The natality and mortality of population in various social economic regions of the Far North

  • Authors: Lebedeva U.M.1, Sadykova R.N.2, Lebedeva А.М.3, Mingazova E.N.2,4,5,6
  • Affiliations:
    1. The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The M. K. Ammosov Northern-East Federal University”
    2. N. A. Semashko National Research Institute of Public Health
    3. The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “N. I. Pirogov Russian National Research Medical University” Minzdrav of Russia
    4. The Federal State Budget Institution of Higher Education “The Kazan State Medical University”
    5. The Federal State Budget Institution of Science “The Federal Research Center of Nutrition, Biotechnology and Food Safety”
    6. The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” (Sechenov University) of Minzdrav of Russia
  • Issue: Vol 30, No 3 (2022)
  • Pages: 407-414
  • Section: Articles
  • URL: https://journal-nriph.ru/journal/article/view/913
  • DOI: https://doi.org/10.32687/0869-866X-2022-30-3-407-414
  • Cite item

Abstract


The issues of improving demographic situation in Russia at large and in its particular subjects are of special actuality. Therefore, the study was carried out concerning actual characteristics of population natural movement with consideration of regional specifics of the northern and eastern territories of the country. Nowadays, in Far North regions, Arctic and Sub-Arctic territories, Far East territories that occupy almost 2/3 of the area of the Russian Federation reside less than 10% of total population. By virtue of immense industrial and resource potential of these regions, the issue of natural population increase in the northern and arctic territories is of strategic importance for the Russian Federation. The entire territory of the Republic of Sakha (Yakutia) is included in the Far North regions. The demographic situation in this territory is determined both by processes of national level and specific climatic, economic and other conditions specific for northern and arctic territories.The study was carried out to comparatively analyze indices of population natural movement in various social economic regions of the Republic of Sakha (Yakutia) such as arctic, agricultural and industrial, including Yakutsk.It was established that most unfavorable demographic situation from point of view of processes of population natural reproduction is observed in industrial regions, where lowest natality indices are observed at high mortality rates. The highest natality indices were noted in agricultural regions. The highest mortality indices were specific for Arctic and industrial regions and the lowest ones for Yakutsk. Since 2014, occurs slowdown of natural population increase in all groups of regions, while in industrial areas in 2006 and 2020, natural population loss was recorded. The revealed differences in medical and demographic indices are a basis of implementation of regional programs targeted to development of social economic living conditions and improvement of demographic policy in regions of the Far North.

Full Text

Введение В последние годы особую актуальность приобрели вопросы необходимости улучшения демографической ситуации в стране и ее субъектах, что нашло отражение в официальных документах государственной политики Российской Федерации [1-3]. Для реализации национальных целей демографического развития, представленных в проектах «Демография» и «Здравоохранение», в том числе по увеличению рождаемости, снижению уровней смертности, росту продолжительности жизни населения, сохранению и укреплению его здоровья, необходимо поддержание устойчивых процессов совершенствования социально-экономической сферы страны в целом, а также учет специфики ее регионов [4, 5]. Особые условия имеют северные и восточные территории страны: районы Крайнего Севера, приравненные к ним местности, арктические и приарктические территории, а также районы Дальнего Востока, которые занимают практически 2/3 площади России и на которых проживает менее 10% населения страны. Поэтому вопрос естественного прироста населения на северных и арктических территориях имеет для Российской Федерации стратегическое значение [6, 7]. В перечень районов Крайнего Севера Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.11.2021 № 1946 включена вся территория Республики Саха (Якутия). В данном субъекте Российской Федерации демографическая ситуация обусловлена прежде всего процессами, происходящими в стране в целом, а также специфическими природно-климатическими, экономическими и другими условиями характерными для северных и арктических территорий [8-11]. Цель исследования - изучить современные особенности естественного движения населения в различных социально-экономических районах Крайнего Севера на примере Республики Саха (Якутия). Материалы и методы Использовались социально-гигиенический, статистический, аналитический методы исследования. Численность населения Республики Саха (Якутия) на начало 2021 г. составила 982 тыс. человек, из которых 651 тыс. (66,3%) являются городскими и 331 тыс. (33,7%) - сельскими жителями. Плотность населения - 0,3 человека на 1 км2, что соответствовало 82-му месту среду субъектов Федерации и 9-му месту среди 11 субъектов округа. Учитывая высокую степень дифференциации в экономическом и социальном развитии среди муниципальных образований Республики Саха (Якутия), вызванную различием в природно-климатических условиях [12, 13], для характеристики демографического процесса данного субъекта важно проанализировать динамику основных медико-демографических показателей по группам районов: 1-я группа - арктическая (13 районов): Абыйский, Аллаиховский, Анабарский, Булунский, Верхоянский, Верхнеколымский, Жиганский, Момский, Нижнеколымский, Оленекский, Среднеколымский, Усть-Янский и Эвено-Бытантайский районы; 2-я группа - сельскохозяйственная (13 районов): Амгинский, Верхневилюйский, Вилюйский, Горный, Мегино-Кангаласский, Намский, Нюрбинский, Олекминский, Сунтарский, Таттинский, Усть-Алданский, Хангаласский и Чурапчинский районы; 3-я группа - промышленная (8 районов): Алданский, Кобяйский, Ленский, Мирнинский, Нерюнгринский, Оймяконский, Томпонский, Усть-Майский районы. Учитывая особую специфику и социально-экономический статус г. Якутска, при проведении данного исследования столица республики была выделена из 3-й промышленной группы районов. На ее долю в настоящее время приходится 1/3 населения. Кроме того, Якутск является пятым по численности населения городом Дальневосточного федерального округа, а также самым крупным из городов, расположенных в зоне многолетней мерзлоты. Именно с учетом данного распределения ранее были проведены крупномасштабные исследования физического развития детей школьного возраста, проживающих в различных районах Республики Саха (Якутия) [14-17]. Результаты исследования Проведенный нами анализ коэффициента рождаемости по группам районов показал, что в среднем за 1998-2020 гг. наибольший по величине уровень коэффициента рождаемости фиксировался в сельскохозяйственных районах (17,8 на 1 тыс. населения). При этом лидерами по коэффициенту рождаемости среди районов данной группы были Чурапчинский (19,2 на 1 тыс. населения в среднем за 1998-2020 гг.), Горный (19,1) и Верхневилюйский (18,8) районы. В среднем за 2020 г. коэффициент рождаемости в данной группе районов составил 16,1 на 1 тыс. населения; по сравнению с 2019 г. он увеличился на 0,7‰, а по сравнению с 1998 г. - сократился на 0,8‰. Далее среди группы районов высокий коэффициент рождаемости отмечен в районах арктической зоны (16,4 на 1 тыс. населения) в среднем за 1998-2020 гг., среди которых следует отметить наиболее высокие показатели рождаемости в Оленёкском (20,1), Анабарском (19,7) и Момском (19,1) районах. В среднем за 2020 г. коэффициент рождаемости в данной группе районов составил 16,6 на 1 тыс. населения, увеличившись по сравнению с 2019 г. на 1,4‰, а по сравнению с 1998 г. - на 2‰. В г. Якутск в среднем за 1998-2020 гг. коэффициент рождаемости составлял 15,8 на 1 тыс. населения и также был выше, чем в среднем по республике (15,3 на 1 тыс. населения). С точки зрения рождаемости наиболее неблагоприятная ситуация наблюдалась в промышленных районах республики, где среднее значение коэффициента рождаемости за анализируемый период было меньше по сравнению со среднереспубликанским уровнем и составляло 12,7 на 1 тыс. населения. Наименьшие средние коэффициенты рождаемости среди районов данной группы фиксировались в Оймяконском (10,4 на 1 тыс. населения), Нерюнгринском (11,4) и Алданском (11,9) районах. Наибольший прирост рождаемости по всем группам районов отмечен в 2014 г., когда коэффициенты рождаемости достигали максимальных значений в рассматриваемый период, исключение составил только г. Якутск, где максимальное значение коэффициента рождаемости фиксировалось в 2009-2010 гг. После 2014 г. по всем районам наблюдалось снижение коэффициентов рождаемости, которое продолжилось после 2018 г. в промышленных муниципальных районах, а после 2019 г. - в арктических и сельскохозяйственных районах; в г. Якутск после 2015 г. отмечена ежегодная тенденция снижения показателя (рис. 1). Для целей исследования считаем принципиально важным проанализировать наличие статистически значимых различий в коэффициентах рождаемости между группами районов в Республике Саха (Якутия). Для этого воспользуемся методами непараметрической статистики - критерием Вилкоксона. Расчет уровня статистической значимости коэффициентов рождаемости в районах Республики Саха (Якутия) показал, что существуют статистически значимые различия во всех группах районов различий (p≤0,05), за исключением уровня рождаемости в арктической зоне и г. Якутск, которые составили в среднем за анализируемый период 16,4 и 15,8 на 1 тыс. населения соответственно. Наглядно также иллюстрирует различия в уровне рождаемости ящичная диаграмма (табл. 1; рис. 2). Таким образом, в промышленных районах в целом уровень рождаемости населения в 1998-2020 гг. был ниже, чем в районах арктической, сельскохозяйственной зоны и г. Якутск. Анализ коэффициента смертности по группам районов республики показал, что в среднем за 1998-2020 гг. наибольший средний уровень коэффициента смертности фиксировался в районах арктической зоны (11,6 на 1 тыс. населения). При этом лидерами по коэффициенту смертности среди районов данной группы были Аллаиховский (13,0 на 1 тыс. населения в среднем за 1998-2020 гг.), Верхнеколымский (13,0) и Нижнеколымский (12,4) районы. В среднем за 2020 г. коэффициент смертности в данной группе районов составил 13,0 на 1 тыс. населения, увеличившись по сравнению с 2019 г. на 4‰, по сравнению же с 1998 г. он сократился на 3,6‰. Далее среди группы районов высокий коэффициент смертности отмечен в промышленных районах (11,0 на 1 тыс. населения в среднем за 1998-2020 гг.), среди которых следует отметить наиболее высокие показатели смертности в Алданском (14,1), Усть-Майском (14,0) и Оймяконском (14,0) районах. В среднем за 2020 г. коэффициент смертности в данной группе районов составил 11,2 на 1 тыс. населения, увеличившись по сравнению с 2019 г. на 1,0‰, а по сравнению с 1998 г. - на 1,7‰. В сельскохозяйственных районах средний коэффициент смертности населения в период 1998-2020 гг. был также выше, чем по республике, и составлял 9,4 на 1 тыс. населения (по республике - 9,3 на 1 тыс. населения). В районах данной группы наибольшая смертность отмечена в Олекминском (12,0), Нюрбинском (10,0) и Хангаласском (10,0) районах. Средний коэффициент смертности в 2020 г. в сельскохозяйственных районах увеличился по сравнению с 2019 г. на 1,3‰, по сравнению с 1998 г. - на 0,2‰. В г. Якутск в среднем за 1998-2020 гг. коэффициент смертности составлял 8,2 на 1 тыс. населения и был ниже, чем в среднем по республике (9,3 на 1 тыс. населения). Средний коэффициент смертности в 2020 г. в г. Якутск увеличился по сравнению с 2019 г. на 1,4‰, по сравнению с 1998 г. он сократился на 2,2‰. До 2020 г. в целом по укрупненным группам районов Республики Саха (Якутия) наблюдается снижение коэффициента смертности, тогда как в 2020 г. по всем районам фиксировался прирост данного показателя. В районах, отнесенных к сельскохозяйственной и промышленной зонам, прирост показателя начался даже ранее, с 2019 г. Наиболее неблагоприятная ситуация с точки зрения прироста коэффициента смертности была характерна для районов арктической зоны, что во многом определялось суровостью климата и географическими особенностями территории, включая инфраструктурные ограничения, затрудняющие оказание первой необходимой медицинской помощи населению (рис. 3). Расчет уровня статистической значимости коэффициентов смертности в районах показал, что существуют статистически значимые различия во всех группах районов (p≤0,05), что наглядно иллюстрирует ящичная диаграмма (табл. 2; рис. 4). Таким образом, наиболее высокий уровень смертности населения был характерен для арктических районов, в которых также фиксировался самый высокий прирост показателя в 2020 г. по сравнению с 2019 г.; наименьший уровень смертности отмечался в г. Якутск. Следует также отметить высокий уровень смертности в промышленных районах республики. Анализ коэффициента естественного прироста по группам районов республики показал, что в среднем за 1998-2020 гг. наибольший средний уровень коэффициента естественного прироста фиксировался в сельскохозяйственных районах (8,4 на 1 тыс. населения). При этом лидерами по коэффициенту естественного прироста среди районов данной группы были Горный (11,2 на 1 тыс. населения в среднем за 1998-2020 гг.), Чурапчинский (10,6) и Намский (10,1) районы. В среднем за 2020 г. коэффициент естественного прироста в данной группе районов составил 6,5 на 1 тыс. населения, сократившись по сравнению с 2019 г. на 0,6‰; по сравнению с 1998 г. он увеличился на 1,5‰. Выше среднереспубликанского уровня был коэффициент естественного прироста в г. Якутск, который составил в среднем за 1998-2020 гг. 7,7 на 1 тыс. населения (в республике Саха (Якутия) - 6 на 1 тыс. населения). В 2020 г. значение показателя для г. Якутск составило 6,1 на 1 тыс. населения, сократившись по сравнению с 2019 г. на 1,6‰, а по сравнению с 1998 г. увеличившись на 2,7‰. Далее среди группы районов следует указать коэффициент естественного прироста в районах арктической зоны, однако он был ниже среднереспубликанского уровня (4,8 на 1 тыс. населения в среднем за 1998-2020 гг.). Среди районов данной группы следует отметить наиболее высокие показатели естественного прироста в Анабарском (9,9), Оленёкском (8,7), Момском (7,5) и Эвено-Бытантайском (7,5) районах. Следует отметить, что в Верхнеколымском районе наблюдалась естественная убыль населения: в среднем за 1998-2020 гг. коэффициент естественной убыли населения составил -1,4 на 1 тыс. населения. В среднем за 2020 г. коэффициент естественного прироста в группе районов арктической зоны составил 4,1 на 1 тыс. населения, сократившись по сравнению с 2019 г. на 2,1‰, по сравнению с 1998 г. - на 1,1‰. С точки зрения воспроизводства населения наиболее неблагоприятная ситуация наблюдалась в промышленных районах республики, где среднее значение коэффициента естественного прироста за анализируемый период было меньше по сравнению со среднереспубликанским уровнем и остальными районами республики и составляло 1,6 на 1 тыс. населения. При этом в Алданском, Оймяконском и Усть-Майском районах наблюдалась естественная убыль населения: средний коэффициент убыли составлял соответственно -2,2; -1,6 и -1,3. В среднем за 2020 г. в промышленных районах отмечалась естественная убыль населения, коэффициент естественной убыли населения составил -0,1 на 1 тыс. населения, в 2019 г. отмечался естественный прирост (0,7 на 1 тыс. населения), в 1998 г. также был отмечен естественный прирост (3,0 на 1 тыс. населения). Анализ динамики коэффициента естественного прироста населения в укрупненных группах районов показал, что с 1998 до 2006 г. он снижался, за исключением г. Якутска, для которого был характерен рост показателя. Далее по всем группам районов последовал прирост показателя, максимальные значения которого фиксировались в 2014 г. (в г. Якутск максимальный коэффициент естественного прироста населения отмечался в 2009 г.), затем коэффициент естественного прироста населения по всем укрупненным группам районов начал снижение и по промышленным районам к 2020 г. достиг естественной убыли населения (рис. 5). Расчет уровня статистической значимости коэффициентов естественного прироста в районах показал, что существуют статистически значимые различия во всех группах районов (p≤0,05), за исключением уровня естественного прироста в сельскохозяйственных районах и г. Якутск, которые составили в среднем за анализируемый период 8,4 и 7,7 на 1 тыс. населения соответственно. Наглядно также иллюстрирует наличие различий в уровне рождаемости ящичная диаграмма (табл. 3; рис. 6). Заключение Наименьший естественный прирост населения отмечался в промышленных районах Республики Саха (Якутия), наибольший - в сельскохозяйственных районах и г. Якутск. Проведенный анализ позволил выделить основные тенденции демографической ситуации в группах районов Республики Саха (Якутия): •наиболее неблагоприятная демографическая ситуация с точки зрения процессов естественного воспроизводства населения отмечена в промышленных районах республики, где наблюдаются наименьшие значения показателей уровня рождаемости населения при высоких показателях уровня смертности, что, на наш взгляд, объясняется преобладанием на этих территориях приехавших «на заработки» особых социальных групп работающего населения, а также наличием определенных производственных и экологических факторов риска; •наиболее высокие показатели уровня рождаемости отмечены в сельскохозяйственных районах республики, что объясняется традициями многодетности у коренного населения Севера; •наиболее высокие показатели уровня смертности были характерны для арктических и промышленных районов республики, наименьшие - для г. Якутск; •с 2014 г. происходит замедление темпов естественного прироста населения по всем укрупненным группам районов республики, при этом в промышленных районах в 2006 и 2020 гг. фиксировалась естественная убыль населения. Выявленные различия в медико-демографических показателях являются основанием для разработки региональных программ, направленных на развитие социально-экономических условий проживания и совершенствование демографической политики в районах Крайнего Севера. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

U. M. Lebedeva

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The M. K. Ammosov Northern-East Federal University”


R. N. Sadykova

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


А. М. Lebedeva

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “N. I. Pirogov Russian National Research Medical University” Minzdrav of Russia


E. N. Mingazova

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health; The Federal State Budget Institution of Higher Education “The Kazan State Medical University”; The Federal State Budget Institution of Science “The Federal Research Center of Nutrition, Biotechnology and Food Safety”; The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” (Sechenov University) of Minzdrav of Russia

Email: elmira_mingazova@mail.ru

References

  1. Указ Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027
  2. Указ Президента РФ от 16.01.2017 № 13 «Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года». Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41641
  3. Указ Президента Российской Федерации от 13.05.2019 № 220 «О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 2 мая 2014 г. № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации». Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/44231
  4. Регионы России. Основные социально-экономические показатели городов 2020. Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/RZLCLxM7/Region-Goroda2020.pdf
  5. Волгин Н. А., Широкова Л. Н., Мосина Л. Л. Актуальные вопросы развития российского севера: компенсационные и стимулирующие системы, направленные на привлечение и закрепление населения в северных и арктических регионах. Уровень жизни населения регионов России. 2018;2(208):34-46. doi: 10.24411/1999-9836-2018-10013
  6. Леденева В. Ю. Тенденции миграционных и демографических процессов в регионах Крайнего Севера. В сб.: Материалы Международного демографического Форум «Демография и глобальные вызовы». Воронеж; 2021. С. 242-5.
  7. Шопина О. В., Салтыкова М. М., Балакаева А. В., Бобровницкий И. П. Особенности смертности населения в городах Крайнего Севера (на примере Нижневартовска и Якутск). В сб.: Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Анализ риска здоровью - 2021. Внешнесредовые, социальные, медицинские и поведенческие аспекты». Пермь; 2021. С. 189-200.
  8. Лебедева У. М., Мингазова Э. Н. Динамическое наблюдение за изменениями медико-демографических показателей в Республике Саха (Якутия) за 1998-2018 годы. Дальневосточный медицинский журнал. 2020;(4):33-6.
  9. Лебедева У. М., Мингазова Э. Н. Гендерно-возрастные характеристики населения Республики Саха (Якутия): потенциал воспроизводства. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020;28(6):1259-64. doi: 10.32687/0869-866X-2020-28-6-1259-1264
  10. Лебедева У. М., Мингазова Э. Н. Основные показатели заболеваемости и ожидаемая продолжительность жизни населения северного региона России. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020;28(S):773-77. doi: 10.32687/0869-866X-2020-28-s1-773-777
  11. Lebedeva U. M., Mingazova E. N., Lozovskaya S. A., Stepanko N. G., Latysheva L. A. Features of the main processes of the natural population movement in the Republic of Sakha-Yakutia. Journal of Environmental Management and Tourism. 2021; 5(53):1276-89. doi: 10.14505/jemt.12.5(53).13. Режим доступа: https://journals.aserspublishing.eu/jemt/article/view/6355
  12. Тимофеев Л. Ф., Саввина Н. В., Тимофеев А. Л. Медико-демографическая ситуация в Республике Саха (Якутия). Вестник Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова. Серия: Медицинские науки. 2017;(4):109-16.
  13. Тимофеев Л. Ф., Кривошапкин В. Г. Здравоохранение территорий с низкой плотностью населения: на примере Республики Саха (Якутия). Новосибирск: Наука; 2006. 211 с.
  14. Мингазова Э. Н., Никитюк Д. Б., Лебедева У. М., Самсонова М. И., Осипова З. О., Лебедева А. М., Садыкова Р. Н., Иванова Я. Н. Стандарты физического развития детей школьного возраста (7-17 лет), проживающих в сельскохозяйственных районах Республики Саха (Якутия). Методическое пособие. М.; 2020.
  15. Мингазова Э. Н., Никитюк Д. Б., Лебедева У. М., Самсонова М. И., Осипова З. О., Лебедева А. М., Садыкова Р. Н., Иванова Я. Н. Стандарты физического развития детей школьного возраста (7-17 лет), проживающих в Арктических районах Республики Саха (Якутия). Методическое пособие. М.; 2020.
  16. Мингазова Э. Н., Никитюк Д. Б., Лебедева У. М., Лебедева А. М., Осипова З. О., Садыкова Р. Н., Самсонова М. И., Иванова Я. Н. Стандарты физического развития детей школьного возраста (7-17 лет), проживающих в промышленных районах Республики Саха (Якутия). Методическое пособие. М.; 2020.
  17. Мингазова Э. Н., Никитюк Д. Б., Лебедева У. М., Самсонова М. И., Осипова З. О., Иванова Я. Н., Лебедева А. М., Садыкова Р. Н. Стандарты физического развития детей школьного возраста (7-17 лет) г. Якутска. Методическое пособие. М.; 2019.

Statistics

Views

Abstract - 12

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies