The characteristics of population mortality of the Russian Federation, the Central Federal Okrug and City of Moscow in 2020

Abstract


To preserve the country's population is among one of the most vital tasks over the period of existence of the new Russia and constitutes the subject of national security. The article presents the results of analysis of population mortality rate of the Russian Federation, the Central Federal Okrug and City of Moscow during the first eight months of 2020 towards to concurrent period of 2019. In January-March 2020, the population total mortality rate, retaining prevalent trends of number of preceding years, decreased in the Russian Federation by 3.8%, in the Central Federal Okrug by 3.0% and in City of Moscow by 3.9%. However, since April-May the situation has changed dramatically and, according to the results of January-August, mortality by this time has increased, and its growth made up to 6.5% in the Russian Federation, 7.8% in the Central Federal Okrug and 15.6% in the City of Moscow. In May 2020, the gain of absolute number of the deceased in the Russian Federation by months (towards to concurrent month of 2019) made up to 11.9%, in June to 18.6%, in July to 19.7% and in August to 9.6%. In Moscow, the peak values of this increase were noted in May - 57.2% and in June - 41.6% In the conditions of new coronavirus infection pandemic, the share of COVID-19, as main cause of death (ICD-10 codes U07.1 and U07.2), in the structure of total mortality in April-August consisted 3.2% and in the structure of excess deaths in May-August - 28.6%. The increase of mortality and continued decrease of birth rate resulted in increasing of natural population loss by 1.5 times and more and reached such values as -3.6 in the Russian Federation, -4.9 in the Central Federal Okrug and -1.6 in the City of Moscow (per 1000 of population). The process of depopulation of the Russian nation not only retained, but significantly has become significantly aggravated.

Full Text

Введение Комплексный анализ медико-демографического движения населения, динамическое наблюдение за процессами его развития и трансформации являются обязательным предметом социальной гигиены, общественного здоровья и организации здравоохранения. Особую актуальность и значимость эти исследования приобретают в условиях массового, особенно неожиданного, распространения (эпидемии, пандемии) заболеваний, в том числе ранее неизвестных, характеризующихся интенсивными темпами прироста, высокими уровнями летальности и смертности и являющимися потенциальной угрозой для здоровья населения и общества. Негативная ситуация, обусловленная появлением новой коронавирусной инфекции, сложившаяся в мире и в нашей стране в течение 2020 г., представляет непосредственный вызов национальной безопасности Российской Федерации в ее биологической, демографической, экономической, социальной и других сферах. Материалы и методы Объект исследования - смертность населения. Предмет исследования - объемы и показатели общей смертности населения в Российской Федерации (РФ), в том числе ее регионах - Центральном федеральном округе (ЦФО) и г. Москве, в период первых 8 мес 2019 и 2020 гг. Выбор ЦФО и Москвы обоснован тем, что ЦФО представляет собой самый крупный федеральный округ страны, Москва - самый крупный субъект РФ и именно в них отмечался самый ранний и интенсивный прирост избыточной смертности, а также случаев заболеваемости COVID-19 и смерти от него. На 1 января 2020 г. население ЦФО составило 39,4 млн, или 26,9% общей численности населения России (146,7 млн). Население г. Москвы составило 12,7 млн - 8,6% населения страны и 32,2% населения ЦФО. Цель исследования - оценка изменений показателей смертности в 2020 г. по отношению к 2019 г. и возможной степени влияния на эти изменения первой волны эпидемии COVID-19, регистрируемой в РФ с апреля 2020 г. Информационное обеспечение - официальные данные федерального статистического наблюдения о помесячном естественном движении населения России, ЦФО и Москвы в 2019-2020 гг. [1, 2]. Основные методы исследования - аналитический, математический, сравнительного анализа. Единица наблюдения - случай смерти. При расчете объемов влияния COVID-19 как основной или значимой причины смерти на структуру смертности населения использовались данные Росстата о числе умерших по кодам смерти МКБ-10 U07.1 - Коронавирусная инфекция COVID-19, вирус идентифицирован, и U07.2 - Коронавирусная инфекция COVID-19, вирус не идентифицирован, а также статистические учетные группы Росстата: COVID-19, который «не являлся основной причиной смерти, но оказал существенное влияние на развитие смертельных осложнений», и COVID-19, который «не являлся основной причиной смерти и не оказал существенное влияние на развитие смертельных осложнений» (Письмо Министерства здравоохранения Российской Федерации от 08.04.2020 № 13-2/И/2-4335 «О кодировании коронавирусной инфекции, вызванной COVID-19»). Условно мы обозначили эти четыре подгруппы как Cov.1, Cov.2, Cov.3 и Cov.4. Результаты исследования За период 2010-2019 гг. общая смертность населения Российской Федерации снизилась с 14,2 до 12,3 (на 1 тыс. населения), что составило значимые 13,4%. Процесс этот был достаточно последователен, за исключением небольшого роста (на 0,8%) в 2014 и 2018 гг. В 2017 г. смертность снизилась сразу на 3,9%, в 2019 г. - на 1,6%. Исходя из этих тенденций, вполне обоснованно ожидалось сохранение складывающегося тренда и в 2020 г. И действительно, в первом квартале 2020 г. по отношению к январю-марту 2019 г. смертность в РФ снизилась на 3,5% (с 1307,0 до 1261,9 на 100 тыс. населения), а в ЦФО - на 3,3% (с 1340,0 до 1296,1). В том числе: от некоторых инфекционных и паразитарных болезней (НИиПБ) в РФ на 8,2% (в ЦФО без изменений), от злокачественных новообразований (ЗН) на 4 и 4,6% в РФ и ЦФО соответственно, от болезней системы кровообращения (БСК) на 7,4 и 6,7%, от болезней органов дыхания (БОД) на 10,5 и 2,2%; от внешних причин (ВП) на 6,9 и 5,1%. Смертность от болезней органов пищеварения (БОП) возросла в РФ на 2,7%, а в ЦФО на 1,8%. В Москве за эти 3 мес 2020 г. смертность в целом снизилась на 3,7% (с 1021,2 до 983,5), в том числе: от ЗН на 2,2%, от БОД на 16,9%, от БОП на 7,9%, от ВП на 12,3%. Возросла смертность от БСК на 0,4% и от НИиПБ на 1,8%. К сожалению, дополнительные сведения о уровне и структуре смертности населения РФ и ее субъектов по классам болезней и отдельным причинам за первый квартал и последующие месяцы 2020 г. в доступных нам источниках отсутствуют. Апрель 2020 г. явился в чем-то переходным и переломным. По итогам первых 4 мес 2020 г. смертность в РФ снизилась на 3,1% (к январю-апрелю 2019 г.), за январь-май не изменилась, а затем пошла в рост: в январе-июне на 3,2%, в январе-июле на 4,8% и в январе-августе на 6,5%. При этом прирост абсолютного числа умерших по месяцам (к соответствующим месяцам 2019 г.) уже в мае составил 11,9%, в июне - 18,6%, в июле - 19,7%, в августе - 9,6%. В ЦФО за январь-апрель смертность снизилась на 1,5%, а с мая начала расти. В январе-мае рост смертности составил 4,5%, в январе-июне - 7,7%, в январе-июле - уже 8,5%. Прирост числа умерших составил в мае 26,7%, в июне - 29,9%, в июле - 9,5% и в августе - 8,1%. В отличие от РФ и ЦФО, в Москве за 4 мес года смертность уже возросла на 2%, в первую очередь за счет резкого прироста абсолютного числа умерших в апреле (к апрелю 2019 г.) сразу на 19,5%. В январе-мае рост смертности составил 12,1%, в январе-июне - 17,5%, в январе-июле - 15,5%. Прирост абсолютного числа умерших в мае составил экстремальные 57,2%, в июне - 41,6%, в июле - 7,1%, в августе - 14,3%. Таким образом, в январе-августе 2020 г. по отношению к аналогичному периоду 2019 г. в Российской Федерации общая смертность населения возросла на 6,5% и составила 13,2 на 1 тыс. населения, при этом рождаемость снизилась на 6,3% и составила 8,9 на 1 тыс. населения. За 8 мес умерло на 71,7 тыс. человек больше, а родилось на 56 тыс. меньше. Естественная убыль населения возросла с 2,2 до 3,6 (на 1 тыс. населения) и достигла 346,9 тыс. В ЦФО за этот же период смертность возросла на 7,8% и составила 13,8 на 1 тыс. населения, а рождаемость снизилась на 5,9% и составила 9,6 на 1 тыс. населения. За 8 мес умерло на 29,2 тыс. человек больше, а родилось на 14,4 тыс. меньше. Естественная убыль населения возросла с 3,3 до 4,9 (на 1 тыс. населения) и достигла 129,7 тыс. человек. В Москве за 8 мес смертность возросла на 15,6% и составила 11,1 (на 1 тыс. населения), а рождаемость снизилась на 14,4% и составила 9,5 (на 1 тыс. населения). За 8 мес умерло на 12,8 тыс. человек больше, а родилось на 12,9 тыс. меньше. Естественный прирост +1,5 на 1 тыс. населения (12 463) сменился его убылью: -1,6 (на 1 тыс. населения), которая составила 13 270 человек. Если брать динамику изменений показателя смертности в течение 8 мес каждого рассматриваемого года, выявляется, что в период с января-февраля по январь-август общая смертность населения в 2019 г. снизилась в РФ на 8,1%, в ЦФО на 7,9%, в г. Москве на 9,4%. За аналогичный период 2020 г. смертность, напротив, возросла в РФ на 3,1%, в ЦФО на 4,5%, в г. Москве на 11%. В таблице представлены данные о помесячном изменении числа умерших в федеральных округах, свидетельствующие об относительно благополучной ситуации по смертности во всех округах РФ в первом квартале 2020 г. и последующем распространении роста смертности от центра и северо-запада на юг и на восток страны с пиками в ЦФО и СЗФО в мае-июне, СКФО - в мае, июле и августе, в остальных федеральных округах - в июле 2020 г. За январь-август только в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) зарегистрировано уменьшение числа умерших. ps202102.4htm00003.jpg Избыточная смертность, т. е. превышение числа умерших в определенный временной период 2020 г. по отношению к аналогичному периоду 2019 г., составила в абсолютных значениях: в РФ в мае-августе - 87 608 человек (в масштабах страны в апреле еще отмечалось снижение смертности и уменьшение числа умерших), в ЦФО уже в апреле-августе - 32 207 человек, в Москве в апреле-августе - 13 591 человек. В структуре избыточной смертности за апрель-август доля ЦФО составила 38,1%, г. Москвы - 16,1%, или 42,2% от ЦФО. В конце 2019 г. в КНР зафиксирована новая коронавирусная инфекция, а в марте 2020 г. Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) объявлена пандемия коронавируса COVID-19, распространяющегося в том числе на территории Российской Федерации и потенциально влияющего на уровень и структуру смертности населения в стране и ее субъектах. В июне 2020 г. Росстат в формате статистического бюллетеня «Естественное движение населения Российской Федерации за 2020 год» начинает официальную публикацию «сведений о числе зарегистрированных умерших с установленным диагнозом коронавирусной инфекции» с апреля по данным Единого государственного регистра записи актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС). В отдельной таблице этого сборника представлены четыре столбца абсолютных данных о числе умерших от COVID-19, обозначенных нами выше как Cov.1, Cov.2, Cov.3 и Cov.4. По данным Росстата, за 5 мес (апрель-август) 2020 г. число умерших с диагнозом U07.1 и U07.2 в качестве основной причины смерти составило в РФ 21 600 и 5170 человек соответственно (суммарно 26 770), а их доля в общем числе умерших в стране за этот период составила 3,2% с пиками долей смертности в мае (4,4%) и июне (4,5%) и наименьшими значениями в апреле (1,2%) и августе (2,6%). В ЦФО число умерших от COVID-19 U07.1 составило 9616, а от U07.2 - 3357 человек (суммарно 12 973), а их доля в общем числе умерших за 5 мес - 5,5%, с пиковыми значениями в мае и июне (9,3 и 7,4% соответственно), а наименьшими - в апреле (2,9%) и августе (2,7%). В Москве число умерших от COVID-19 U07.1 составило 5252, а от U07.2 - 1088 человек (суммарно 6340), а их доля в общем числе умерших за 5 мес - 10,2%, с пиковым значением 17,5% в мае 2020 г. и 12,2% в июне, а наименьшими - в апреле (6,8%) и августе (3,9%). За период мая-августа общее число избыточных по отношению к 2019 г. случаев смерти составило в Российской Федерации 87 608, а в них доля смерти от COVID-19 (U07.1 и U07.2) - 28,6% (25 022 случая), причем в мае она составляла 41,4%, в июне - 28,7%, в июле - 20,3%, в августе - 29,1%. В ЦФО в период апреля-августа число избыточных случав смерти составило 32 207, а в них доля смерти от COVID-19 (U07.1 и U07.2) - 40,3% (12 973 случая), причем в апреле эта доля составляла 57,3%, в мае - 44,2%, в июне - 32,2%, в июле - 45,8%, в августе - 36,7%. В Москве в период апреля-августа число избыточных случав смерти составило 13 591, а доля в них смерти от COVID-19 (U07.1 и U07.2) - 46,6% (6340 случаев), причем в апреле эта доля составляла 41,6%, в мае - 48,2%, в июне - 41,6%, в августе - 31,5%. От общего числа случаев смерти от COVID-19 как основной причины в апреле-августе на долю ЦФО приходится 48,5%, в том числе на долю г. Москвы - 23,7%, или 48,9% умерших от COVID-19 в ЦФО. Всего с упоминанием COVID-19 в диагнозе умершего в апреле-августе 2020 г. в РФ зарегистрировано 45 873 случая смерти, в том числе доля Cov.1 составила 47,1% (21 600), доля Cov.2 - 11,3% (5170), Cov.3 - 13% (5949), Cov.4 - 28,7% (13 154). В структуре общей смертности доля Cov.1 составила 2,6%, доля Cov.2 - 0,6%, Cov.3 - 0,7%, Cov.4 - 1,6% (суммарно 5,6% от общего числа умерших). В структуре избыточной смертности за май-август доля Cov.1 составила 23,1%, Cov.2 - 5,4%, Cov.3 - 6,3%, Cov.4 - 14,3% (суммарно 49,1% от общего числа избыточно умерших). Графическое отображение числа умерших от различных подгрупп COVID-19 и объем избыточной смертности за январь-август 2020 г. представлены на рисунке. Отдельной линией на рисунке выведены данные о статистике случаев смерти от COVID-19, ежедневно приводимые СМИ (телевидение, радио, интернет-ресурсы), со ссылкой на государственные источники (публичный сайт стопкоронавирус.рф). Из обобщения этих данных следует, что за апрель-август от COVID-19 в стране умерли 17 275 человек. Код причины смерти в СМИ не уточняется, но, скорее всего, эти цифры относятся к умершим от COVID-19 U07.1 (основная причина смерти, вирус идентифицирован), поскольку только по этой подгруппе они относительно совпадают с данными Росстата. Безусловно, подобная информация для СМИ формируется крайне оперативно, в основном по результатам «экспресс-анализа» за прошедшие к моменту предыдущей публикации сутки, и в последующем может уточняться, как это делает Росстат в течение 1-2 мес, используя информационный ресурс ЕГР ЗАГС. Возможно, из-за этого и возникают определенные расхождения, но по данным Росстата общее число умерших от COVID-19 U07.1 за апрель-август в целом на 25% больше, чем по данным, представленным в СМИ, в том числе в апреле на 18,3%, в мае - на 60,6%, в июне - на 24,4%, в июле - на 12%, в августе - на 8,2%. Как видно из рисунка, если в расчеты включить число умерших не только от Cov.1, но добавить к ним случаи смерти, обусловленные Cov.2 и Cov.3, т. е. статистических подгрупп, которые как минимум «оказали существенное влияние на развитие смертельных осложнений», ситуация становится еще более тревожной: данные Росстата превышают базовые данные СМИ о смертности от COVID-19 уже на 89,4%, в том числе в апреле - на 91,3%, в мае - на 149,6% (т. е. в 2,5 раза), в июне - на 88,0%, в июле - на 61,9%, в августе - на 63,8%. Следует подчеркнуть, что при анализе представленной выше информации речь идет не о сравнении достоверности различных официальных источников, а скорее о полноте доступной информированности населения (все смотрят ТВ, но не все знают, что существует Росстат) о реально возможной угрозе здоровью и жизни людей. Не следует забывать и о 13 154 умерших с формулировкой «COVID-19 не являлся основной причиной смерти и не оказал существенное влияние на развитие смертельных осложнений». Многие из этих лиц при самом факте наличия диагноза ковида умирали «в красной зоне» при явном недостатке социальной и моральной, а возможно, и необходимой медицинской помощи, поскольку все силы и ресурсы систем здравоохранения были сконцентрированы на COVID-19 как основной причине смерти. Заключение Приведенные данные о медико-демографическом движении населения России в 2020 г. свидетельствуют о резком нарастании смертности и обострении процесса депопуляции нации. Рост смертности не получил до настоящего времени достаточного пояснения руководителей ни федерального, ни региональных уровней, ни специалистов медиков, демографов, социологов и др. Географическая и временная составляющие распространения избыточной смертности населения страны подтверждают возникновение и определенное воздействие на эту смертность дополнительных внешних факторов. Основной причиной медико-социальной и экономической регрессии Российской Федерации в 2020 г. считается влияние пандемии COVID-19, что, однако, не находит прямого статистического подтверждения о решающем влиянии новой коронавирусной инфекции на избыточную смертность населения России. Число избыточно умерших в России в мае-августе 2020 г. в 4,3 раза превысило число умерших за этот период с диагнозом Cov.1, в 3,3 раза - от Cov.1 и Cov.2 в качестве основной причины смерти, в 2,7 раза - сумму умерших от Cov.1, Cov.2 и Cov.3 и почти в 2 раза (на 91%) - умерших с общим упоминанием в развернутом диагнозе смерти COVID-19. Пиковые значения этих различий отмечались в июле и составляли 5,9; 4,9; 4,1 и 2,9 раза соответственно. Приведенные в результатах исследования расхождения данных из различных официальных источников в очередной раз поднимают вопрос о необходимости прозрачности информации и формировании единых методических подходов к расчету этих данных, в том числе и по смертности от COVID-19. Вполне возможно, что при дальнейших углубленных исследованиях по представленной проблеме, особенно по изучению особенностей кодирования причин смерти в условиях новой коронавирусной инфекции, и число умерших и, соответственно, уровень смертности от COVID-19 могут претерпеть некоторые, а может быть, даже значительные изменения. Однако, с нашей точки зрения, полученные уже в настоящее время результаты свидетельствуют о наличии определенных проблем в существующей системе организации медицинской помощи населению, особенно в условиях угрозы быстро распространяющейся инфекции. В целом накапливаемый опыт борьбы с COVID-19 в России свидетельствует о необходимости совершенствования системы здравоохранения, ее обеспечения, управления и планирования, широкого внедрения научно-организационных знаний, технологических решений, эпидемиологического мониторинга и прогнозирования. Ресурсы национальной системы здравоохранения должны обоснованно формироваться, оптимально распределяться и рационально перераспределяться для решения как общих, так и отдельных, в том числе оперативных, задач, а оценка складывающейся ситуации должна быть единой, достоверной и объективной. При всей сложности текущей эпидемиологической и экономической обстановки нельзя допускать резкого снижения качества организации и предоставления медицинской помощи и ограничения доступа населения к адекватным и жизненно необходимым медицинским услугам. В последующих публикациях мы предполагаем представить результаты анализа особенностей смертности населения Российской Федерации в последней трети 2020 г. в условиях уже второй волны пандемии COVID-19. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

V. O. Shchepin

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: shchepin131@mail.ru

R. U. Khabriev

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health


References

  1. Федеральная служба государственной статистики. Естественное движение населения Российской Федерации за 2019 год (статистический бюллетень). М.: Росстат; 2020.
  2. Федеральная служба государственной статистики. Естественное движение населения Российской Федерации за 2020 год (статистический бюллетень). М.: Росстат; 2020.

Statistics

Views

Abstract - 97

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Телефон: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
National research Institute of public health named after N. A. Semashko

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies