The inequity and social disintegration of the disabled: the foreign publications review

Abstract


The international research studies demonstrate stable relationship between disability status and multiple social economic factors conditioning inequity and disintegration of this category of citizen. The purpose of the study is to review foreign research publications concerning issues of inequity, stigmatization and social disintegration of the disabled with limited health possibilities. The conclusion is made that perception of disability is an important construction impacting not only well-being of people with limited possibilities but also social economic stability of society. The negative attitude to disability deprives forces people with limited possibilities and results in their social isolation and disintegration at labor market. On the contrary, healthy society encourages positive attitude to people with limited possibilities and facilitates their social integration.

Full Text

Введение Инвалиды и лица с ограниченными возможностями здоровья по-прежнему являются одной из наиболее маргинализированных групп в современных развитых обществах. Люди с ограниченными возможностями здоровья чаще живут в бедности [1], демонстрируют более низкий уровень образования и участия в рабочей силе [2]; они также могут сталкиваться с насилием и дискриминацией, связанными с их инвалидностью, испытывать трудности с доступом к надлежащему медицинскому обслуживанию и другим социальным благам [3]. Более того, несмотря на принятие национального и международного законодательства, направленного на обеспечение равных возможностей для людей с ограниченными возможностями здоровья и запрещение дискриминации по признаку инвалидности, проявления этих форм неравенства до сих пор остаются значительными. Инвалидность сопровождается стигматизацией, которая часто приводит к социально-экономическому неравенству и социальной изоляции и дезинтеграции [4]. Материалы и методы Цель исследования - провести обзор научных работ зарубежных авторов по вопросам неравенства, стигматизации и социальной дезинтеграции инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья. Методом документационного исследования и вторичного анализа данных были творчески проработаны публикации в научных журналах, индексируемых в международных наукометрических базах данных Scopus и Web of science. Результаты иccледования Инвалидность в разные исторические периоды описывалась и воспринималась по-разному [5]. На каждом этапе истории появлялись эталонные модели, определяющие, как следует воспринимать инвалидность. Согласно исследованиям Р. Глат, инвалидность долгое время воспринималась как форма хронического заболевания. Инвалиды считались недееспособными. Это восприятие сохранилось до середины ХХ в., когда исследования в области психологии показали необходимость признания этой группы в качестве социальной конструкции [6]. В ст. 1 Конвенции Организации Объединенных Наций о правах инвалидов (принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 2006 г.) говорится: «К инвалидам относятся лица с длительными физическими, умственными, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут препятствовать полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими» [7]. Исследования инвалидности все чаще рассматривают влияние социальных отношений на здоровье и болезни, а также влияние последних на социальную идентичность и социальное положение [8]. Аналогичным образом биосоциальная модель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Международная классификация функционирования, инвалидности и здоровья (МКФ), признает, что концепты «биология» и «общество» находятся в диалектической взаимосвязи, что создает предпосылки для ограничения попыток обесценивания личностных, профессиональных и иных качеств инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и их исключения из сферы социального взаимодействия и социальной среды, в которой они живут. Стигматизирующее отношение и убеждения в отношении инвалидности представляют собой один из наиболее распространенных и сложных барьеров, ограничивающих доступ инвалидов к широкому спектру социальных благ, здравоохранению, образованию, занятости, гражданским правам и возможностям социализации [9]. Пагубное воздействие стигматизации инвалидов широко признано, и, согласно ст. 8 Конвенции о правах инвалидов, разработка стратегий, кампаний, политики и других инициатив по борьбе со стигматизацией инвалидов и обеспечению того, чтобы ко всем инвалидам относились с достоинством и уважением, также является обязанностью 182 стран, ратифицировавших Конвенцию. Е. Гоффман описал стигматизацию как социальное явление, при котором индивид маркируется обществом на основе одного признака, оцениваемого как нежелательный [10]. В результате этого негативного ярлыка человек дискредитируется и отвергается остальной частью общества. В свою очередь это негативно влияет на поведение и самоидентификацию человека, создавая разрыв между виртуальной и реальной социальной идентичностью. Эта концептуализация дает понять, что стигматизация в целом и стигматизация инвалидности в частности не являются однонаправленным явлением, которое развивается изолированно в сознании «нормальных» людей в основном обществе [11]. Вместо этого стигматизация социально конструируется посредством ряда эндемичных взаимодействий между людьми с ограниченными возможностями и без них, на основе личных и социальных заблуждений, которые часто носят двусторонний характер [12]. На концептуализацию стигматизации как интерактивный феномен также было указано в докладе Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека за 2019 г. «О повышении осведомленности в соответствии со статьей 8 Конвенции о правах инвалидов» [13], в котором признается важность понимания того, как развивается процесс стигматизации инвалидов для разработки эффективных стратегий борьбы с этим негативным социальным явлением и последующей дискриминацией лиц с ограниченными возможностями здоровья. Тем не менее, несмотря на двойственную природу стигматизации как социальной и интерактивной конструкции, большинство эмпирических исследований, проводимых в этой области, направлено либо на оценку воздействия стигматизации на людей с ограниченными возможностями [14], либо на разработку и тестирование стратегий снижения стигматизации среди людей без инвалидности [15]. Даже когда исследователи фокусируют свое внимание на выявлении основных факторов, формирующих стереотипы и стигматизацию, связанные с инвалидностью, обычно это делается исключительно с точки зрения людей без инвалидности [16] или, реже, с точки зрения создания самостигмы среди людей с ограниченными возможностями [17]. Социальная интеграция инвалидов является важнейшим требованием для укрепления здоровья и повышения качества их жизни. Для этого необходимо вовлекать этих людей и поощрять их участие в мероприятиях, которые «интегрируют человеческую экзистенциальную вселенную» [2]. Как отмечают польские исследователи, «полное включение людей с ограниченными возможностями означает, что всем им предоставляются одинаковые условия для функционирования в обществе, включая право принимать решения о своей жизни, возможность создания семьи или недискриминационный доступ к рабочим местам» [18]. Низкий процент формальной занятости этой социальной группы во всем мире долгое время интерпретировался как следствие индивидуальной инвалидности (медицинская модель инвалидности). Однако подход, основанный на социальной модели инвалидности, постулирует, что причины трудностей и изоляции этой группы лежат в том, как общество воспринимает инвалидность и действует, когда сталкивается с ней [19]. Недавние исследования показали, что одной из основных причин социальной изоляции и больших трудностей людей с ограниченными возможностями является то, как остальная часть общества воспринимает их и способствует их интеграции в коллективе [20]. Совсем недавно некоторые страны мира, в частности Соединенное Королевство, пришли к пониманию того, что негативное отношение к интеграции лиц с ОВЗ может привести к потере соответствующего потенциального трудового ресурса. Негативное отношение к людям с ограниченными возможностями может в итоге повлиять на отсутствие возможностей для их занятости, низкую самооценку, изоляцию и болезни, что приводит к большому социальному бремени [21]. В то время как инвалиды продолжают сталкиваться со значительными препятствиями на пути включения их в социально-трудовые отношения, их потенциальный вклад с точки зрения человеческого капитала, производительности, бизнеса и инновационного потенциала признается ценным [22]. А стимулирование занятости инвалидов рассматривается как важнейшее условие обеспечения равенства возможностей, социальной мобильности и разнообразия рабочей силы [23]. В некоторых европейских странах, преимущественно в странах с сильной системой социальной защиты населения, развивается идея, что рациональное отношение к людям с ограниченными возможностями важно не только с точки зрения их социальной и трудовой интеграции, но еще и потому, что эти барьеры провоцируют потерю важного потенциального ресурса (с позиции формирования человеческого капитала, инновационного потенциала и производительности бизнеса) [24]. Таким образом, трудовая интеграция граждан с ОВЗ также приносит пользу всему обществу, потому что трудоустроенные инвалиды имеют более высокий уровень самооценки, они способны осуществлять полноценное участие в жизни общества и развивать личные профессиональные проекты (самозанятость), которые вносят посильный вклад в экономику [25]. Кроме того, борьба с социальной изоляцией лиц с ОВЗ положительно влияет на экономический рост в целом, а не только с точки зрения большей социальной справедливости и достижения социально-экономического равенства. Заключение Здоровье является одним из аспектов, в котором социальные детерминанты, особенно те, которые связаны с социальной уязвимостью, проявляются наиболее интенсивно. Лишения и ограничения (в том числе физические и ментальные) негативно влияют на возможность наслаждаться долгой и здоровой жизнью, приводят к хроническим проблемам со здоровьем и являются взаимозависимыми и взаимообусловливающими относительно низкого дохода, социальной зависимости и изолированности от социальной жизни. Восприятие инвалидности является важной конструкцией, влияющей не только на благосостояние людей с ограниченными возможностями, но и на социально-экономическую стабильность общества. Негативное отношение к инвалидности лишает людей с ограниченными возможностями силы и приводит к их социальной изоляции и дезинтеграции на рынке труда. Напротив, здоровое общество поощряет позитивное отношение к людям с ограниченными возможностями и способствует их социальной интеграции. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

M. A. Yuzhanin

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Moscow Aviation Institute (National Research University)”

Email: ioujanin@mail.ru

E. R. Mirzaeva

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The Belgorod State National Research University”


References

  1. Groce N. E., London J., Stein M. A. Inheritance, poverty, and disability. Disabil. Soc. 2014;29(10):1554-68.
  2. Heymann J., Stein M. A., Moreno G. Disability and equity at work. Oxford: Oxford University Press; 2014.
  3. Mahmoudi E., Meade M. A. Disparities in access to health care among adults with physical disabilities: Analysis of a representative national sample for a ten-year period. Disabil. Health J. 2015;8(2):182-90.
  4. Hughes B. Disability activisms: social model stalwarts and biological citizens. Disabil. Soc. 2009;24(6):677-88.
  5. Molero F., Recio P., García-Ael C., Pérez-Garín D. Consequences of perceived personal and group discrimination against people with physical disabilities. Rehabil. Psychol. 2019;64:212-20.
  6. Glat R.Integração dos portadores de deficiência. Uma questão psicossocial. Temas Psicol. 1995;3:1-5.
  7. United Nations Convention on the Rights of Persons with Disabilities; 2006. Режим доступа: https://www.un.org/development/desa/disabilities/convention-on-the-rights-of-persons-with-disabilities.html#Fulltext (дата обращения 12.07.2021).
  8. Riddell S., Watson N. Disability, culture and identity. New York: Routledge; 2014.
  9. Rohwerder B. Disability Stigma in Developing Countries. Brighton: Institute of Development Studies; UK: 2018.
  10. Goffman E. Stigma: Notes on the Management of Spoiled Identity. New York, USA: Simon and Schuster; 2009.
  11. Thornberg R. School bullying as a collective action: Stigma processes and identity struggling. Child. Soc. 2015;29:310-20.
  12. Sheehan L., Nieweglowski K., Corrigan P. W. The Stigma of Mental Illness-End of the Story? Structures and types of stigma. Amsterdam: Springer; 2017. P. 43-66.
  13. United Nations Report of the Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights on Awareness-Raising under Article 8 of the Convention on the Rights of Persons with Disabilities. 2019. Режим доступа: https://undocs.org/en/A/HRC/43/27 (дата обращения 01.07.2021).
  14. Carew M. T., Colbourn T., Cole E., Ngafuan R., Groce N., Kett M.Inter-and intra-household perceived relative inequality among disabled and non-disabled people in Liberia. PLoS One. 2019;14:e0217873.
  15. Smythe T., Adelson J. D., Polack S. Systematic review of interventions for reducing stigma experienced by children with disabilities and their families in low-and middle-income countries: State of the evidence. Tropic. Med.Int. Health. 2020;25:508-24.
  16. Chao P.-J., Huang Y.-T., Fried J. H., Hsu T.-H., Ososkie J. N. Attitudes and Reflections of Vietnamese Managers Toward Their Employees with Disabilities. J. Rehabil. 2018;84:14-27.
  17. Watson A. C., Larson J. E. Personal Responses to Disability Stigma: From Self-Stigma to Empowerment. Rehabil. Educat. 2006;20:235-46.
  18. Zaluska U., Grzeskowiak A., Kozyra C. Ambassador of People with Disabilities in the Workplace-Conducive Demographic and Professional Characteristics.Int. J. Environ. Res. Pub. Health. 2020;17:7036.
  19. International Labor Organization (ILO). World Social Protection Report 2014/15: Building Economic Recovery, Inclusive Development and Social Justice; International Labor Office: Geneva, Switzerland, 2014. Режим доступа: https://www.ilo.org/global/research/global-reports/world-social-security-report/2014/WCMS_245201/lang--en/index.htm (дата обращения 29.06.2021).
  20. Vornholt K., Villotti P., Muschalla B., Bauer J., Colella A., Zijlstra F., Corbiere M. Disability and employment - overview and highlights. Eur. J. Work Organizat. Psychol. 2018;27:40-55
  21. Sharac J., McCrone P., Clement S., Thornicroft G. The economic impact of mental health stigma and discrimination: A systematic review. Epidemiol. Psychiatr. Sci. 2010;19:223-32.
  22. Esther M., Dalmeda P., Chhabra G. Theoretical models of disability: Tracing the historical development of disability concept in last five decades. Revista Española de Discapacidad. 2019;7:7-27.
  23. Van Raaij W. F. Economic Psychology. J. Econ. Psychol. 1981;1:1-24.
  24. Marques A. L., Romeo M., Matalinares M., Yepes-Baldó M. Managers’ Conceptions and Their Effects on the Perception of Employees with Disabilities.Int. J. Environ. Res. Pub. Health. 2020;17:7039.
  25. Graham K. M., McMahon B. T., Kim J. H., Simpson P., McMahon M. C. Patterns of Workplace Discrimination across Broad Categories of Disability. Rehabil. Psychol. 2019;64:194-202.
  26. Камилова Г. И., Ашурова Н. С., Чудинов А. В., Гаибова М. Г. Основные факторы, обусловливающие первичную инвалидность населения Республики Таджикистан. Вестник Авиценны. 2015;3:102-106.

Statistics

Views

Abstract - 23

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies