The seasonal dynamics of morbidity of acute lymphoblastic leukemia in Azerbaijan

Abstract


The article presents results of assessment of seasonal dynamics of morbidity rate of acute lymphoblastic leukemia among population younger than 29 years old in Azerbaijan.The materials of Scientific and Research Institute of Hematology and Transfusiology were used, including data of National register of acute lymphoblastic leukemia. The observation had been realized retrospectively and covered data of 991 patients younger than 29 years old in 1998-2014. According used data, all patients were distributed according to seasons. The inter-seasonal differences in the cases of acute lymphoblastic leukemia were estimated by single-factor analysis of variance.During 1998-2014 number of acute lymphoblastic leukemia cases changed within the interval 10 - 20 in Spring, 10-27 in Summer, 10-29 Autumn and 8-19 cases in Winter. The median of cases of acute lymphoblastic leukemia consisted 13,3 in Spring, 15,4 in Summer, 13,7 in Autumn and 10 in Winter. The average number of cases of acute lymphoblastic leukemia in Spring was (15,49±1,13), in Summer (15,89±1,08) and in Autumn (15,71±1,21) practically were equal (р>0,05) and was significantly (р<0,05) higher than the same data in Winter (11,07±0,76). In total, during 1998-2014 number of acute lymphoblastic leukemia cases in Summer was higher than the same number in Winter up to 1,24 times. The risk of the incidence of acute lymphoblastic leukemia earlier than age of 29 years in Winter in Azerbaijan is relatively low. The increase of morbidity risk of acute lymphoblastic leukemia is specific for Spring, Summer and Autumn are at the same degree. The seasonal risks of acute lymphoblastic leukemia morbidity are not universal. They change depending on conditions of the year. The seasonal risks of acute lymphoblastic leukemia morbidity are better to be assessed comparing morbidity cases per seasons of a year (winter, spring, summer and autumn), but not according summary of winter and summer seasons.

Full Text

Введение Впервые сезонная динамика заболеваемости населения лейкозами была выявлена в конце ХХ в. [1-6]. При этом была апробирована методика оценки сезонной обусловленности заболеваемости на основе сравнения количества случаев заболеваний в летних (май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь) и зимних (ноябрь, декабрь, январь, февраль, март, апрель) месяцах года. Было показано, что в Великобритании за 1971-1994 гг. соотношение числа случаев острого лимфобластyого лейкоза (ОЛЛ) в летние и зимние месяцы составляло 1,16 у детей (до 14 лет) и 1,2 у взрослых (15 лет и старше) [1, 2]. Анализ данных Манчестерского детского онкологического регистра показывает, что ОЛЛ у детей был диагностирован больше в апреле (n=107), декабре (n=106) и в мае (n=104), наименьшее число случаев отмечено в сентябре (n=73), июле (n=75) и июне (n=77) [3]. Обобщение данных за 1996-2005 гг. в Англии показывает, что наибольшее число случаев ОЛЛ у лиц в возрасте 15-24 лет диагностировано в октябре, а наименьшее - в апреле [2-3]. Основные публикации автора по сезонной динамике заболеваемости ОЛЛ основаны на исследованиях, проведенных в Англии, где климатические условия отличаются от многих стран, в том числе Азербайджана, что и стало причиной проведения исследования в Азербайджане. Цель исследования - оценить сезонную динамику заболеваемости ОЛЛ населения в возрасте до 29 лет в Азербайджане. Материалы и методы В работе использованы материалы НИИ гематологии и трансфузиологии им. Б. А. Эйвазова МЗ Азербайджанской Республики, который является центром по диагностике и лечению больных ОЛЛ и имеет соответствующий регистр данной патологии. Наблюдение было сплошным и включало данные 991 пациента в возрасте до 29 лет за 1998-2014 гг. Все пациенты по дате манифестации признаков ОЛЛ были распределены по сезонам года: зима - с 22 декабря до 20 марта, весна - с 21 марта до 21 июня, лето - с 22 июня до 22 сентября, осень - с 23 сентября до 21 декабря. Определялось количество случаев ОЛЛ по сезонам за каждый календарный год. В каждом календарном годе сезоны были ранжированы по количеству случаев ОЛЛ. Применялась описательная статистика количественных признаков по вариациям случаев ОЛЛ в каждом сезоне [7]. Межсезонные различия случаев ОЛЛ оценивали путем однофакторного дисперсионного анализа. Статистическая обработка проводилась при помощи пакета «Анализ данных» программы Excel персонального компьютера. Результаты исследования Данные о случаях диагностики ОЛЛ среди населения в возрасте 29 лет по сезонам за 1998-2014 гг. приведены в табл. 1. ps201905.4elibrary00111.jpg Наименьшее число случаев ОЛЛ по сезонам (ранг 1) в основном наблюдалось зимой, только в 2006 г. весной, в 2002 г. зимой, весной и осенью было диагностировано одинаковое число случаев ОЛЛ. Ранги остальных сезонов за наблюдаемые годы были изменчивыми. Последние ранговые места (4) занимали весна в 1998, 1999, 2002, 2010 и 2014 гг, лето в 2001, 2003, 2007, 2012 гг, осень в 2000, 2005, 2006, 2011 гг. Очевидно, что ранги сезонов по величине диагностированных случаев ОЛЛ не постоянны и из года в год подвергаются изменениям. В 1998-2014 гг. количество случаев ОЛЛ колебалось в интервале от 10-25 весной, 10-27 летом, 10-29 осенью и 8-19 случаев зимой. Медиана случаев ОЛЛ составляла 13,3 весной, 15,4 летом, 13,7 осенью и 10 зимой. Среднее количество случаев ОЛЛ весной (15,49±1,13), летом (15,89±1,08) и осенью (15,71±1,21) практически было одинаковым (р>0,05) и существенно превышало таковое зимой (11,07±0,76; р<0,05). Таким образом, только зимой (январь, февраль и часть декабря и марта) существенно меньше диагностировался ОЛЛ среди населения в возрасте до 29 лет. Данные о случаях ОЛЛ в зимние (суммарно по месяцам ноябрь, декабрь январь, февраль, март, апрель) и летние (май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь) месяцы приведены в табл. 2. Из этих данных видно, что в 1999, 2005 и 2010 гг. в зимние месяцы ОЛЛ были диагностированы чаще, в большинстве случаях летние месяцы отличаются высоким риском ОЛЛ. В целом за 1998-2014 гг. общее количество случаев ОЛЛ в летние месяцы превышало таковое в зимние в 1,24 раза. Результаты однофакторного дисперсионного анализа подтверждают существенность различий между количеством случаев ОЛЛ в зимние и летние месяцы. Обсуждение ps201905.4elibrary00113.jpg В ранних исследованиях по изучению сезонности лейкозов [4] использована методология распределения случаев заболевания за 1971-1994 гг. по календарным месяцам, по летним и зимним месяцам и проверка справедливости нулевой гипотезы. Показано что, случаи лейкозов в летние месяцы по сравнению с зимними больше в 1,4 раза в детской популяции и в 1,39 раза у взрослых. Эта методология нами была использована параллельно и результаты полностью согласуются с результатами другого исследования [4]. Наши данные отличаются от данных [4] степенью повышения риска лейкозов в летние месяцы (1,24 по нашим данным, 1,4 по данным [4]). Ограничение данного методического подхода в том, что он создает доказательную базу для проверки справедливости нулевой гипотезы за 6-месячный период. В нашей работе - проверка справедливости нулевой гипотезы при сравнении существующих четырех сезонов года (зима, весна, лето и осень). При этом получены иные результаты, которые подтверждают, что повышенный риск заболеваемости ОЛЛ имеет место в одинаковой степени весной, летом и осенью (с 20 марта по 20 декабря). Существенно низкий риск заболеваемости ОЛЛ отмечается за сравнительно короткий срок (с 20 декабря по 20 марта). В работах [1-4] использованы материалы длительного наблюдения (1954-1996, 1971-1994, 1976-1995, 1996-2005 гг.), оценены суммарные данные без учета конкретного календарного года. В нашей работе представлены суммарные и ежегодные данные, которые показывают, что повышенный риск заболеваемости ОЛЛ в летние месяцы не постоянный, имеются календарные годы, когда он наблюдается и в зимние (1999, 2005, 2010 гг.), и в летние месяцы. Зимний пик (в феврале) заболеваемости лейкозами лиц в возрасте 10 лет и старше отмечен в Англии [5]. Следовательно, климатические перемены в течение календарных годов могут изменить характер сезонной динамики заболеваемости лейкозами. Выводы В Азербайджане сравнительно низок риск заболеваемости ОЛЛ в возрасте до 29 лет зимой (с 20 декабря по 20 марта). Повышенный риск заболеваемости в одинаковой степени характерен для весеннего, летнего и осеннего сезонов (с 20 марта по 20 декабря). Сезонность риска заболеваемости ОЛЛ не универсальна, она изменяется в зависимости от условий календарного года. Сезонность риска заболеваемости ОЛЛ целесообразно оценить путем сравнения случаев заболеваемости по сезонам года (зима, весна, лето и осень), а не по зимним и летним месяцам суммарно (ноябрь-апрель, май-октябрь). Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

I. A. Bagirov

The B. A. Eyvazov Azerbaijan Research Institute of Hematology and Transfusiology

Email: mirmmms@mail.ru

References

  1. Ефимова М. Л., Васильева Г. С., Коваленко В. Р. Сезонные варианты первых клинических признаков острого лейкоза у людей. Гематология и трансфузиология. 1989;(4):4-64.
  2. Badrinath P., Day N. E., Stockton D. Seasonality in the diagnosis of acute lymphocytic leukemia. Brit. J. Cancer.1997;75(11):1711-3.
  3. Gilman E. A., Sorahan T., Loncashire R. J. Seasonality in the presentation of acute lymphoid leukemia. Brit. J. Cancer. 1998;77(4):676-8.
  4. Westerbeek R. M. C., Blair V., Eden O. B. Seasonal variations in the onset of childhood leukemia and lymphoma. Brit. J. Cancer. 1998;78(1):119-24.
  5. Higgins C. D., Santos-Silva J., Stiller C. A., Swerdlow A. J. Season of birth and diagnosis of children with leukemia an analysis of over 15000 UK cases occurring from 1953-95. Brit. J. Cancer. 2001;84(3):408-12.
  6. Van Laar M., Kinsey S. E., Picton S. V., Feltbower R. G. First description of seasonality of birth and diagnosis among teenagers and young adults with cancer aged 15-24 years in England, 1996-2005. BMC Cancer. 2013;13:365.
  7. Стентон Г. Медико-биологическая статистика. М.: Практика; 1999.

Statistics

Views

Abstract - 20

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies