CIVIL HEALTHCARE IN EASTERN SIBERIA ON THE EVE AND AT THE BEGINNING OF THE GREAT PATRIOTIC WAR

Abstract


Eastern Siberia during the Great Patriotic War, being in the deep rear, was one of the key regions where the population and industrial enterprises were evacuated from the front-line zones and west territories of the USSR. Among the arriving population, there were many highly qualified specialists who were sent along with enterprises to resume their work, which, on the one hand, gave preconditions for the development of the region, including as a major industrial and scientific center in the future, but also created an additional burden on the civil health care system of the region "in the moment." Eastern Siberia provided the USSR with healthy human and necessary production resources, making it possible for the Soviet Army to defend the Motherland, which was the main thing in those difficult years, in the face of the sudden invasion of Nazi Germany. The archival materials that give an idea of the state of the civil health care system in the region by the beginning and in the first days of the Great Patriotic War are analyzed, and a comparative analysis of the indicators of both the Eastern Siberia region and its individual republics with the RSFSR as a whole is carried out.This study was carried out as part of the research work "State policy in the field of health protection and medical science in the Russian Empire and the USSR."

Full Text

В начале Великой Отечественной войны (ВОВ) большая часть населения и ряд промышленных производств из прифронтовых территорий были эвакуированы на Урал, в Сибирь и в Среднюю Азию 35 [1]. Значение потенциала Восточной Сибири, по площади занимавшей 2952,3 тыс. км2 и имевшей невысокую плотность населения (немногим более 5 млн человек), в период ВОВ нашло свое отражение в исторической литературе [3-8]. Научные работы посвящались в основном Красноярскому краю и Иркутской области, так как эвакуация населения и предприятий с запада страны в Читинскую область, Якутскую АССР и Бурят-Монгольскую АССР практически не проводилась. Однако даже на столь ограниченной территории интерес исследователей преимущественно относился к становлению и развитию оборонных предприятий и лишь косвенно касался социальных проблем населения. Сегодня получить цельное представление как о развитии Восточной Сибири в целом, так и о гражданском здравоохранении региона, особенно к началу и в первые дни ВОВ, невозможно. Целью исследования являлось изучение состояния сети здравоохранения Восточной Сибири в первые дни ВОВ. Сравнение результатов выполнения плана количественных показателей развития здравоохранения на 1941 г. и достаточность ресурсов системы здравоохранения для оказания медицинской помощи в условиях прибывающего эвакуированного населения были задачами работы. Любая война сопровождается перемещением огромных людских масс. Это не только движение бойцов к линии фронта, но и бегство мирного населения. Характерной особенностью эвакуируемого населения является большое количество детей, стариков и прочих лиц, которые, в том числе из-за малой мобильности по состоянию здоровья, не могут быть призваны в вооруженные силы. Такая передислокация людей создает дополнительную нагрузку на систему здравоохранения тех районов, в которых оно оседает. Согласно переписи 1939 г., население регионов Восточной Сибири, к которым относились Красноярский край, Иркутская и Читинская области, а также Бурят-Монгольская и Якутская АССР, составляло 5 382 059 человек, а доля эвакуированных из прифронтовых и оккупированных врагом территорий жителей, среди которого дети составляли 34,6%, была немногим более 2% от числа лиц, проживающих в Восточной Сибири до войны (табл. 1). Такой незначительный прирост населения не мог серьезно увеличить нагрузку на систему здравоохранения регионов, однако в Восточной Сибири, как и в других тыловых районах в начале ВОВ, произошел ряд позитивных и негативных изменений. ps202205.4htm00121.jpg В Восточной Сибири, как и в целом по РСФСР, на 1941 г. был запланирован рост бюджета здравоохранения. Так, бюджет в Восточной Сибири намечалось увеличить по сравнению с 1940 г. на 20,4% против 16,6% в среднем по РСФСР 36, 37, 38. Рост бюджета здравоохранения, наиболее вероятно, связан с возросшей в предвоенные годы в Восточной Сибири и соседних регионах индустриальной мощи 39, что, наряду с государственной пропагандой тех лет, можно расценивать как подготовку тыла к войне 40. Не вдаваясь в тему создания эвакогоспиталей, которая не являлась задачей настоящего исследования, отметим, что согласно мобилизационному плану подготовка и развертывание их в случае войны были начаты в Красноярске еще в 1939 г. [9]. Последнее косвенно подтверждает вышесказанное. Тем не менее неожиданное, вероломное нападение фашистской Германии на СССР не позволило претворить в жизнь эти планы. Естественно, уменьшились расходы государства на гражданское здравоохранение. Вследствие этого осуществлялось резкое сокращение врачебных ставок, как штатных, так и занятых, что преимущественно было связано с мобилизацией медицинских работников в армию 41 и попыткой чиновников Наркомздрава компенсировать резко образовавшийся дефицит врачебных кадров за счет уменьшения штатных должностей. Проводимые мероприятия позволили не только не «обрушить» показатели укомплектованности врачами, но даже значительно повысить эти цифры в сельской местности Иркутской и Читинской областей, а также в селах Восточной Сибири в целом. Рекордное сокращение штатных должностей врачей произошло в городах Якутской АССР - на 99,6% (табл. 2), что являлось следствием отвлечения врачебных кадров для противоэпидемической работы и службы в эвакогоспиталях. Это произошло на фоне увеличения численности городского населения Якутской АССР за счет эвакуированного населения и переселения граждан из сельской местности [10] при невысоком оттоке населения (например, в 1941 г. из Якутии на фронт было отправлено всего 17 179 человек 42). Стоит отметить, что подобное сокращение ставок произошло при наличии в городах республики 286 врачей 43 и наиболее негативно, как и в других регионах, отразилось на амбулаторно-поликлинической сети [11]. Однако, поскольку среди эвакуированного населения оказалось немалое количество медицинских работников (число выбывших из системы гражданского здравоохранения в тылу врачей было почти в 4 раза меньше, чем прибывших с эвакуированным населением 44), это позволило уже к 1942 г. переломить сложившуюся с врачебными кадрами ситуацию в Якутии и Восточной Сибири в целом 45. ps202205.4htm00123.jpg Изменения в самой сети здравоохранения Восточной Сибири в первом полугодии 1941 г. были аналогичны происходящим процессам по РСФСР в целом. Отмечалась положительная динамика в количестве больничных коек, увеличении родильной сети, фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), выросло число мест в городских и сельских яслях, а также число сельских врачебных участков, при этом резко снизилось количество участков, неукомплектованных врачами. Однако в некоторых отдельных регионах Восточной Сибири наблюдались обратные тенденции. За этот период снизилось число мест в городских яслях в Иркутской области, а также число коек в больничной и родильной сети в городах Бурят-Монгольской АССР (см. табл. 2). Анализ показал, что на 1 июля 1941 г. в Восточной Сибири имелось приблизительно 3,3 койки на 1 тыс. жителей. Это более чем достаточно, чтобы дополнительно принять чуть больше 2% от численности местного населения (см. табл. 2). ps202205.4htm00125.jpg Кроме этого, к началу ВОВ в Восточной Сибири имелись психиатрические больницы и колонии, колхозные родильные дома, детские консультации, а также санитарные станции (табл. 3). Особое значение в военное время сыграли НИИ эпидемиологии и бактериологии в Иркутской области, занимавшийся производством бактерийных препаратов 46, и Санитарно-бактериологический институт в Красноярском крае, сотрудники которого проводили профилактическую работу среди эвакуированного населения и противоэпидемические мероприятия в очагах инфекций 47, предотвратившие вспышки инфекционных заболеваний и обеспечившие поступление здоровых военных коллективов на фронт 48 (см. табл. 3). По состоянию на 1 июля 1941 г. планы развития системы здравоохранения в Восточной Сибири по увеличению количества больничных коек и мест в яслях выполнялись лучше, чем в среднем по РСФСР. В различных регионах Восточной Сибири план был реализован по больничным койкам в городах от 28,9% (Якутская АССР) до 76,5% (Красноярский край) и в селах от 28,8% (Бурят-Монгольская АССР) до 44,8% (Якутская АССР). Исключение - Иркутская область, в городах которой было размещено без малого 13 тыс. эвакуированного населения (больше, чем в других районах Восточной Сибири), среди которых было 8 тыс. детей. Она отставала по темпам развития здравоохранения в городских поселениях от соседних регионов и от средних показателей по Восточной Сибири и по РСФСР в целом. В городах Иркутской области количество больничных коек в первой половине 1941 г. увеличилось лишь на 6,6% от плана, а ясли сократили на 97 мест (табл. 4). Таким образом, в результате довоенных преобразований в народном хозяйстве Восточной Сибири состояние сети гражданского здравоохранения Восточной Сибири в начале ВОВ соответствовало по обеспечению ресурсами системе здравоохранения РСФСР, а по темпам развития даже превышало к июлю 1941 г. средние показатели по РСФСР в целом. Заключение Приведенные материалы об изменениях показателей здравоохранения накануне и в первые дни войны косвенно подтверждают, что СССР, несмотря на внешнеполитические действия (пакт Молотова-Рибентропа) 49 и дипломатическую риторику предвоенных лет [12], готовился к отражению нападения фашистской Германии, укрепляя свой тыл. ps202205.4htm00127.jpg Система обеспечения медицинской помощью населения Восточной Сибири во время ВОВ оказалась способна выдержать нагрузку, связанную с притоком эвакуированного населения. Резкое снижение штатных должностей врачей на фоне возникшего в начале ВОВ дефицита кадров показывает «борьбу» чиновников Наркомздрава РСФСР за статистические показатели по укомплектованности штатных должностей. Исследование выполнено в рамках НИР «Государственная политика в области охраны здоровья и медицинской науки в Российской империи и СССР». Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликтов интересов.

About the authors

R. S. Serebryany

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


D. V. Kamelskikh

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: kamelskih@yandex.ru

References

  1. Ставский Е. А., Жданов А. П., Догадов В. В., Цареградская Е. А., Шнякин А. А. Медицинское снабжение в годы Великой Отечественной войны, вклад в обеспечение медицинским имуществом сибирских химико-фармацевтических заводов. Медицина и образование в Сибири. 2014;(5):31.
  2. Налимова Н. В., Тоболкина В. А., Бреднева Н. Д., Фирсенко Н. П. Медикаменты - фронту и тылу (тюмень фронтовая). Посвящено 75-летию со дня образования Тюменской области и 75-летию победы в Великой Отечественной войне. Университетская медицина Урала. 2020;21(2):86-8.
  3. Акулов М. Р., Анисков В. Т., Васильев Ю. А., Кузнецов И. И. Подвиг земли богатырской (Сибирь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.). М.: Мысль; 1970. 364 с.
  4. Вознесенский Н. А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. Избранные произведения. 1931-1947. М.: Политиздат, 1979. 606 с.
  5. Докучаев Г. А. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне. Новосибирск: Наука; 1968. 322 с.
  6. Кузнецов И. И., Елизарьева Р. П. Об эвакуации промышленных предприятий в Восточную Сибирь в годы Великой Отечественной войны. Известия Сибирского отделения АН СССР. Серия Общественных наук. 1975;6(2):10-4.
  7. Шалак А. В. Социальные проблемы населения Восточной Сибири (1940-1950 гг.). Иркутск: Издательство ИГЭА; 2000. 354 с.
  8. Пахомова Н. В. Оборонная промышленность Восточной Сибири в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Красноярск: Сибирский федеральный университет; 2012. 158 с.
  9. Елинская Т. Н., Елисеенко А. Г., Толмачева А. В., Карпухин К. В. Красноярск-Берлин. 1941-1945. Историко-публистическое краеведческое издание, посвященное 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Красноярск: Поликор; 2010. 118 с.
  10. Сивцева С. И. Города и села Якутии в годы Великой Отечественной войны: факторы, повлиявшие на численность населения. Общество: философия, история, культура. 2017;(12):137-43.
  11. Давыдова Ю. А. Медицинское обслуживание населения сибирских городов в годы Великой Отечественной войны. В сб.: Актуальные проблемы социально-политической истории Сибири (XVII-XX вв.): Бахрушинские чтения 1998 г. Межвуз. сб. науч. тр. Под ред. В. И. Шишкина. Новосибирск: Новосибирский государственный университет; 2001. С. 159-70.
  12. Розанов Г. Л. Сталин - Гитлер. Документальный очерк. Советско-германские дипломатические отношения 1939-1941 гг. М.: Международные отношения; 1991. 224 с.

Statistics

Views

Abstract - 43

PDF (Russian) - 28

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies