The disability of patients with amputation of upper and lower extremities in The Russian Federation

Abstract


The article presents characteristics of examined disabled patients with amputations of upper and lower extremities. The purpose of the study was to investigate demand of disability status in respondents (on gender, age, disability causes, amputation level, capability of moving in home conditions).

Full Text

Введение Важнейшей целью социальной политики Российской Федерации является увеличение занятости инвалидов. Всемирная организация здравоохранения в основу «Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья» заложила биопсихосоциальный принцип. Сущность данного принципа состоит в результате взаимодействия, которое происходит между имеющими нарушения здоровья людьми и отношенческими и средовыми барьерами, которые мешают их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими людьми [1]. Вместе с тем государство гарантирует инвалидам предоставление услуг в социальной сфере 5. За оказанием протезно-ортопедической помощи обращаются далеко не все инвалиды, однако все они без исключения нуждаются в реабилитационных услугах [2]. В связи с этим остаются актуальными медико-социальные проблемы, касающиеся различных аспектов, связанных с ампутациями конечностей. В частности, к первоочередному аспекту относятся ампутации при заболеваниях сосудов и осложнениях сахарного диабета, ко второму - высокие показатели послеоперационной летальности и смертности в отдаленном периоде, к третьему - крайне низкие показатели восстановления мобильности пациентов, к четвертому - недостаточно разработанные альтернативные пути реабилитации данного контингента пациентов [3]. Материалы и методы Проведено социологическое исследование (анонимное анкетирование) среди 206 пациентов в возрасте 18-90 лет в период 2015-2018 гг. Данное исследование осуществлялось на базе протезно-ортопедического центра филиала компании «Отто Бокк» в России (Московская область, Красногорский район, деревня Путилково). Результаты исследования Востребованность инвалидности по полу, возрасту, уровню, давности и причинам инвалидности. В результате исследования удалось выяснить, что среди пяти возрастных групп заслуживали внимания лица среднего (30-39 лет) и молодого (18-29 лет) возраста, с наиболее выраженным реабилитационным потенциалом. Среди пациентов данной категории по мужчин было 147 (71,4%), женщин - 59 (28,6%). Распределение инвалидов по полу и возрасту показало, что по численности мужчины-инвалиды превосходили женщин-инвалидов в 2,5 раза. При этом самыми распространенными возрастными группами были инвалиды среднего и молодого возраста. Удалось выяснить, что среди причин всех ампутаций самыми распространенными являлись ампутации, полученные в результате несчастных случаев. В частности, ампутации в результате автомобильных аварий были отмечены у 20,4% мужчин и 28,8% женщин. Вторую позицию у мужчин занимали ампутации, полученные во время военных действий (15%), у женщин - железнодорожные происшествия и онкологические заболевания (по 15,2%). Третью позицию занимали ампутации у мужчин по причине производственных травм (12,2%), у женщин - инвалидизация с детства и по причине сахарного диабета (по 8,5%). Удалось выяснить, что причина инвалидности может влиять на уровень ампутации. Так, у женщин ампутации на уровне верхней трети (в/3) голени (15,2%), нижней трети (н/3) бедра (6,8%) чаще всего наблюдались в результате автомобильных аварий и железнодорожных происшествий, тогда как ампутации на уровне в/3 бедра наблюдались вследствие онкологического заболевания (6,8%) и инвалидности с детства (3,4%). Ампутации на уровне верхних конечностей наблюдались лишь в двух случаях: по причине железнодорожного происшествия и инвалидности с детства (по 0,7%). По причине автомобильной аварии была зафиксирована только одна смешанная ампутация (СА; по двум нижним конечностям). При этом у мужчин чаще наблюдались ампутации на уровне в/3 бедра вследствие онкологических заболеваний (6,8%) и автомобильных аварий (2,7%), на уровне н/3 бедра - автомобильных аварий (4,1%), в результате военных действий, онкологического заболевания и по причине атеросклероза нижних конечностей (по 2,7%); в/3 голени - из за сахарного диабета и других причин (по 3,4%); средней трети (ср/3) голени -автомобильных аварий (3,4%) и других причин (2,0%); н/3 голени - производственных травм (4,1%), автомобильных аварий и военных действий (по 2,0%). Примечательно, что у мужчин, в отличие от женщин, были зафиксированы ампутации в области обоих бедер и голеней, при этом в первом случае - во время железнодорожных происшествий и военных действий (по 1,4%), во втором - вследствие других причин (2%) и производственных травм (1,4%). Вместе с тем количество ампутаций на уровне верхних конечностей и смешанные варианты встречались реже (8,2 и 2% соответственно). Смешанные варианты были зафиксированы вследствие военных действий (1,4%) и в результате автомобильной аварии (0,7%), тогда как ампутации на уровне верхних конечностей наблюдались чаще вследствие производственных травм (3,4%) и военных действий (2,0%), реже - по другим причинам (электротравма - 1,4%) и в единичных случаях вследствие железнодорожного происшествия и автомобильной аварии. В итоге распределение по полу и по причинам инвалидности показало, что у женщин на 8,4% чаще, чем у мужчин, были распространены ампутации вследствие автомобильных аварий. Примечательно, что у женщин больше всего (15,2%) отмечено ампутаций на уровне в/3 голени, в результате автомобильных аварий, тогда как у мужчин (6,8%) - на уровне в/3 бедра вследствие онкологических заболеваний. При этом у женщин отмечено в 5 раз меньше ампутаций на уровне верхних конечностей, включая одну СА, чем у мужчин, и только в трех единичных случаях - по причине железнодорожного происшествия, инвалидизации с детства и автомобильной аварии. Между тем у мужчин случаи СА были в основном зафиксированы во время военных действий, тогда как ампутации только на уровне верхних конечностей чаще были отмечены по причине производственных травм. В то же время было установлено, что у женщин и мужчин во всех возрастных группах отмечалось больше всего ампутаций с давностью свыше 10 лет. При рассмотрении инвалидов по уровню и давности ампутации удалось выяснить, что у женщин чаще всего встречались ампутации на уровне в/3 голени (11,9%), н/3 и в/3 бедра (по 10,2%), с давностью ампутации более 10 лет, тогда как у мужчин чаще отмечены ампутации на уровне н/3 бедра, в/3 бедра и ср/3 голени (9,5; 8,2 и 6,1% соответственно). При этом реже встречались ампутации на уровне н/3 и в/3 голени и ср/3 бедра (по 4,8 и 3,4% с давностью ампутации более 10 лет и от 1 года до 5 лет) с ампутациями на уровне в/3 бедра и голени, н/3 бедра, ср/3 бедра и н/3 голени (по 5,4; 4,8; 4,1 и 3,4% соответственно). В итоге удалось выяснить, что среди женщин и мужчин во всех возрастных группах наибольшее количество пациентов было зафиксировано с давностью ампутации свыше 10 лет, от 1 года до 5 лет и от 5 до 10 лет. Например, при рассмотрении инвалидов по уровню и давности ампутации установлено, что у женщин чаще всего встречались ампутации на уровне в/3 голени (11,9%), в то время как у мужчин - на уровне н/3 бедра с давностью более 10 лет. Как у женщин, так и у мужчин ампутации верхних конечностей были зафиксированы в основном с давностью более 10 лет (по 3,4%). Между тем распределение инвалидов по возрасту и уровню ампутации показало, что у женщин-инвалидов больше всего было зафиксировано ампутаций на уровне в/3 голени (10,2%) в возрастной группе 40-49 лет, при этом ампутации на уровне верхних конечностей, в том числе единичный случай комбинированной ампутации (КА), были отмечены только в группе 30-39-летних, тогда как у мужчин большее количество ампутаций было зафиксировано на уровне н/3 бедра (6,1%) в возрастной группе 50-59 лет. Ампутации на уровне верхних конечностей были отмечены реже и только в группах 30-39 лет (3,4%; СА - 0,7%); 18-29 лет (2,8%; СА - 1,4%) и 40-49 лет (2,8%). Характеристика передвижения в домашних условиях. В ходе исследования установлено, что женщины-инвалиды во всех возрастных группах предпочитали передвигаться в домашних условиях (по квартире) на протезе без дополнительной опоры (40,7%). При этом в большинстве групп (кроме 50-59-летних) инвалиды предпочитали передвигаться на протезе с помощью дополнительной опоры (ДО) в виде двух костылей (23,7%). В возрастных группах 30 лет и старше инвалиды предпочитали передвигаться в домашних условиях на коляске (10,2%), из них 8,5% пользовались ДО: 30-39 лет (1,7%) с КА - двумя протезами, 40-49 лет (1,7%) - двумя костылями и ходунками, 50-59 лет (3,4%) в первом случае - одной тростью, во втором - на коленях и одним протезом, в группе старше 60 лет (1,7%) - ходунками. В то же время в группах 18-29 и 30-39 лет численность инвалидов, передвигающихся по квартире с помощью прыжков и одной трости, было одинаковым (по 3,4%), в группах 30-39, 50-59 лет и старше 60 лет отмечены единичные случаи передвижения по квартире на коленях, при помощи двух тростей, двух протезов и при помощи одного и двух костылей. Заслуживает внимания и тот факт, что только инвалиды в возрастной группе 30-39 лет (3,4%), имеющие ампутации на уровне верхних конечностей, предпочитали не пользоваться протезом в домашних условиях. Удалось выяснить, что 5,1% женщин-инвалидов с ампутациями на уровне в/3 бедра, в том числе с вычленением тазобедренного сустава и недоразвитием бедра, предпочитали передвигаться по квартире на протезе без ДО, 8,5% - только при помощи двух костылей (из них 3,4% пользовались ДО - на коляске и с помощью прыжков). Так, 10,2% женщин с ампутациями на уровне н/3 бедра предпочитали передвигаться по квартире только с помощью протеза, 6,8% - с двумя костылями (из них 5,1% дополнительно пользовались протезами). Вместе с тем было выяснено, что 8,5% женщин-инвалидов с ампутациями на уровне в/3 и н/3 голени предпочитали передвигаться по квартире только с помощью протеза, 3,4% женщин-инвалидов с ампутациями на уровне в/3 голени передвигались посредством прыжков (в том числе единичный случай с дополнительным использованием двух костылей и протеза), зафиксирован единичный случай передвижения посредством прыжков с ампутацией на уровне н/3 голени. При этом 3,4% инвалидов с ампутациями на уровне с/3 голени передвигались по квартире только с помощью протеза и в единичном случае - на коляске с дополнительными видами опоры (на протезе и на коленях). У 3,4% инвалидов были ампутации обеих голеней: в единичных случаях были отмечены передвижения по квартире с помощью двух протезов и на коленях. Между тем у женщин-инвалидов были зафиксированы достаточно редкие случаи ампутаций на уровне стопы и КА (ср/3 бедра + в/3 голени): в первом случае передвижение по квартире осуществлялось с помощью одной трости, во втором - на коляске с ДО (на двух протезах). Заслуживает внимания и тот факт, что 3,4% женщин-инвалидов, имеющих единичные случаи ампутаций на уровне верхних конечностей (н/3 плеча и врожденного недоразвития предплечья), передвигались по квартире без протеза. Распределение мужчин с такими же параметрами показало, что мужчины-инвалиды, как и женщины-инвалиды, во всех возрастных группах в основном передвигались по квартире на протезе без ДО (40,1%). Зафиксировано, что инвалиды в возрастной группе 18-29 лет передвигались по квартире посредством одного (0,7%), двух (2,7%) костылей и прыжков (6,1%), из них 4,1% пользовались ДО: по 1,4% - двумя костылями / протезом и по 0,7% - протезом / одним костылем и протезом / на коленях. Из 2% инвалидов с ампутациями верхних конечностей 1,4% не пользовались протезом в домашних условиях. В возрастных группах 30-39, 40-49 и 50-59 лет инвалиды пользовались двумя протезами (0,7; 1,4; 0,7% соответственно), двумя костылями (10,2; 3,4; 4,8% соответственно). Из них в первом случае пользовались ДО (4,1 и 0,7%) - протез/костыль и протез, во втором и третьем случаях с ДО (по 1,4%) - протез. Инвалиды с ампутациями верхних конечностей были отмечены только в группах 30-39 лет (2,7%) и 40-49 лет (3,4%), большинство из них снимали свои протезы в домашних условиях. В частности, мужчины-инвалиды в группах 30-39 и 40-49 лет достаточно редко носили протез. В возрастной группе 30-39 лет некоторые инвалиды предпочитали передвигаться по квартире при помощи одной трости (0,7%) с ДО - двумя костылями и протезом; посредством прыжков (2,7%), из них 0,7% с ДО использовали протез и один костыль. В группе 40-49 лет достаточно редко пользовались двумя тростями и одним костылем с ДО: в первом случае - на протезе, во-втором - с помощью прыжков, которые также были зафиксированы у 2,0% инвалидов (из них 0,7% пользовались ДО - на протезе и на коленях). Вместе с тем некоторые инвалиды в группах 40-49, 50-59 лет и старше 60 лет предпочитали передвигаться по квартире на коляске (1,4; 3,4 и 1,4% соответственно), из них в первом и третьем случае пользовались достаточно редко ДО - двумя протезами и костылями, тогда как во втором (2; 0,7%) - двумя костылями / протезом и тростью. Примечательно, что мужчины-инвалиды старше 60 лет дополнительно пользовались в домашних условиях одной тростью и двумя костылями (2; 4,8%), из них в первом случае очень редко инвалиды передвигались с помощью двух протезов / двух костылей и одного протеза, тогда как во втором только 2% использовали ДО в виде протеза. Мужчины-инвалиды с ампутациями на уровне н/3 бедра и в/3 голени одинаково передвигались в домашних условиях с помощью одного протеза без ДО (по 7,5%), при этом на данных уровнях были отмечены случаи, когда инвалиды использовали одну трость, два костыля, коляску и прыжки; в первом случае инвалиды крайне редко использовали ДО в виде одного протеза, во втором (8,8 и 2,7%) использовали ДО только инвалиды с ампутациями на уровне н/3 бедра (4,8%) в виде одного протеза; в третьем и в четвертом - достаточно редко с ДО в виде двух костылей и одного протеза на уровне в/3 голени. Инвалиды, имеющие ампутации на уровне ср/3 бедра (2,7%) и ср/3 голени (6,8%), предпочитали передвигаться по квартире только с одним протезом, тогда как другие - с помощью двух костылей (1,4; 2%), инвалиды использовали ДО в виде одного протеза с ампутациями на уровне ср/3 голени, и с помощью прыжков (3,4; 0,7%), где инвалиды пользовались ДО (1,4; 0,7%) в виде двух костылей и одного протеза. Между тем 4,8% инвалидов с ампутациями на уровне в/3 бедра и 6,1% инвалидов с ампутациями на уровне н/3 голени, в том числе при врожденном недоразвитии голени, предпочитали передвигаться по квартире на протезе без ДО. На данных уровнях были зафиксированы инвалиды, использующие в передвижении по квартире достаточно редко одну трость и один костыль, а также два костыля (8,2; 3,4%) и прыжки (2; 1,4%). В первом варианте инвалиды пользовались одной тростью с ДО в виде двух костылей и протеза / двух костылей, во втором - с ДО в виде двух костылей и прыжков / прыжков, в третьем - с ДО (2,7; 0,7%) - прыжков и на коленях / одного протеза, и в четвертом - с ДО в единичном случае посредством одного протеза и на коленях с ампутацией на уровне н/3 голени. Мужчины-инвалиды, имеющие ампутации на уровне обоих бедер и голеней, предпочитали передвигаться в домашних условиях с помощью двух протезов (0,7; 3,4%) с единичными случаями использования ДО в виде одной трости и коляски. В обоих случаях достаточно редко инвалиды с ампутациями на уровне обоих бедер передвигались при помощи двух костылей и коляски. Вместе с тем инвалиды с ампутациями на уровне стопы и СА имели одинаковые показатели (по 2%), но передвигались по квартире по-разному: в первом случае - исключительно с одним протезом (2%), во втором - достаточно редко с помощью одного протеза, двух тростей с ДО на коленях и прыжков с ДО в виде одного костыля и одного протеза. В ходе исследования было установлено, что женщины (40,7%) и мужчины (40,1%) во всех возрастных группах предпочитали передвигаться в домашних условиях (по квартире) с помощью протеза без какого-либо вида ДО. При этом у женщин-инвалидов в основном были зафиксированы ампутации на уровне н/3 бедра (10,2%), у мужчин - на уровне н/3 бедра и голени (по 7,5%). Женщины-инвалиды с ампутациями верхних конечностей (3,4%) предпочитали не пользоваться протезом (кроме случая КА, где инвалид пользовался коляской с ДО в виде двух протезов), среди мужчин-инвалидов с такими же ампутациями 6,8% (из 10,2%) снимали протез, однако 3,4% инвалидов, в том числе 1,4% с КА, пользовались протезом в домашних условиях. Влияние группы инвалидности. При изучении распределения инвалидов-ампутантов в зависимости от группы инвалидности и возраста удалось выяснить, что у женщин и мужчин во всех возрастных группах преобладала II группа инвалидности (54,2; 52,5%), при этом вторую и третью позиции занимали III и I группы (39; 37,4% и 6,8; 10,2% соответственно). В то же время исследование по изучению распределения инвалидов-ампутантов в зависимости от группы инвалидности и уровня ампутации показало (из расчета 206 инвалидов-ампутантов), что у женщин и мужчин с I группой были отмечены одинаковые показатели с ампутациями на уровне обеих голеней (по 1%), со II - чаще были зафиксированы ампутации на уровне в/3 бедра [5,8; 13,1 (1:2,3)] и в/3 голени [7,3; 10,2 (1:1,4)], с III группой - на уровне н/3 бедра [4,8; 12,6 (1:2,8)]. Удалось выяснить, что у женщин-инвалидов со II группой инвалидности более распространены ампутации на уровне в/3 голени (7,3%) и в/3 бедра (5,8%) (включая вычленение тазобедренного сустава и недоразвитие бедра) и с III группой - на уровне в/3 голени и н/3 бедра (7,3; 4,8%). Зафиксирован единичный случай при II группе инвалидности с ампутацией на уровне стопы и КА, с I группой - обеих голеней и в/3 бедра (1; 5,8%) и достаточно редко с III - на уровне н/3 плеча и врожденного недоразвития предплечья. У мужчин-инвалидов наиболее часто встречались ампутации со II и III группой инвалидности на уровне в/3 и н/3 бедра (13,1; 12,6%), и реже с I - на уровне ср/3 голени, обоих бедер и голеней (по 1,5 и 3% соответственно). Были отмечены СА и КА (2; 1,4%). В частности, в первом случае у мужчин-инвалидов с I и II группой инвалидности (0,7; 1,4%), тогда как во втором (1,4%) - только с I группой. Чаще всего были отмечены ампутации на уровне верхних конечностей у инвалидов с III группой инвалидности (4,8%), реже со II (1,4%) и редко с I группой. Заключение В исследовании раскрыта востребованность инвалидности у инвалидов-ампутантов обоих полов. Установлено, что характеристика обследованных инвалидов с ампутациями верхних и нижних конечностей является актуальным показателем социально-гигиенической составляющей, поскольку от нее зависит качество жизни инвалидов-ампутантов. В целом можно констатировать, что продолжительность жизни после ампутации напрямую связана с сохранением здоровья и поддержанием у инвалидов-ампутантов социальной активности и интеграции в общественную жизнь. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

V. M. Grinin

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” (Sechenov University) of Minzdrav of Russia

Email: grynin@mail.ru

E. I. Shestemirova

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” (Sechenov University) of Minzdrav of Russia


References

  1. Сытин Л. В., Жестикова М. Г. Проблема инвалидности и реабилитации инвалидов от трудового увечья в Кузбассе. Политравма. 2014;(3):80-7.
  2. Золоев Г. К., Цой В. К., Васильченко Е. М. Пути совершенствования хирургической и реабилитационной помощи больным с ампутацией нижних конечностей. В кн.: Организация реабилитации и абилитации инвалидов. Новокузнецк: ИП Петровский К. В. (Изограф); 2017. С. 19-20.
  3. Васильченко Е. М. Актуальные вопросы реабилитации инвалидов с утратой конечности. Значение протезирования и альтернативных способов восстановления мобильности. В кн.: Организация реабилитации и абилитации. Новокузнецк: ИП Петровский К. В. (Изограф); 2017. 216 с.

Statistics

Views

Abstract - 3

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies