DIFFERENTIATING THE POSSIBILITIES OF DIFFERENT SEGMENTS OF THE POPULATION TO USE PAID HEALTH SERVICES AS A FACTOR OF SOCIAL TENSION

Abstract


The article is devoted to the study of the impact of the possibility of using paid medical services on the level of social tension. A sociological analysis of the differentiation between the use of paid medical services by the poor and non-poor is being carried out, which are most updated during the COVID-19 period. It is summarized that the lack of funds for the care of children's own health and health has a direct impact on the growth of social tensions. The lack of necessary medical care due to lack of money is the most significant problem for the majority of the poor.

Full Text

Введение В период пандемии коронавируса ключевыми факторами, оказывающими влияние на уровень социальной напряженности, становятся аспекты жизнедеятельности человека, связанные со здоровьем и медициной. Социология медицины представляет собой отрасль социологической науки, которая непосредственно занимается комплексным детальным анализом всех аспектов жизнедеятельности человека, касающихся его здоровья. Ситуация, связанная с коронавирусом, актуализировала вопрос привлечения дополнительных материальных средств для поддержания здоровья, лечения и профилактики заболеваний. У некоторых слоев населения просто не хватает денег на использование платных медицинских услуг, а также покупку витаминов и пищевых добавок, повышающих иммунитет, приобретение респираторов, различного рода антисептиков, необходимых для профилактики коронавируса. В группе риска в первую очередь оказывалось бедное население, чей уровень жизни можно охарактеризовать словами: «денег хватает только на оплату услуг ЖКХ и питания», «денег хватает только на еду». У данной категории населения не остается свободных денег. Складывается ситуация, когда затраты на медицину становятся жизненно необходимыми, а средств на удовлетворение потребностей подобного рода у данных слоев населения просто нет, что не может не отразиться на уровне социальной напряженности, который повышается из-за невозможности разрешения данного противоречия. Наиболее ярко проиллюстрировать уровень депривации бедного населения позволяет сравнительный анализ его положения с остальным населением. Положение бедного и небедного населения в сфере, связанной с медициной и здравоохранением, а также влияние этого положения на уровень социальной напряженности будут представлены в данной работе. Социальная напряженность характеризует состояние общественной жизни, которое свойственно социальному устройству на всех стадиях его существования. Вместе с тем рост уровня социальной напряженности может привести к таким деструктивным последствиям, как массовые общественные волнения и беспорядки, забастовки, акции протеста против действий властей. Социальная напряженность, возникающая из-за пандемии COVID-19, представляет собой феномен, при котором противоречия между различными социальными группами и слоями населения обостряются под воздействием комплекса социально-экономических факторов (невозможность пользоваться платными медицинскими услугами, инфляция, снижение заработной платы), социально-политических (недовольство политической ситуацией, связанной с вынужденной изоляцией, недовольство принятыми управленческими решениями, связанными с введением ограничений), социально-профессиональных (потеря работы вследствие приостановления деятельности предприятия, сокращение рабочих мест во многих сферах) и самоидентификационных факторов (утрата социального статуса), которые не устраняются на протяжении всего периода пандемии. Обзор литературы Всю имеющуюся литературу по данной проблематике можно сгруппировать по следующим направлениям. Первое направление связано с изучением социологии медицины и здравоохранения. Зарождение социологии медицины и здравоохранения происходило в середине XVIII в., когда английские, немецкие и французские ученые начали проводить исследования антропологической направленности. Именно в данный период стали закладываться, формироваться и развиваться теоретические основы общественного здоровья населения. В самостоятельную отрасль социологической науки социология медицины и здравоохранения выделяется в середине XX в. в Америке. В ее развитие весомый клад внесли Р. Мертон и Г. Беккер, исследовавшие взаимосвязь медицинского образования и процессов социализации населения; Б. Глейзер и А. Стросс, изучавшие социальное восприятие смерти; Фрейдсон, рассматривавший медицину как профессию. Из отечественных исследователей социологии медицины необходимо отметить И. В. Журавлеву, В. Н. Иванова и В. М. Лупандина [1]. Второе направление связано с изучением социальной структуры современного российского общества. Его исследованием занимаются А. А. Алексеенок, Е. М. Горюшина, Ю. А. Зубок, Г. И. Козырева, С. П. Поцелуева, Н. В. Проказина, В. И. Чупров [2]. Регулярные мониторинговые исследования социальной структуры современного российского общества и положение в ней различных слоев населения проводят ученые Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН под руководством академика М. К. Горшкова [3]. Третье направление связано с исследованием социальной напряженности. Проблема социальной напряженности была впервые поставлена античным мыслителем Аристотелем, который говорил, что наличие значительной доли бедного и угнетенного населения может повлечь протестные выступления, в связи с чем численность данной прослойки необходимо сокращать путем создания средних слоев населения. Начиная с данного периода, социальная напряженность постоянно находилась в поле зрения различных ученых. Теоретические основы напряженности исследуются в трудах Д. Ю. Балацкого, И. В. Баклановой, Л. В. Гудаковой, А Зик, В. В. Нагайцева. Основные факторы социальной напряженности анализируют О. В. Аверьянова, У. А. Алиев, Ю. В. Каира, В. А. Ларин, Ю. А. Ургалкин, Г. А. Чеджемов, А. В. Цибизова. Методика исследования социальной напряженности отражена в работах Ю. В. Гаврилец, К. В. Клименко, Г. Е. Крохичевой, А. В. Курдова, В. В. Сократилина, З. Х. Хосаевой, В.Г Цибулина, М. В. Черненкова, Н. И. Шаталовой, В. Е. Шумилина [4]. Материалы и методы Эмпирическую основу данной работы составили результаты социологических исследований, проведенных кафедрой социологии и информационных технологий под руководством А. А. Алексеенок в 2016-2021 гг.; •массовый опрос населения Орла и Орловской области «Трансформация социальной структуры современного российского общества» (октябрь-ноябрь 2020 г.); выборочная совокупность составила 873 человека; репрезентативность выборки обеспечена по возрасту, полу, сферам занятости, типам населенных пунктов; ошибка выборки не превышает 3% [5, с. 31]; •массовый опрос населения Орла и Орловской области «Социальная напряженность в Орловской области» (март 2020 г.); выборочная совокупность составила 1304 человека; репрезентативность выборки обеспечена по возрасту, полу, сферам занятости, типам населенных пунктов; ошибка выборки не превышает 2,3%; •массовый опрос населения Орла и Орловской области «Бедные социальные слои современного российского общества» (апрель-май 2017 г.); выборочная совокупность составила 1154 человека; репрезентативность выборки обеспечена по возрасту, полу, сферам занятости, типам населенных пунктов; ошибка выборки не превышает 2,3%. Динамика социально-политической ситуации в регионе анализируется на основе результатов мониторинговых исследований «Социально-экономическая и социально-политическая ситуация в регионе», ежегодно проводимых на кафедре в октябре-ноябре. В работе применяется методика сравнительного анализа социологических исследований. Для анализа и интерпретации полученной социологической информации, наряду с линейными, корреляционными таблицами и таблицами сопряженности, для классификации населения по уровню социальной напряженности был использован метод кластерного анализа. Результаты ps2021s1.4htm00055.jpg Исследование влияния возможности использования платных медицинских услуг на уровень социальной напряженности необходимо начать с анализа динамики ее уровня в регионе. Анализ динамики оценок респондентов социально-политической ситуации в стране (который является ярким индикатором уровня социальной напряженности) за 2016- 2021 гг. показывает ее ухудшение. Вызванное пандемией снижение занятости и реальных доходов населения ударило прежде всего по рейтингу партии власти и повысило популярность системной оппозиции. То, что почти в 2 раза упал рейтинг «Единой России», свидетельствует не только о центральной роли партии в политической жизни, но и о том, что она взяла всю полноту ответственности за все сферы жизни российского общества. Следует ожидать, что при улучшении внешних обстоятельств и укреплении внутреннего социально-экономического потенциала общества рейтинг «Единой России» повысится. Самая крупная партия не только теряет доверие в кризис (не обязательно по своей вине), но и становится главным социально-политическим выгодоприобретателем при выходе из кризисной ситуации (также не обязательно благодаря своим усилиям). Все это привело к ухудшению социально-политической ситуации, что нашло незамедлительное отражение в ответах респондентов. Уровень социальной напряженности вырос (причем достаточно поступательно). Если в 2015 г. возможность массовых выступлений допускали менее пятой части населения области (17,5%), то к настоящему времени - 28,8% (табл. 1). В табл. 1 продемонстрировано, что почти в 2 раза сокращается численность тех, кто отмечает улучшение социально-политической ситуации (20,4 и 11,5%). Достаточно тревожно выглядит тот факт, что половина респондентов (48,5%) заявляют об ухудшении дел в стране. Следующий вопрос касался выявления факторов, вносящих осложнение в жизнь населения. В период пандемии (2019-2020 гг.) основными факторами, которые более всего осложняли жизнь респондентов и их семей, стали сама пандемия коронавируса, которую обозначили почти половина опрошенных (46,3%), а также проблемы, связанные со здоровьем, трудности с качественным лечением, которые выделил каждый третий респондент (33,6%). Наиболее трудным в период пандемии оказалось положение бедных слоев населения. В табл. 2 продемонстрировано, что попадание в группу бедности также во многом связано со сферой медицины и здоровья. Так, наличие инвалидов в семьях бедных в 3 раза превышает их наличие в семьях остального населения. ps2021s1.4htm00057.jpg В табл. 2 наглядно продемонстрировано, что свыше половины бедного населения несет определенную иждивенческую нагрузку. Иждивенческая нагрузка коррелирует с необходимостью частого обращения за медицинскими услугами, т. к. основную часть клиентов медучреждений составляют инвалиды и пожилые люди (они же входят в группы риска по заболеваемости COVID-19). Оценка бедными и небедными удовлетворения базовых потребностей представлена в табл. 3. Таблица 3 наглядно демонстрирует, что бедные, в отличие от небедных, не имеют возможности удовлетворять даже элементарные базовые потребности. Тот факт, что каждый четвертый бедный оценил свое здоровье и физическое состояние как плохое, обусловил необходимость более детального исследования данного аспекта. ps2021s1.4htm00059.jpg Как отчетливо показано на рис. 1, у большинства бедного населения (84%) не хватает средств на необходимую медицинскую помощь. Среди небедных таких в 4,5 раза меньше. Невозможность удовлетворения элементарных витальных потребностей является одним из основных факторов роста социальной напряженности. Особенно это обостряется на фоне того, что две трети небедных слоев населения могут позволить себе подобные действия. Наибольшую тревогу вызывает тот факт, что у каждого четвертого представителя бедного населения нет материальных ресурсов на приобретение лекарственных средств. Среди небедного населения затруднения в приобретении лекарств есть лишь у 5%. Каждый пятый бедный (18%) не имеет материальных возможностей для использования услуг стоматолога, среди небедных таких лишь 7%. Амбулаторное лечение могут себе позволить в 2 раза меньше, а лечение в стационаре - в 3 раза меньше бедных, чем небедных. По возможности использования платных социальных услуг, включающих и те, что напрямую связаны со здоровьем и медициной, бедные также в значительной степени уступают небедным (рис. 2). Более половины бедных (61%) не имели возможности за последние несколько лет использовать платные медицинские услуги, в то время как среди небедных эта доля составила 23%. К платным медицинским услугам, которыми пользуются более половины небедного населения (56%), обращаются менее трети бедных (30%). Причем надо принимать во внимание, что в данный социальный слой населения входят пенсионеры, инвалиды, т. е. люди, изначально имеющие проблемы со здоровьем. То, что они не пользуются платными медицинскими услугами, говорит о том, что они просто не могут их себе позволить. Наличие в течение продолжительного времени неразрешимой потребности в медицинском лечении и отсутствие возможности к ее удовлетворению приводит к росту социальной напряженности. В 4 раза реже остального населения бедные посещают платные оздоровительные центры, салоны красоты, санатории, профилактории, дома отдыха, спортивные и фитнес-залы и т. п. Достаточно тревожным является то, что у бедного населения отсутствуют возможности использовать платные медицинские услуги для детей. В 3,5 раза реже, чем у остального населения, дети из бедных семей посещают оздоровительные учреждения, в том числе спортивные школы или пионерлагеря (6 и 20% соответственно). Обсуждение Таким образом, именно бедное население, занимающее базовое положение в классовой структуре современного российского общества, выступает движущей силой социальной напряженности. Уровень социальной напряженности у представителей небедного населения значительно ниже. Цель данной работы была проанализировать, как возможность использования платных медицинских услуг влияет на уровень социальной напряженности у различных слоев населения, то есть каковы перспективы улучшения материального положения, которые позволят расширить возможности приобретения платных медицинских услуг. Социальные слои населения, занятые в первичных секторах экономики, к которым относятся небедные, имеют значительные преимущества, такие как поощрительные премии и другие материальные поощрения, всевозможные внепроизводственные льготы (лечение в санаториях, укрепление здоровья в профилакториях, оплата абонемента в бассейн или фитнес-центр), полностью оплачиваемые больничные листы. Непривилегированные же слои населения, расположенные во вторичном сегменте трудового рынка, в которые входят бедные, занимают противоположное положение и не имеют всех вышеперечисленных привилегий. Это говорит о том, что заявленные выше проблемы нехватки денежных средств на использование платных медицинских услуг, таких как покупка витаминов и пищевых добавок, повышающих иммунитет, приобретение респираторов, различного рода антисептиков, необходимых для профилактики коронавируса, не будут решаться. Необходимы меры государственной поддержки данных социальных слоев населения, которые могут выражаться в социальных дотациях, пособиях, адресной материальной помощи отдельным категориям населения (например, многодетным семьям, тем, кто лишился работы, но имеет большую иждивенческую нагрузку). Подобные меры не обязательно должны быть в форме материальных выплат. Таковыми могут стать обеспечение витаминами, лекарственными препаратами, антисептическими средствами. Поскольку на данный момент такая государственная поддержка имеет место не для всех категорий бедного населения и нуждающихся, в обществе возрастают пессимизм, озлобленность и агрессия, что негативным образом сказывается на уровне социальной напряженности. Достаточную тревогу и озабоченность вызывает то обстоятельство, что у бедных отсутствует возможность пользоваться платными медицинскими услугами для детей. Это свидетельствует о том, что бедность не просто переходит от поколения к поколению, но уже в детском и, особенно, подростковом возрасте формирует чувство несправедливости и ощущения депривации, что негативным образом отражается на эмоционально-психологическом состоянии подрастающих российских бедных, в частности, и на уровне социальной напряженности в стране - в целом. Заключение Ситуация пандемии COVID-19, которая внезапно огромной волной захлестнула весь мир, заставила население переосмыслить многие жизненные ценности и приоритеты. Полностью поменялась медицинская культура населения. Люди стали стремиться правильно питаться и вести здоровый образ жизни для укрепления иммунитета, соблюдать гигиену, мыть руки, носить маски, обрабатывать помещения специальными антибактериальными и антивирусными средствами, устанавливать специальные электроприборы, которые проводили бы антибактериальную обработку, дезинфицировали помещение. Все это потребовало от населения дополнительных денежных вложений. В зависимости от материальных возможностей представители различных слоев населения стали приобретать витамины и пищевые добавки стоимостью от нескольких сотен до десятков тысяч рублей, заниматься в спортивных залах, устанавливать очистительные и антибактериальные сооружения. Поскольку данная медицинская культура стала образом жизни всего населения, то отсутствие ее неотъемлемых составляющих из-за нехватки денег у представителей определенных слоев население привело к депривации, которая является одним из основных факторов увеличения уровня социальной напряженности. Необходимы меры государственной поддержки данных социальных слоев населения для снижения уровня социальной напряженности. Источник финансирования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

A. A. Alekseenok

Central Russian Institute of Management - branch, Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

Email: alekseenok-aa@yandex.ru

Yu. V. Kaira

Central Russian Institute of Management - branch, Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation


I. V. Mikhalev

Central Russian Institute of Management - branch, Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation


A. N. Galtsova

Central Russian Institute of Management - branch, Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation


E. V. Kolmogorov

Central Russian Institute of Management - branch, Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation


References

  1. Журавлева И. В. Здоровье населения как междисциплинарная проблема. Становление социологии здоровья // Социология в России / под ред. В. А. Ядова. М., 1998. С. 484-488.
  2. Алексеенок А. А., Каира Ю. В. Социальная стратификация. Учебно-методологическое пособие. Орел: РАНХиГС, 2013. 380 с.
  3. Горшков М. К. Российский социум в условиях кризисного развития: контекстный подход (статья 2) // Социологические исследования. 2017. № 1. С. 5-13.
  4. Проказина Н. В., Каира Ю. В., Колмогоров Е. В. Социологический анализ социальной напряженности в регионе (на материалах Орловской области) // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2018. № 1. С. 37-50.
  5. Меркулов П. А., Алексеенок А. А., Леонова О. В., Михалев И. В. Трансформация социальной структуры современного российского общества на региональном уровне // Информационный бюллетень социологической лаборатории. Орел: Издательство Среднерусского института управления - филиал РАНХиГС, 2021. Вып. 9. Результаты социологических исследований 2019-2020 гг., проведенных в Орловской области.

Statistics

Views

Abstract - 22

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies