The constituent session of the USSR Academy of Medical Sciences. The third day (December 22 1944)

Abstract


The article considers the third day of the Constituent Session of the USSR Academy of Medical Sciences (the USSR AMS) held on December 22, 1944. In the beginning, the Presidium of the Academy was elected. After the elections, the full members of the AMS - representatives of various medical specialties spoke. Each of them presented one's vision of development of medicine. Among speakers were A. V. Palladin, V. P. Osipov, M. S. Malinovsky, F. G. Krotkov, V. F. Zelenin, N. I. Grashchenkov, V. P. Filatov, Ya. O. Parnas, V. V. Parin, P. G. Sergiev and N. N. Burdenko. The most informative reports on the tasks of development of the AMS in the forthcoming future were made by V. V. Parin and N. N. Burdenko. The main content of this development was supposed to support synthesis of applied and fundamental knowledge in the AMS and the connection of scientific achievements and without practice. The process of establishment of the USSR AMS lasted exactly 2 years and was finalized this very day. The seventy-year history of the USSR Academy of Medical Sciences the RAMS has begun.

Full Text

20 декабря 1944 г. в Москве открылась Учредительная сессия АМН СССР, завершившая создание Академии, учрежденной 30 июня 1944 г. На открытии сессии выступили нарком здравоохранения СССР Г. А. Митерев, академики 15 А. И. Абрикосов и Л. А. Орбели, действительный член АМН СССР С. С. Юдин 16 [1]. В течение второго дня сессии, 21 декабря 1944 г., прошли заседания отделений Академии, были избраны академики-секретари отделений и члены Бюро, утверждены директора некоторых академических НИИ и рассмотрены кандидатуры в состав Президиума АМН СССР [2]. Как мы уже говорили ранее [1, 2], Учредительная сессия Академии была решающей для развития советской медицинской науки, но подробный анализ опубликованных в виде стенограмм докладов 3-го дня сессии [3] не проводился. В источниках, посвященных истории АМН СССР [3], очень кратко изложена суть выступлений, но более подробной информации о них нет, а некоторые вопросы (поднятые в заключительном слове президента АМН СССР Н. Н. Бурденко, например) не затронуты вовсе. Добавим, что труды сессии, изданные в 1945 г., являются библиографической редкостью и малоизвестны современному читателю. Настоящее сообщение посвящено третьему дню Учредительной сессии АМН СССР и анализу прозвучавших в этот день выступлений. В этот день, 22 декабря 1944 г., планировалось утвердить руководящий состав Академии и обсудить основные пути развития советской медицины во время Великой Отечественной войны и в ближайшие послевоенные годы. Выборы провел нарком Г. А. Митерев. Президентом АМН СССР был избран академик Н. Н. Бурденко, вице-президентами - академик А. И. Абрикосов, действительные члены АМН СССР П. И. Куприянов и М. С. Малиновский, академиком-секретарем - действительный член АМН СССР В. В. Парин. Членами Президиума были избраны академики А. А. Богомолец и Л. А. Орбели, а также действительные члены АМН СССР И. В. Давыдовский и Ю. Ю. Джанелидзе. Помимо кандидатур, рекомендованных к избранию на втором дне сессии, в дополнение к ним был выдвинут И. В. Давыдовский [3, с. 114-5]. Пленарное заседание вел академик А. И. Абрикосов. Первым с докладом «Биохимическая проблематика в институтах АМН СССР» выступил академик А. В. Палладин. Отметив, что АМН «открывает широкие возможности для всестороннего и глубокого изучения разнообразных проблем из области теоретической и клинической медицины», он подчеркнул роль биохимии в решении «разнообразных проблем, стоящих перед медицинской наукой» [3, с. 115], и то, сколь большое значение в создаваемой АМН имеет возможность для теоретиков работать совместно с клиницистами. Например, в области разработки «норм питания, которые были бы предназначены для людей той или иной профессии… чтобы создать наилучшие условия для физической работы, максимально повысить работоспособность» [3, с. 117]. Изучение обмена веществ в норме и при различных заболеваниях должно стать, по мнению А. В. Палладина, фундаментом для клинической работы терапевтов и хирургов [3, с. 115-9]. Определивший «Задачи АМН СССР в области психиатрии» действительный член АМН СССР В. П. Осипов, перечислив заслуги советских психиатров в годы войны в области распознавания и лечения «травматических поражений ЦНС с психическими осложнениями, психоневрозами и закрытыми травмами головного мозга, его ранениями и инфекционно-токсическими поражениями» [3, с. 121], указал на 85% возвращенных в строй после контузий бойцов. Кроме того, в эти годы были сделаны попытки выяснить «локализацию психических функций» [3, с. 121], разработаны вопросы «психотических осложнений травм головного мозга, закрытых и открытых» [3, с. 121], изучены их отдаленные последствия. У жителей блокадного Ленинграда были изучены «влияние истощения и гипертонии на ЦНС и психические функции» [3, с. 121]. Докладчик коснулся задач, которые, по его мнению, стоят перед АМН СССР в области психиатрии. Это «всестороннее и углубленное изучение военных травм, осложняющихся психотическими явлениями, их точное и своевременное распознавание и лечение» [3, 121], а также изучение отдаленных последствий травм мозга. В контакте с нейрохирургами, неврологами и патологоанатомами необходимо выяснить, «при какой локализации мозговых поражений возникают преимущественные психотические осложнения и какого характера» [3, с. 121]. Привлечение биохимиков и эндокринологов требуется для изучения «реактивных психозов, возникающих в связи с военными событиями, а также разрешения вопроса о провокации эндогенных психозов» [3, с. 122]. Вице-президент АМН СССР М. С. Малиновский озвучил «Задачи АМН СССР в области охраны материнства и младенчества», назвав среди важнейших обобщение накопленного теоретического и практического материала, создание новых научных концепций со всесторонней углубленной проработкой уже существующих (учение о нервной трофике, о соединительной ткани, о барьерных функциях организма и др.) с привлечением научно-исследовательских институтов разного профиля. «Академия должна взять на себя общее руководство научной деятельностью институтов 17, обеспечивая им высокоавторитетную научную консультацию, внедряя в их практику те методы исследования, которые являются на сегодня наиболее современными, привлекая их силы для разрешения отдельных специальных задач…», подчеркнул докладчик, в центре же деятельности АМН СССР, по словам вице-президента, «должны быть поставлены проблемы, непосредственно касающиеся обороны страны» [3, с. 126]. Говоря о работе только что созданного Института акушерства и гинекологии АМН СССР, докладчик отметил, что «наша основная задача заключается в том, чтобы создать женщине совершенные физиологические условия для беременности и родов», для чего следует развернуть «борьбу с токсикозами, с послеродовым сепсисом, недоношенностью, мертворождаемостью, [широко внедрить] обезболивание родов и т. д. <…> по гинекологии - борьбу с такими заболеваниями, как рак матки и полового аппарата, гонорея и т. д.» [3, с. 127]. Новый комплексный подход к решению этих «старых» проблем заключался в разностороннем их изучении с точки зрения «нервной и гуморальной регуляции, сопротивляемости и реакции организма» [3, с. 127], в сотрудничестве с ОМБН и ОКМ. Говоря об охране здоровья детей, особенно новорожденных, М. С. Малиновский подчеркнул высокую ответственность педиатров и особенно акушеров, стоящих «у источников жизни новорожденного, будущего строителя и защитника нашей Родины» [3, с. 128]. М. С. Малиновский счел также необходимым предоставить практическим врачам право защиты диссертаций в специализированных научных советах при НИИ АМН СССР [3, с. 123-9]. «Будущее принадлежит медицине предупредительной», - процитировал Н. И. Пирогова академик-секретарь ОГМЭ, действительный член АМН СССР Ф. Г. Кротков 18 и отметил, что гигиена является одной из важнейших и самых древних из профилактических наук, что к концу XIX столетия «гигиена выделилась в самостоятельную научную дисциплину… а в период Великой Отечественной войны получила широкое и полное признание на фронте» [3, с. 130]. Важность проведения гигиенических мероприятий в войсках подтвердил опыт ВОВ, когда были обеспечены: «высокий уровень санитарного благополучия в частях действующей армии, отсутствие эпидемических заболеваний водного происхождения, полное устранение угрозы авитаминозов» [3, с. 133]. Далее Ф. Г. Кротков остановился на задачах гигиены, среди которых назвал: 1. Разработку норм питания и рационов для разных групп населения с учетом климатических зон и физических нагрузок. При этом особое внимание необходимо уделять витаминизации питания и изучению питательных ресурсов страны «с целью выявления новых витаминоносителей… и разработки „витаминной карты страны“» [3, с. 133]. 2. Составление новых таблиц химического состава и калорийности пищевых продуктов, изучение потребности в минеральных солях у разных групп населения. 3. Изучение водных ресурсов СССР в связи с эвакуацией промышленных предприятий в восточные районы страны и строительство новых индустриальных центров в малонаселенных регионах с их гигиенической оценкой, охраной водоемов от загрязнения, издание справочника «Водоисточники СССР» [3, с. 130-7]. Академик-секретарь ОКМ, действительный член АМН СССР В. Ф. Зеленин отметил, что обстановка военного времени способствовала усилению авторитета врачей терапевтического профиля на фронте и в тылу, а их работа получила высокую оценку. Однако «война еще не окончена,- подчеркнул докладчик,- ее острейший период еще впереди», и создание в это трудное время Академии, «этого научного штаба, этого методического центра Народного комиссариата здравоохранения» 19 [3, с. 137], имеет первоочередную задачу помощи эвакогоспиталям и другим организациям Красной Армии. В. Ф. Зеленин перечислил проблемы, решение которых было возложено на терапевтов: лечение инвалидов Великой Отечественной войны, помощь при последствиях проникающих ранений грудной клетки, при язвенной болезни желудка, при поражении сердечно-сосудистой системы, при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, а также развитие лечебных курортов и лечебной физкультуры - «пасынка академических клиник». Он подчеркнул, что борьба за «долголетие, за здорового, гармонически развитого члена коммунистического общества, за оздоровление труда и быта» [3, с. 138] является первоочередной задачей советского здравоохранения, которая может быть решена только на основе науки, отметил важную взаимосвязь терапевтической клиники с физиологией и биологией, указав на очевидную необходимость связи клинических и фундаментальных отделений АМН СССР [3, с. 137-41]. Действительный член АМН СССР Н. И. Гращенков сделал доклад на чисто научную тему - об ультрафильтрующихся вирусах, отметив большой вклад русской и советской вирусологии в мировую науку. Выступавший назвал эту проблему центральной для биологии (использование новых методов изучения морфологии вирусов - ультрафиолетовой радиации, флюоресцентной и электронной микроскопии), для органической и биологической химии (изучение химии растительных и животных вирусов), а также для общей патологии, в частности онкологии (роль вирусов в возникновении опухолей) и клиники (сосудисто-нейротропные вирусы) [3, с. 141-51]. Задачи клинической офтальмологии в СССР обобщил академик В. П. Филатов, отметив среди первоочередных борьбу со слепотой (вызванную ляциомией, поражениями слизистой оболочки века - трахомой, заболеваниями роговицы, сетчатки, зрительного нерва и т. д.) и ликвидацию инвалидности по глазным болезням 20, а также лечение травм органов зрения. Он рассказал о разработанном им методе кожнопластических операций с помощью круглого стебля, 21 отметив, что его школа «сделала свыше тысячи пересадок роговицы, а вместе с остальными офтальмологами СССР мы превысили продукцию всех окулистов мира за 100 лет существования проблемы пересадки роговицы» [3, с. 152]. Среди достижений своей школы докладчик назвал раннюю диагностику глаукомы, а также предложенную им методику так называемой «тканевой терапии 22… поставленной мною и моими учениками на службу Красной Армии» [3, с. 153]. В. П. Филатов высказал идею о том, что неблагоприятным условием, способствующим продукции биогенных стимуляторов, в которое попадает организм, может считаться и болезнь. Отсюда он сделал вывод, что «в некоторых случаях выживает не тот организм, который, по нашему мнению, крепче физически, а тот организм, в котором в процессе прежней эволюции выработались некоторые биохимические свойства, позволяющие ему легче реагировать на вредный фактор перестройки протоплазмы с выделением биогенных стимуляторов, повышающих ферментативные свойства организма» [3, с. 151-5]. Действительный член АМН СССР Я. О. Пáрнас 23 привел примеры «поразительных успехов» биохимии: открытие коэнзимов и выделение из них никотиновой кислоты, которая, как было выяснено, предохраняет человека от развития такого тяжелого заболевания, как пеллагра, выделение из надпочечников аскорбиновой кислоты, ставшей незаменимым предохраняющим фактором от цинги [3, с. 156-9]. Академик-секретарь Президиума АМН СССР В. В. Парин сформулировал «Некоторые очередные задачи АМН СССР». Назвав созданную Академию «высшим органом научно-медицинской мысли» [3, с. 159] страны, В. В. Парин обозначил три основных вопроса своего сообщения: о развитии физиологии, о направлениях работы Академии и ее первоочередных задачах. Говоря о создании физиологии человека как о самой важной задаче, стоящей перед Академией, В. В. Парин подчеркнул, что ее выполнение требует «значительной перестройки методов исследования, [так] и не менее значительной перестройки самого мышления исследователя» [3, с. 160] 24. Среди первоочередных вопросов физиологии, которые необходимо развивать, В. В. Парин назвал изучение кровообращения, его динамики и регуляции в нормальном и патологическом организме, в частности гипертонии, а также исследования в области эмбрио- и электрофизиологии. Докладчик подчеркнул, что АМН СССР была создана не только с целью постановки перед медицинскими НИИ очередных ведущих задач в области медицины и «координации всей научно-медицинской работы», но и для поддержания «широкого творческого контакта с научной общественностью Советского Союза» [3, с. 161]. С этой целью должны организовываться тематические конференции, издаваться оригинальные советские руководства и сборники, подводящие итоги в определенных вопросах медицины, необходимо активное участие членов Академии в создании «медицинской истории Великой Отечественной войны и в переиздании БМЭ» [3, с. 161] 25. Самой главной проблемой советской медицинской науки, по мнению В. В. Парина, является техническое отставание в методиках исследования, что существенно тормозит ее прогресс. В числе задач, стоящих перед Президиумом Академии, на первое месте академик-секретарь поставил вопрос о начале работы вновь созданных институтов АМН СССР и налаживании работы НИИ, перешедших в состав Академии. Важной задачей Президиума была также организация печатных органов АМН СССР c целью «широкого информирования медицинской научной общественности о работе Академии и ее исследовательских учреждений, о ее жизни, о ее планах» 26 [3, с. 159-66]. Действительный член АМН СССР П. Г. Сергиев зачитал обращение Учредительной сессии к медицинским работникам Советского Союза, в котором отразил заслуги работников здравоохранения, внесших огромную лепту в борьбу с немецкими оккупантами. За годы советской власти, сказал П. Г. Сергиев, было организовано 59 медицинских высших учебных заведений, 223 научно-исследовательских института, сеть учреждений по предупреждению и борьбе с эпидемическими заболеваниями, в которую вошли 1760 санитарно-эпидемических станций и 2945 противомалярийных станций и пунктов, сеть учреждений по предупреждению бруцеллеза и чумы, количество коек в больницах выросло в 5 раз, поликлиническая сеть в городах и поселках выросла в 25 раз, расширилась сеть сельских врачебных и фельдшерских участков, медицинскими вузами подготовлено свыше 170 тыс. врачей, а медицинскими училищами - 500 тыс. средних медицинских работников. Медицинская наука за годы советской власти заняла лидирующие позиции в мире по вопросам переливания крови, лечения ран, профилактики столбняка и газовой гангрены, профилактики и лечения шока, восстановительной хирургии, были изготовлены высококачественные бактерийные препараты и сыворотки, разработаны противоэпидемические мероприятия, позволившие резко сократить смертность от инфекционных заболеваний и избежать эпидемий на фронте и в тылу, удалось снизить в полтора раза детскую смертность. Обращаясь к медицинским работникам СССР, П. Г. Сергиев призвал их отдать «все силы, помыслы и стремления» делу восстановления советского здравоохранения в освобожденных от фашистов областях [3, с. 166-71]. Заключительную речь Президента АМН СССР академика Н. Н. Бурденко от его имени зачитал действительный член и вице-президент АМН СССР П. А. Куприянов. На пути решения поставленных перед Академией задач Н. Н. Бурденко выделил две проблемы, возникшие во время войны: профилактику эпидемий и лечение раневых инфекций. При этом Н. Н. Бурденко отметил заслуги Наркомздрава СССР во главе с Г. А. Митеревым, обеспечившего «образцовый санитарный режим в стране», и Военно-санитарного управления Красной Армии под руководством Е. И. Смирнова, создавшего «доктрину военно-санитарной организации» [3, с. 172]. «Правительство, учреждая Академию медицинских знаний 27, поставило перед ней задачу: развить цикл медицинских наук и действовать общим фронтом с другими учреждениями»,- говорил Н. Н. Бурденко, но прогресс советской науки нельзя обеспечить только в центральных учреждениях. «Мы должны втянуть в работу Академии все живые силы медицинской общественности,- настаивал Н. Н. Бурденко.- Филиалы и базы в национальных республиках должны быть объединены воедино со всеми народами нашего необъятного Великого Союза» 28 [3, с. 173]. Н. Н. Бурденко считал, что прошедшие в 1944 г. сессии Академии наук и Учредительная сессия АМН СССР продемонстрировали «ценности, внесенные нашими учеными в мировую науку» [3, с. 173]. Он выразил надежду на установление тесных международных связей с целью обмена опытом и достижениями и подчеркнул, что долгие годы до войны интернационализм в науке не был развит. Далее он отметил неконструктивную позицию немецких ученых, настаивающих на главенстве немецкой науки и принижении роли в ее развитии ученых других стран. Однако, как заметил Н. Н. Бурденко, «немцы, создатели тотальной и молниеносной войны 29, а также авторы афоризма „войну ведут ученые“» [3, с. 174], проиграли в организации эффективной медицинской помощи в текущей войне советским ученым. Говоря об «эпохе пред- и послевоенного мирового кризиса естествознания и медицины» [3, с. 174], во время которого и для решения которого была создана АМН СССР, Н. Н. Бурденко указал на необходимость коренного изменения системы научной работы, сделав упор на «философии познания и научного метода». «Подлинная наука, научное творчество, - сказал академик, - невозможны без правильного соотношения аналитического и синтетического методов, без признания единства анализа и синтеза, без научного теоретического мировоззрения, являющегося исходным и конечным пунктом всякого эксперимента, всякого наблюдения, всякого изучения природы и общества» [3, с. 174]. В современной медицинской науке, по мнению Н. Н. Бурденко, нужен философский подход к определению здоровья и болезни. По его мнению, выздоровление не есть возвращение к предшествующему болезни состоянию, а переход организма в следующее состояние, в котором остаются следы перенесенной болезни в виде, например, приобретенного иммунитета или каких-то остаточных явлений, с которыми выздоровевшему предстоит жить. Н. Н. Бурденко назвал это состояние «функциональной ассимиляцией» [3, с. 174]. Далее Н. Н. Бурденко обратился к анализу причин кризиса в медицине и естествознании на Западе, подчеркнув, что этот кризис протекал в условиях новых открытий за последние 10 лет, в условиях роста технического вооружения, развития орудий исследований, но это был кризис мышления, методологии и идеологии. Выход из этого кризиса заключается в признании системы и метода диалектического материализма, обоснованного В. И. Лениным 30, суть которого (по Н. Н. Бурденко) заключается в том, что мир изучается на основе точных наук, явления - в своем развитии с другими явлениями с признанием объективности протекающих в природе процессов, с учетом специфики жизни и анализом частного в связи с целым. Диалектический метод марксизма, считал Н. Н. Бурденко, есть ключ к секрету истинного познания. Поэтому по мере совершенствования методов исследования роль врача и «артистическая сторона диагностики» будут уменьшаться, а медицина - все более становиться научной 31. «Все отрасли человеческих знаний, соединяясь… способствуют взаимному совершенствованию. Нет такой науки, которую можно было бы считать по существу свободной и независимой от других: физика, химия, естественная история, медицина представляют одну и ту же природу в различных видах. <…> Если приложить это к нашим клиническим дисциплинам, то мы установим неразрывную связь теоретических и практических дисциплин» [3, с. 179]. И в этом первый президент АМН СССР тоже видел одну из основных задач Академии. Возвращаясь к роли личности врача-ученого как «непредвиденного в науке», Н. Н. Бурденко замечал, что наука не безлична, что каждый исследователь, имея свое «я», придает научной деятельности индивидуальность [3, с. 179]. После прочтения речи П. А. Куприяновым Н. Н. Бурденко взял слово и выразил глубочайшую благодарность от имени всей медицинской общественности страны наркому здравоохранения СССР Г. А. Митереву, который принял в создании Академии «самое деятельное участие». Далее Н. Н. Бурденко сказал, «что нигде в мире культурные ценности так не ценятся, как в СССР, что именно накопление этих культурных ценностей создало залог победы и поражение фашизма, и что долг представителей интеллигенции и медицины всеми силами помогать Красной Армии…» [3, с. 179]. Окончание здравицы в честь Красной Армии и медицинской общественности Советского Союза утонуло в шквале аплодисментов. После этого Н. Н. Бурденко провозгласил здравицу «великому вождю и победителю, великому стратегу Сталину, который уверенно ведет [советский народ] к победоносному концу войны!» [3, с. 180]. Таким образом, третий день Учредительной сессии завершил создание АМН СССР, а в прозвучавших докладах был обозначен путь, по которому должна была двигаться советская медицина в ближайшие годы. Основным содержанием этого пути должны были стать синтез прикладных и фундаментальных знаний внутри Академии и связь научных достижений с практикой вне ее. На этом процесс создания АМН СССР, продолжавшийся ровно 2 года, завершился. Началась 70-летняя история АМН СССР - РАМН. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

S. P. Gliantcev

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: spglyantsev@mail.ru

A. A. Stochik

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


References

  1. Глянцев С. П., Сточик А. А. Учредительная сессия АМН СССР. День первый (20 декабря 1944 г.). Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(3):333-8.
  2. Глянцев С. П., Сточик А. А. Учредительная сессия АМН СССР. День второй (21 декабря 1944 г.). Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(4):491-6.
  3. Учредительная сессия Академии медицинских наук СССР 20-22 декабря 1944 г. М.: Медгиз; 1945.
  4. Покровский В. И. (ред.). 60 лет Российской академии медицинских наук. М.: НПО «Медицинская энциклопедия»; 2004.

Statistics

Views

Abstract - 27

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies