Current indicators of fertility and mortality of population in the region of central Russia

  • Authors: Mingazova E.N.1,2,3, Schepin V.O.1, Zhelezova P.V.4, Sadykova R.N.5
  • Affiliations:
    1. N. A. Semashko National Research Institute of Public Health, 105064, Moscow, Russia
    2. Kazan State Medical University
    3. Russian National Research Medical University, 117997, Moscow, Russia
    4. Center for Medical Prevention of the Kostroma Region
    5. I. M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)
  • Issue: Vol 27, No 5 (2019)
  • Pages: 858-864
  • Section: Articles
  • URL: https://journal-nriph.ru/journal/article/view/187
  • DOI: https://doi.org/10.32687/0869-866X-2019-27-5-858-864
  • Cite item

Abstract


The article analyzes the indicators of population reproduction on the example of the Kostroma region, presents the dynamics of the main medical and demographic indicators of the region: age structure of the population, mortality, fertility, migration, marriage and divorce rates, as well as the starting positions for overcoming reproductive and demographic disadvantages.

Full Text

Введение В период 2005-2015 гг. в Российской Федерации в целом отмечалась устойчивая положительная динамика рождаемости населения. Однако во многих субъектах страны все отчетливее появляются тенденции не только снижения рождаемости, постарения населения, но и его депопуляции [1-4]. Эти показатели являются, на наш взгляд, важными индикаторами медико-демографического неблагополучия, и их целесообразно использовать при разработке региональных стратегических программ развития и национальных проектов по демографии и здравоохранению. Рассмотрению этих вопросов и посвящено исследование, проведенное на примере Костромской области. Цель исследования - проанализировать современные медико-демографические показатели Костромской области, в том числе показатели рождаемости и смертности населения, показать динамику половозрастной структуры населения, определить реперные точки по преодолению демографического неблагополучия. Материалы и методы Исследование проведено на основе анализа данных статистической отчетности, нормативных правовых документов и современных литературных источников, определяющих общую тенденцию по демографической ситуации в регионе и стране. В ходе исследования использовали методы изучения и обобщения опыта, аналитический, статистический. Результаты исследования ps201905.4elibrary00045.jpg В последние годы во всех муниципальных образованиях Костромской области наблюдается естественная убыль населения. Даже город Кострома демонстрирует естественную убыль, где лишь в 2015 г. был зафиксирован небольшой естественный прирост (табл. 1). ps201905.4elibrary00047.jpg В ходе исследования выявлено, что по итогам 2017 г. наихудшая ситуация зафиксирована в Кологривском, Мантуровском, Макарьевском муниципальных районах (МР), общий коэффициент естественной убыли которых составлял 14,3-16,3%. В данных районах отмечен наиболее высокий коэффициент смертности: 23,7; 22,4 и 22 на 1 тыс. населения соответственно (рис. 1 и 2). Значительное воздействие на возрастную структуру населения оказывает смена поколений. Вступление в трудоспособный возраст поколения низкой рождаемости 1990-х годов явилось причиной сокращения численности населения данной возрастной группы [2, 3]. Численность трудоспособного населения области демонстрирует тенденцию к снижению, составив на конец 2017 г. 53,4% в общей численности населения (на конец 2000 г. - 57,9%, на конец 2010 г. - около 60%). Отмечается негативный тренд снижения доли населения в возрасте 15-29 лет в структуре населения области с 19,8% на конец 2012 г. до 16,1% на конец 2017 г. Смена поколений и рост продолжительности жизни определили соответствующее изменение численности населения старшей возрастной группы, доля которой на конец 2017 г. составила 28,2% против 23,8% на конец 2000 г. Отмеченная динамика является неблагоприятной, так как данный прирост обусловлен преимущественно за счет снижения доли населения трудоспособного возраста. Трансформация возрастной структуры населения приводит к негативному изменению демографической нагрузки, т. е. соотношения иждивенцев и трудоспособного населения, что может способствовать росту расходов, необходимых для социального обеспечения нетрудоспособной части населения [5-7]. В Костромской области наблюдается рост коэффициента демографической нагрузки: на 1 тыс. населения трудоспособного возраста на конец 2017 г. приходилось 873 человека нетрудоспособных возрастов (на конец 2010 г. - 673 человека). ps201905.4elibrary00049.jpg В то же время необходимо отметить увеличение численности населения моложе трудоспособного возраста - с 15,7% в общей численности населения на конец 2010 г. до 18,4% на конец 2017 г. При этом доля детей в возрасте 0-4 лет превышает удельный вес подростков в возрасте 10-14 лет. Данное положение можно охарактеризовать как положительное, так как молодое поколение будет переходить в возрастную группу трудоспособного населения. Анализ описательной статистики числа родившихся и умерших в динамике 2000-2017 гг. в городской и сельской местности показал значительное различие. Наибольший размах вариации был характерен для умерших в городской местности, который составил 3667 человек (для родившихся значение данного показателя составило 2134 человека). В сельской местности также диапазон вариации по числу умерших существенно превышал таковой по числу родившихся (2648 против 1058 человек соответственно). Представленные выводы также подтверждаются значением среднеквадратического отклонения, который был максимальным для умерших в городской местности (n=1206). Вместе с тем обращает на себя внимание факт, что по относительным показателям (в сравнении со средним значением) наибольшая вариативность признака наблюдалась по числу умерших в сельской местности, о чем свидетельствуют значения коэффициента осцилляции (отношение размаха к среднему значению) и коэффициента вариации (отношение среднеквадратического отклонения к средней) - 59 и 20,8%, соответственно (табл. 2). ps201905.4elibrary00051.jpg За анализируемый период показатели смертности по Костромской области были выше, чем в целом по РФ. Максимальный разброс между ними отмечался в 2003-2005 гг., когда значение показателя по Костромской области было больше аналогичного показателя по РФ в среднем на 5,3 на 1 тыс. населения. В 2017 г. соотношение между показателями составило 14,9 на 1 тыс. населения по Костромской области против 12,4 на 1 тыс. населения по РФ в целом. Данные динамики умерших, в отличие от рождаемости, также характеризуются линейным трендом с высоким качеством полученной прогностической модели, в которой коэффициент детерминации составил 0,80. Оценка адекватности модели по критерию Фишера показала ее статистическую значимость: F-критерий составил 64,0 при р=0,00000055. Стандартная ошибка модели составила 1,02. Коэффициенты эластичности также значимы на уровне 5%. ps201905.4elibrary00053.jpg Анализ длительной динамики демографических показателей Костромской области с 2000 г. показал наличие негативных тенденций, которые характеризуются затяжной динамикой естественной убыли населения, особенно в период 2000-2010 гг., когда общий коэффициент естественной убыли населения был больше -5 на 1 тыс. населения. В Российской Федерации в период с 2013-2015 гг. наблюдался естественный прирост населения, в Костромской области данные тренды не отмечались. По итогам 2017 г. коэффициент естественной убыли населения составил -4,2 против -0,9 в РФ (рис. 3). ps201905.4elibrary00055.jpg Сопоставление прогнозной динамики коэффициентов рождаемости и смертности, а также полученное уравнение регрессии для естественного прироста (убыли) на 1 тыс. человек населения позволили определить изменение данного показателя в среднесрочной перспективе. Коэффициент детерминации составил 0,86, что свидетельствует о высоком качестве прогностической модели. Оценка адекватности модели по критерию Фишера показала ее статистическую значимость: F-критерий составил 101,3 при р=0,00000002. Стандартная ошибка модели составила 1,3. Коэффициенты эластичности также значимы на уровне 5%. Прогноз демографических показателей естественного движения населения в Костромской области представлен в табл. 3 (по среднесрочному варианту прогноза). По оперативным данным 2018 г., Костромская область по показателю «общий коэффициент естественного прироста» заняла 68-е место среди 85 субъектов РФ, что позволяет отнести регион к группе наиболее неблагоприятных по естественному движению населения. Костромская область по общему коэффициенту рождаемости в 2018 г. была на 60-м месте в РФ (по мере снижения значения показателя), по общему коэффициенту смертности - на 71-м месте (по мере возрастания значения показателя). Более 1/3 населения старше трудоспособного возраста зафиксировано в 15 муниципальных образованиях. Наибольшая доля населения старше трудоспособного возраста при минимальной доле населения моложе трудоспособного возраста отмечены в Кологривском МР (39,3 и 16,7% соответственно, в общей численности населения района на 1 января 2018 г.), Мантуровском (37,9 и 14,4%), Макарьевском (36,7 и 15,8%). ps201905.4elibrary00057.jpg Наибольшая поляризация в распределении численности населения Костромской области по муниципальным образованиям отмечалась в возрастной группе старше трудоспособного возраста, где зафиксировано наибольшее значение коэффициента осцилляции и коэффициента вариации (44,5 и 12% соответственно; табл. 4). ps201905.4elibrary00059.jpg Различия в воспроизводстве городского и сельского населения Костромской области обусловлены возрастной структурой. Средний возраст горожан к началу 2017 г. составлял 39,9 года, сельчан - 43,5 года. Средний возраст женщин на 1 января 2017 г. - 43,7 года, мужчин - 37,7 года. Женское население области превышает мужское (54,1 и 45,9% соответственно). На 1 января 2018 г. на 1 тыс. мужчин приходилось 1180 женщин (табл. 5). Численность женщин в области сократилась с 387,4 тыс. на 1 января 2005 г. до 348,2 тыс. на 1 января 2018 г. (10,1%), в то же время численность мужчин уменьшилась с 324,6 тыс. до 295,1 тыс. человек (9,1%). В отдельных группах, особенно в молодых (до 35 лет) возрастах, соотношение полов не в пользу женщин (на 1 января 2018 г. в возрасте 25-29 лет на 1 тыс. мужчин приходилось 919 женщин, 30-34 лет - 950, при этом в отмеченных возрастных группах зафиксирована тенденция к снижению значений показателя). Наиболее заметно (на 22,9%) сократилась численность женщин в сельской местности, тогда как в городской местности отмечено снижение на 4,3% (табл. 6). В Костромской области увеличивается доля женщин старшей возрастной группы (свыше 60 лет - 25,3% на начало 2012 г., 28,5% на начало 2018 г.), что связано с ростом продолжительности жизни. Обсуждение При наличии объективных факторов снижения рождаемости важным условием сохранения естественного прироста населения является сокращение смертности. В Костромской области максимальное значение общего коэффициента смертности зафиксировано в 2003 г. (21,7‰). С 2006 г. отмечалось снижение уровня смертности, за исключением 2010 г., в котором в связи с аномально высокой температурой летних месяцев число умерших увеличилось. В 2018 г. число умерших в области сократилось по сравнению с 2017 г. на 122 человека и составило 9473 человека. Общий коэффициент смертности незначительно снизился, составив 14,8‰. Наибольший уровень смертности отмечен в сельской местности (в 2017 г. - 17,6 на 1 тыс. населения против 13,8 в городской местности). Несмотря на положительную динамику, в Костромской области коэффициент смертности ежегодно превышает среднероссийский уровень (в 2000 г. - 18,9 против 15,3 на 1 тыс. населения, в 2017 г. - 14,9 и 12,4 соответственно). В 2017 г. по сравнению с предыдущими годами уровень смертности снизился во всех возрастных группах населения. Коэффициент смертности населения младше трудоспособного возраста в 2017 г. составил 0,6‰ (в 2005 г. - 1,3), населения в трудоспособном возрасте - 5,1‰ (10,6), старше трудоспособного возраста - 43,1‰ (63,3). Демографическое старение является основной причиной высокой смертности населения (табл. 7). ps201905.4elibrary00061.jpg В структуре общей смертности населения Костромской области, как и в среднем по Российской Федерации, основными причинами смертности являются болезни органов кровообращения и новообразования. В последние годы наблюдается сокращение числа умерших от болезней органов кровообращения и рост числа умерших от новообразований. В области снизилось число умерших от болезней органов дыхания и от внешних причин, в том числе от случайных отравлений алкоголем, сократилось число самоубийств. В 2018 г. возросла смертность от болезней органов пищеварения, по причине транспортных несчастных случаев (табл. 8). По отдельным причинам смерти данные по Костромской области выше, чем в целом по Российской Федерации и Центральному федеральному округу. Наиболее тревожная ситуация складывается в отношении смертности от болезней системы кровообращения и злокачественных новообразований. Данные показатели в области превышают общероссийские по оперативным данным за 2018 г. в первом случае на 29,3 и 25,3%, во втором - на 26,4 и 18,5% соответственно (табл. 9). ps201905.4elibrary00063.jpg ps201905.4elibrary00065.jpg ps201905.4elibrary00067.jpg Смертность трудоспособного населения в Костромской области в 2017 г. (508,4 на 100 тыс. населения соответствующего возраста) была выше, чем в целом по РФ (484,5) и Центральному федеральному округу (446,4). При этом коэффициент смертности трудоспособного населения области имеет тенденцию к снижению (табл. 10). Высокий уровень смертности трудоспособного населения свидетельствует о состоянии здоровья данной категории населения, которое во многом зависит от уровня развития системы здравоохранения региона. До 2016 г. в числе умерших детей до 1 года преобладали мальчики, в 2016-2017 гг. доминировали девочки. В сельской местности число умерших детей до 1 года (на 1 тыс. родившихся живыми) превышает аналогичный показатель в городской местности. Уровни материнской и младенческой смертности являются наиболее чувствительными показателями в оценке качества оказания медицинских услуг и социально-экономического ps201905.4elibrary00069.jpg уровня развития региона. Показатель, характеризующий младенческую смертность, был включен в перечень майских указов 2012 г., 2018 г. по совершенствованию системы здравоохранения (национальным проектом предусмотрено снижение уровня младенческой смертности до 4,5 случая на 1 тыс. родившихся детей). Для уменьшения репродуктивных потерь важное значение имеет разработка эффективных мер по их снижению. Анализ младенческой смертности в области показал, что в структуре причин первые ранговые места на протяжении многих лет занимают отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде, и врожденные аномалии. Заключение Результаты исследования позволяют выделить основные тенденции в характеристике демографической ситуации в Костромской области: -во всех муниципальных образованиях Костромской области наблюдается естественная убыль населения - превышение смертности над рождаемостью; -вступление в детородный возраст поколения низкой рождаемости 1990-х годов является причиной сокращения численности населения; -сокращается численность женщин в области, в большей степени в сельской местности; -в последние годы снизился суммарный коэффициент рождаемости; -несмотря на снижение коэффициента смертности, показатели превышают среднероссийский уровень; -остается высоким коэффициент младенческой смертности; -причинами высокой смертности являются болезни системы кровообращения, новообразования, внешние причины (необходимо отметить, что смертность от болезней системы кровообращения в области имеет тенденцию к снижению, смертность новообразований имеет динамику роста). Негативная динамика снижения рождаемости, роста естественной убыли населения, существенное сокращение числа потенциальных матерей не способствуют стабилизации демографической ситуации в области, что подтверждают и прогнозные данные. В сложившихся условиях необходима адаптация к новым демографическим и семейным реалиям, учитывая современные семейные ценности, сложившиеся гендерные роли, в том числе весомый вклад женщин в развитие общества, новые требования к качеству воспитания детей. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. N. Mingazova

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health, 105064, Moscow, Russia; Kazan State Medical University; Russian National Research Medical University, 117997, Moscow, Russia

Email: elmira_mingazova@mail.ru

V. O. Schepin

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health, 105064, Moscow, Russia


P. V. Zhelezova

Center for Medical Prevention of the Kostroma Region


R. N. Sadykova

I. M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)


References

  1. Хабриев Р. У., Линденбратен А. Л., Комаров Ю. М. Стратегия охраны здоровья населения как основа социальной политики. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2014;22(3):3-5.
  2. Щепин В. О., Кича Д. И., Голощапов-Аксенов Р. С. Профессиональные, жилищные и семейные факторы риска в прогнозировании заболеваемости инфарктом миокарда. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2018; 26(4):196-200.
  3. Щепин В. О., Шишкин Е. В. Анализ смертности от внешних причин среди населения трудоспособного возраста на территории Российской Федерации. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(3):222-6.
  4. Линденбратен А. Л., Гришина Н. К., Ковалева В. В., Филиппова В. И., Сердюковский С. М., Головина С. М., Загоруйченко А. А., Соловьева Н. Б. Анализ эффективности инновационных процессов в условиях реализации государственной программы «Развитие здравоохранения». Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2016;24(6):324-9.
  5. Гришина Е. Н., Трусова Л. Н. Статистика численности и естественного движения населения России. Современные тенденции в экономике и управлении: новый взгляд. 2016;(38):77-81.
  6. Альбицкий В. Ю., Терлецкая Р. Н. Младенческая смертность в Российской Федерации в условиях новых требований и регистрации рождения. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2016;24(6):340-5.
  7. Гелигаева Ш. С. Младенческая смертность в Российской Федерации. Новая наука: от идеи к росту. 2016;12(4):51-3.

Statistics

Views

Abstract - 48

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies