по контролю, прямую среднюю - c ограничениями к самообслуживанию, общению, ориентации, обучению и трудовой деятельности, прямую слабую - по ограничению способности к передвижению (табл. 5). Языковые и речевые нарушения имеют слабую прямую корреляцию с ограничением способности к трудовой деятельности. Статодинамические нарушения имеют сильную прямую корреляционную связь с ограничениями в самообслуживании, передвижении, общении, обучении, трудовой деятельности, среднюю прямую - с ограничением способности к контролю. Нарушения функций мочевыделительной системы имеют среднюю прямую корреляционную связь с ограничением способности к общению, ориентации и контролю и прямую сильную - с ограничением способности к самообслуживанию, передвижению, обучению, трудовой деятельности. Заключение Нарушения психических функций имеют прямую сильную корреляционную связь с ограничениями способности к контролю, прямую среднюю - к самообслуживанию, общению, ориентации, обучению и трудовой деятельности, прямую слабую - к передвижению. Языковые и речевые нарушения имеют слабую прямую корреляцию с ограничением способности к трудовой деятельности. Статодинамические нарушения имеют сильную прямую связь с ограничениями к самообслуживанию, передвижению, общению, обучению, трудовой деятельности, среднюю прямую - к контролю. Нарушения функций мочевыделительной системы имеют среднюю прямую корреляционную связь с ограничением способности к общению, ориентации и контролю и прямую сильную - к самообслуживанию, передвижению, обучению, трудовой деятельности. Наибольший удельный вес в структуре ограничений жизнедеятельности составили ограничения способности I степени к самообслуживанию, передвижению, трудовой деятельности, II степени к самообслуживанию, передвижению и трудовой деятельности III степени (12,1; 9,5 и 10,5% соответственно). Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

S. N. Puzin

The Federal Scientific Clinical Center of Resuscitation Science and Rehabitology; The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” of Minzdrav of Russia (Sechenov University)


E. E. Achkasov

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” of Minzdrav of Russia (Sechenov University)


A. G. Samusenko

The Federal Official Institution “The Main Office of Medical Social Expertise in City of Moscow” of the Mintrud of Russia

Email: Agsamusenko@yandex.ru

N. S. Zapariy

The Federal State Budget Institution “The Federal Office of Medical Social Expertise” of the Mintrud of Russia


References

  1. Белозерцева И. И., Помников В. Г. Болезнь Паркинсона и вопросы медико-социальной экспертизы. В кн.: Сборник тезисов конгресса с международным участием. СПб.; 2017. C. 37-9.
  2. Василенко А. Ф., Шамуров Ю. С., Костенкова Л. Ю. Болезнь Паркинсона в общей врачебной практике: Клинико-диагностические подходы. Медицинский вестник Башкортостана. 2010;5(6):35-9.
  3. Левин О. С. Клиническая эпидемиология болезни Паркинсона. В кн.: Экстрапирамидные расстройства: вчера, сегодня, завтра. М.; 2013. С. 41-52.
  4. Тимофеева А. А., Белозерцева И. И. Вопросы медико-социальной экспертизы при болезни Паркинсона. Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2016;116(9):93-7.
  5. Chen J. J. Parkinson’s disease: health-related quality of life, economic cost, and implications of early treatment. Am. J. Manag. Care. 2010;16(4 Suppl. Implications):87-93.
  6. Воробьев Р. В., Короткова А. В. Аналитический обзор проблемы здорового старения в странах европейского региона ВОЗ и Российской Федерации. Социальные аспекты здоровья населения. 2016;(5):3.
  7. Brienesse L. A., Emerson M. N. Effects of resistance training for people with Parkinson's disease: a systematic review. J. Am. Med. Assoc. 2013;14:236-41.
  8. Шургая М. А. Нозологический спектр инвалидности пожилой категории населения в Российской Федерации и особенности реабилитационно-экспертной диагностики, реабилитации и абилитации. Медико-социальная экспертиза и реабилитация. 2017;(3):136-43.

Statistics

Views

Abstract - 110

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 903 671-67-12

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 903 671-67-12
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies