The physical development of children of school age (7-17 years) in the Kirghiz Republic

  • Authors: Mingazova E.N.1,2, Shavaliev R.F.2, Sadykova R.N.3
  • Affiliations:
    1. N. A. Semashko National Research Institute of Public Health
    2. The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Kazan State Medical University”
    3. The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” of Minzdrav of Russia
  • Issue: Vol 30, No 1 (2022)
  • Pages: 80-85
  • Section: Articles
  • URL: https://journal-nriph.ru/journal/article/view/829
  • DOI: https://doi.org/10.32687/0869-866X-2022-30-1-80-85
  • Cite item

Abstract


The article presents the results of comparative analysis of indices of physical development of school-age children residing in various regions of the Republic of Kyrgyzstan. The statistically significant relationship between body length and body mass of examined children from territories of their residence was established. The children from Bishkek had significantly higher values as compared to children from villages of highlands and the south and the north of the country as well. The statistically significant dependence of body length and body mass of examined children on gender was revealed, explained by higher anthropometric indices in boys, as compared with girls in age categories of 7-8 years and 15-17 years. The multivariate variance analysis established that territorial factor statistically significant affected anthropometric indices in all studied age categories. At that, input of this factor into indices dispersion did not exceed 10%. The input of sex assignment to variance of body height and body mass in children under age of 14 years was insignificant. However, in the age of 15 years and older effect of this factor on anthropometric indices increased significantly, reaching its maximum by the age of 17 years and significantly predominating over influence of territorial factor.

Full Text

Введение В большинстве стран мира, в том числе в странах СНГ, динамика основных показателей здоровья современных детей и подростков остается одним из ключевых разделов изучения и мониторинга специалистами социальных, гуманитарных, медицинских направлений государственных, политических, научных организаций [1, 2]. Важнейшей задачей общества и государства является охрана здоровья детской популяции. При этом физическое развитие детей - один из главных критериев состояния здоровья подрастающего поколения, потому что оно и в настоящем, и в будущем определяет степень социально-экономического и культурного развития государства [3-6]. Нами проведена оценка особенностей физического развития детей, проживающих в различных регионах Кыргызской Республики, итогом которой стали «Стандарты физического развития детей школьного возраста (7-17 лет) высокогорных регионов Кыргызской Республики» [7-10]. Материалы и методы Статистический анализ данных исследования проводился с помощью программы IBM SPSS Statistics v. 26 (разработчик - IBM Corp., США). Оценка нормальности распределения количественных показателей выполнялась с помощью критерия Колмогорова-Смирнова, коэффициентов асимметрии и эксцесса. В связи с отсутствием нормального распределения количественные показатели описывались с помощью медианы, значений нижнего и верхнего квартилей (Me [Q1; Q3]) и сравнивались с помощью методов непараметрического анализа: критерия Манна-Уитни (при сравнении двух групп) или критерия Краскела-Уоллиса с апостериорным анализом по методу Данна с поправкой Бонферрони (при сравнении трех и более групп). Сравнение распределения исследуемых по категориальному признаку в разных группах выполнялось с помощью критерия χ2 Пирсона. Для оценки вклада каждого фактора в дисперсию антропометрических показателей использовался двухфакторный дисперсионный анализ [5, 6]. ps202201.4htm00043.jpg Распределение исследуемых по полу не имело статистически значимых различий в зависимости от региона проживания (p=0,155; табл. 1). Результаты исследования Проведен сравнительный анализ с учетом возраста, пола, места постоянного проживания, результаты которого в зависимости от региона проживания представлены в табл. 2. Таблица 2 Сравнительный анализ нормативных показателей физического развития детей школьного возраста (7-17 лет) Кыргызской Республики в зависимости от региона проживания Возраст, полных лет г. Бишкек Регион высокогорья Северный регион Южный регион p Длина тела, см (Me [Q1; Q3]) 7 122 [119; 125] 120 [116; 124] 120 [117; 124] 121 [117; 125] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4=0,012* p2-4=0,016* 8 126,8 [122; 130] 124 [120; 128] 124 [120; 128] 125 [121; 128] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4=0,001* 9 131 [127; 135] 128 [123; 131] 129 [124; 133] 130 [125; 134] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4<0,001* p2-3=0,015* 10 137 [132; 142] 133 [128; 137] 134 [130; 138] 135 [131; 139] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4<0,001* 11 143 [138; 137] 138 [134; 143] 139 [134; 143] 141 [136; 146] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4=0,025* p2-4<0,001* p3-4<0,001* 12 149 [144; 154] 144 [139; 149] 146 [140; 150] 147 [141; 152] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4<0,001* p3-4=0,009* p2-3=0,001* 13 156 [150; 161] 151 [146; 155] 151 [147; 157] 153 [149; 158] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4<0,001* p3-4=0,006* 14 161 [156; 165] 156 [150; 160] 157 [151; 162] 158 [153; 164] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4<0,001* p3-4=0,019* 15 165 [160; 170] 160 [155; 165] 160 [156; 166] 161 [157; 167] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4<0,001* 16 168 [161; 174] 162 [157; 168] 162 [158; 168] 163,5 [158; 170] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4=0,025* 17 170 [164; 176] 164 [159; 170] 165 [159; 170] 165 [160; 172] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4=0,015* Масса тела, кг (Me [Q1; Q3]) 7 21,6 [20; 23,5] 22,3 [20,4; 24,6] 22,4 [20,4; 24,5] 22,5 [20,6; 24,5] <0,001*; p1-2=0,002* p1-3=0,001* p1-4<0,001* 8 25,2 [22,9; 27,7] 24,5 [22,1; 26,5] 24,1 [21,8; 26,4] 24,4 [22,4; 26,4] <0,001*; p1-2=0,002* p1-3<0,001* p1-4=0,002* 9 28 [25; 31,5] 26,2 [24,2; 29,3] 26,3 [23,9; 29,6] 26,5 [24,4; 29,5] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* 10 30,4 [27,1; 35,0] 29,9 [26,7; 33,0] 30,0 [26,7; 34,0] 30,2 [27,4; 32,8] 0,027*; p1-2=0,018* 11 34,1 [30,7; 40,0] 31,4 [28,5; 35,4] 32,7 [30,1; 36,6] 34,0 [30,5; 38,2] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p2-4<0,001* p3-4=0,002* 12 39 [35; 45,3] 36,6 [32,5; 40,4] 36,5 [33,3; 41,3] 37,7 [33,8; 41,2] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* 13 44 [39; 49,5] 41,4 [36,5; 46,1] 40,8 [36,9; 45,7] 42,5 [38,3; 46,4] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4=0,049* p3-4=0,019* 14 49 [44,2; 53,7] 46 [42; 50] 45,9 [40,9; 50,5] 46,4 [41,6; 51,2] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* 15 53,8 [48,6; 60] 51 [46,5; 56] 50,4 [46,4; 54,9] 50,4 [46,1; 55,3] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* 16 55,5 [50,5; 62,5] 53,9 [49,4; 58,4] 51,9 [48,2; 56,4] 52,1 [48,3; 57,1] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-3=0,006* p2-4=0,032* 17 59,1 [53,7; 65,0] 55,4 [51,4; 59,4] 54,4 [50,2; 59,4] 54,4 [50,2; 59,2] <0,001*; p1-2<0,001* p1-3<0,001* p1-4<0,001* p2-4=0,028* Примечание. *Здесь и в табл. 3 различия показателей статистически значимы. Представленные результаты указывают на значительную вариабельность антропометрических данных в зависимости от региона проживания. Статистически значимые различия сравниваемых показателей были установлены во всех возрастных группах для длины и массы тела. Следует отметить, что показатели массы тела отличались менее выраженными различиями, чем показатели длины тела. На протяжении всей динамики длина тела детей, проживающих в г. Бишкеке, существенно превышала таковую детей, проживающих на других территориях республики. Наименьшими значения показателя были у проживающих в высокогорной местности или в северном регионе республики. Отмечалось большее сходство показателей массы тела детей, проживающих на различных территориях; лишь с 11-летнего возраста происходит устойчивый рост различий в массе тела детей г. Бишкек и детей в других регионах страны. Это позволяет сделать вывод о значительной вариабельности длины и массы тела детей школьного возраста, проживающих на разных территориях Кыргызской Республики. Дети, живущие в Бишкеке, отличались от проживающих на других территориях более высокими значениями антропометрических показателей. ps202201.4htm00045.jpg Далее был выполнен анализ показателей антропометрии в разрезе возрастных категорий в зависимости от пола исследуемых детей. Полученные результаты представлены в табл. 3. На основании данных, приведенных в табл. 3, сделаны выводы о наличии существенных различий показателей длины тела в зависимости от половой принадлежности среди детей возрастных категорий 7-8 и 13-17 лет. Масса тела статистически значимо различалась у мальчиков и девочек в возрасте 7-11 лет, а также 15-17 лет. Таким образом, был выделен возрастной диапазон 9-14 лет, когда различия антропометрических показателей в зависимости от пола были незначительны. Обсуждение Для оценки совокупного влияния изучаемых факторов на антропометрические показатели с учетом их возможного взаимодействия был выполнен двухфакторный дисперсионный анализ. В качестве независимых переменных использовались данные о месте постоянного проживания и половой принадлежности детей, анализ проводился в разрезе возрастных категорий. ps202201.4htm00047.jpg При оценке влияния на длину тела детей исследуемых факторов были получены следующие данные (табл. 4). Согласно результатам проведенного анализа во всех возрастных группах отмечено статистически значимое влияние на длину тела детей территориального фактора (p<0,001). Наиболее выраженной оказалась зависимость длины тела от места постоянного проживания детей в возрастном диапазоне 11-15 лет, максимальная доля объясненной дисперсии η2 отмечена среди 15-летних, она составлила 8,6%. Влияние пола на длину тела исследуемых было незначительным у детей 7-14 лет (доля объясненной дисперсии составляла от 0 до 0,7%), однако по достижении 15 лет и старше зависимость длины тела от пола становилась весьма выраженной: с 15 до 17 лет η2 последовательно увеличивалась от 11,5 до 29,9%. Взаимное влияние оцениваемых факторов друг на друга было статистически незначимым у детей в возрасте 7-13 и 15 лет, в остальных возрастных категориях отмечалось наличие определенной взаимосвязи между ними. На основании полученных данных был сделан вывод о том, что в большинстве случаев данным взаимодействием можно было пренебречь. ps202201.4htm00049.jpg Далее аналогичным образом был проведен анализ влияния гендерных и территориальных различий на массу тела детей (табл. 5). Зависимость массы тела от места проживания была статистически значимой во всех сравниваемых возрастных диапазонах (p<0,05). Влияние данного фактора несколько увеличивалось с возрастом, вклад его в дисперсию массы тела 17-летних подростков был максимальным и составлял 6,5%. Влияние пола на массу тела исследуемых было слабо выраженным до 14-летнего возраста (η2~0-1,2%), однако по достижении 15 лет и старше вклад половой принадлежности в дисперсию данного показателя значительно увеличивался - с 1,8 до 11,9%. Изучение связи факторов между собой не позволило выявить системное взаимодействие, связь была статистически значимой лишь в отдельных возрастных категориях. Выводы Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы. 1.Установлена статистически значимая взаимосвязь длины и массы тела исследуемых с территорией проживания: существенно более высокими значениями отличались дети, проживающие в г. Бишкеке. 2.Выявлена статистически значимая зависимость длины и массы тела исследуемых от пола, объясняемая более высокими антропометрическими показателями среди мальчиков в возрастных категориях 7-8 и 15-17 лет. 3.В результате многофакторного дисперсионного анализа было установлено, что территориальный фактор статистически значимо влиял на антропометрические показатели во всех изучаемых возрастных категориях. При этом вклад фактора в дисперсию показателей не превышал 10%. Вклад пола в дисперсию длины и массы тела детей в возрасте до 14 лет был незначительным, однако начиная с 15-летнего возраста его влияние на антропометрические показатели существенно увеличивалось, достигая максимума к 17 годам и значительно преобладая над влиянием территориального фактора. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. N. Mingazova

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health; The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Kazan State Medical University”

Email: elmira_mingazova@mail.ru

R. F. Shavaliev

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Kazan State Medical University”


R. N. Sadykova

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” of Minzdrav of Russia


References

  1. Баранов А. А., Альбицкий В. Ю., Намазова-Баранова Л. С., Терлецкая Р. Н. Состояние здоровья детей в современной России. Сер.: Социальная педиатрия. 2-е изд., доп. М.; 2020. 116 с.
  2. Баранов А. А., Альбицкий В. Ю., Устинова Н. В. Состояние и задачи совершенствования медико-социальной помощи детскому населению. Вопросы современной педиатрии. 2020;19(3):184-9.
  3. Хабриев Р. У., Мингазова Э. Н. Физическое развитие детей как основной показатель состояния здоровья и критерий эффективности медико-социального обеспечения. В сб.: Педиатрия и детская хирургия в Приволжском федеральном округе. Материалы XIV Российского конгресса. М.; 2017. С. 92-3.
  4. Николаева Л. А., Карпилянская Н. А., Ковшова Д. А., Кудзина И. К. Гигиеническая оценка физического развития подростков сельской и городской местности. В кн.: Материалы XV межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы совершенствования методологии социальной и профилактической медицины». Иркутск; 2019. С. 85-90.
  5. Якупова Е. Р., Галимуллина Д. И., Спивак М. Д. Изменения физического развития детей младшего школьного возраста Республики Башкортостан за последние 70 лет. Вестник Башкирского государственного медицинского университета. 2018;S3-2:821-5.
  6. Атамбаева Р. М., Мингазова Э. Н., Исакова Ж. К. Медико-социальные аспекты формирования и охраны репродуктивного здоровья девушек-подростков Кыргызской Республики. Бишкек; 2017. 208 с.
  7. Атамбаева Р. М., Мингазова Э. Н., Эрбаев А. Т. Стандарты физического развития детей школьного возраста (7-17 лет) г. Бишкек. Москва - Казань; 2017. 39 с.
  8. Атамбаева Р. М., Мингазова Э. Н., Исакова Ж. К. Стандарты физического развития городских и сельских детей школьного возраста (7-17 лет) высокогорных регионов Кыргызской Республики. Москва - Казань; 2017. 40 с.
  9. Атамбаева Р. М., Мингазова Э. Н., Кочкорова Ф. А. Стандарты физического развития городских и сельских детей школьного возраста (7-17 лет) северного региона Кыргызской Республики (Чуйской, Таласской, Иссык-Кульской областей). Москва - Казань; 2017. 39 с.
  10. Атамбаева Р. М., Мингазова Э. Н., Сомкулова Э. Д. Стандарты физического развития городских и сельских детей школьного возраста (7-17 лет) южного региона Кыргызской Республики (Бакенской, Ошской, Жалал-Абадской областей). Москва - Казань; 2017. 39 с.

Statistics

Views

Abstract - 26

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies