PREDICTIVE MODEL OF THE PROBABLE CONTRACTION OF PSYCHOSOMATIC DISORDERS AMONG THE EXTREME PROFILE SPECIALISTS, A CASE STUDY OF SPECIALISTS IN UTILIZATION OF RADIOACTIVE SUBSTANCES

Abstract


The aim of the study is to develop a predictive model of the probable contraction of psychosomatic disorders among specialists in the utilization of radioactive substances. The predictive model was developed in order to prevent occupational diseases and preserve the mental health of specialists.The development of the model was carried out on the basis of the results of empirical research focused on identifying biopsychosocial factors that determine or, on the contrary, block the development of vitality in specialists. The vitality is here understood by us as the ability to manage the internal personal resources in the professional situations of personal stress, thereby ensuring one`s professional health. 179 specialists in the utilization of radioactive substances were examined. The study was carried out using a set of specially selected techniques: Scale «Psychosomatic disorders» by V. V. Boyko, methods for studying psychophysiological status (data on the brain wave activity (EEG); assessment of the functional state of the nervous system based on a simple and complex visual motor reaction; the color test by M. Luscher), individual psychological characteristics (the method of colour metaphors by I. L. Solomin, diagnostics of latent motivation, the Mini-Mult questionnaire, «The dominant type of interpersonal relations» methodology) and social situation of life (the questionnaire by the authors).As a result of the study, there were identified 32 features that have a statistically significant relationship with indicators of psychosomatic disorders (p < 0.001). The identified features were included in multiple logistic regression analysis as independent variables. As a result of further processing of the empirical data, carried out with the help of the method of step-by-step exclusion of variables, a predictive model of the likelihood of psychosomatic disorders in radioactive waste utolozation specialists was constructed, which was based on a subjective assessment of the living standards, the presence of a distrustful-skeptical type in interpersonal relationships and manifestations of paranoia.

Full Text

Введение Особенности профессиональной деятельности специалистов по утилизации радиоактивных веществ заключаются в наличии определенных рисков, касающихся, прежде всего, безопасности их жизнедеятельности. Угроза здоровью становится основным источником возникновения и развития у специалистов стрессовых состояний, воздействующих на их психическое здоровье. Проблема сохранения психического здоровья в процессе профессиональной деятельности человека интересует исследователей многих отраслей наук - биологических, медицинских, социальных и психологических. С момента появления концепции стресса Г. Селье ученые пытаются определить ту реперную точку использования ресурсов, когда человек может длительное время сохранять высокую интенсивность и эффективность работы без ущерба ее качеству, не аккумулируя усталость и не формируя психосоматические нарушения [1]. В настоящее время актуальным и одновременно сложным становится вопрос не столько сохранения психического здоровья в процессе служебно-трудовой деятельности, адаптированности личности и формирования у нее стрессоустойчивости, сколько развития способности субъекта труда эффективно управлять своими внутренними ресурсами в конкретных условиях среды, сохраняя при этом способность к самопознанию и самореализации. Речь идет о жизнеспособности специалистов, в том числе и специалистов, чья профессиональная деятельность осуществляется в экстремальных условиях, включающих стрессогенные ситуации. По данным В. Д. Менделевича [2], медицина признает всего семь заболеваний, называемые святой семеркой, которые имеют психологическую природу: артериальная гипертония, бронхиальная астма, нейродермиты, неспецифический язвенный колит, ревматоидный артрит, сахарный диабет, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, когда состояние ремиссии значительно увеличивается при совместном воздействии медицинских манипуляций и психологического сопровождения. В настоящее время многие исследователи пытаются расширить данный список заболеваний [3]. Так, Национальный институт США, занимающийся исследованиями дыхательной и сердечно-сосудистой систем (ССС), официально признал поведение типа «А», характеризующееся напряженной борьбой за достижение успеха в профессиональной деятельности, чрезмерной ответственностью, профессиональной сверхобязательностью, сопровождающейся раздражительностью и агрессивностью, тем фактором риска, который увеличивает в 7 раз частоту нарушений ССС [4, 5]. Следует упомянуть о том, что к настоящему времени сложилось множество теорий и концепций возникновения и развития психосоматических нарушений: среди них - концепция алекситимии, концепция острого или хронического стресса, концепция внутриличностного конфликта и концепция личностных особенностей [6, 7]. Алекситимическая концепция базируется на положении о вытеснении неосознаваемых эмоциональных переживаний, которые по закону сохранения энергии никуда не исчезают, а трансформируются в соматические нарушения. Концепция острого или хронического стресса основывается на признании решающего воздействия перманентных экстремальных факторов психогенной природы. Язвенную болезнь двенадцатиперстной кишки, артериальную гипертензию связывают с наличием внутриличностного конфликта между равными по интенсивности, но разнонаправленными мотивами типа «приближение-приближение» и «приближение - избегание» (по М. Кордуэллу) [8]. Некоторые воспитанные и/или сформированные личностные особенности обусловливают психосоматические нарушения. Например, конверсионная пятерка в MMPI является основой, на которой построена концепция личностных особенностей. Независимо от классификации стрессов и причин его возникновения, Ю. В. Щербатых считает, что любой стресс является в первую очередь эмоциональным [9]. По оценкам некоторых западных экспертов, около 70% заболеваний имеют взаимосвязь с эмоциональным стрессом, кроме того, статистические данные показывают, что в европейских странах ежегодно умирают от нарушений функций ССС, имеющих психогенную природу, около миллиона человек [10]. Исследования последних десятилетий демонстрируют увеличение эмоционально-личностных проблем, влияющих на трудоспособность, по сравнению с физическими недугами. Эмоционально-личностные проблемы оказывают самое ощутимое влияние и на характер развития психосоматических нарушений, по мнению специалистов практического здравоохранения [9]. Дж. Шарит и Г. Салвенди указывают, что именно профессиональный стресс детерминирует особенности физиологических и психологических реакций на кризисные ситуации в профессиональной и трудовой деятельности [11]. Результатом перманентного стресса в процессе служебно-трудовой деятельности может стать синдром эмоционального выгорания, который, по мнению Е. Н. Водопьяновой, представляет собой выработанный механизм психологической защиты личности в форме полной или частичной редукции эмоций с отстраненностью и деперсонализацией, состоянием истощения [12]. В эмпирическом исследовании мотивационной сферы специалистов экстремального профиля и ее взаимосвязи с состоянием их здоровья О. Н. Сиваш делает вывод о том, что причиной многих нарушений психического здоровья является снижение профессиональной мотивации, обусловленное проявлениями признаков невротизации и астенизации личности [13, 14]. Потеря смысла жизни, внешние и внутренние деструкции могут являться следствием эмоционального выгорания, к которому приводит перманентное и/или острое воздействие стрессовых факторов. Субъективно симптомы эмоционального выгорания могут восприниматься как чувство кумулятивной усталости, сопровождающееся разочарованием, снижением интереса ко всему окружающему, в том числе к своей работе. Происходят изменения в поведении, проявляются различные психосоматические реакции [15]. Результаты исследования В. А. Бодрова с соавторами свидетельствуют о том, что почти 20% военослужащих имеют психосоматические расстройства и что психосоматическая патология является основной причиной медицинской дисквалификации в 34,1% случаях [16]. Психосоматические заболевания являются фактором, снижающим профессиональную эффективность, профессиональное долголетие, а также нивелирующим безопасность служебной и трудовой деятельности. Психосоматические нарушения возникают вследствие воздействия хронических и острых стрессов, перманентно присутствующих в условиях экстремальной профессиональной деятельности, а потому они могут являться тем человеческим фактором, который в 90% обусловливает нарушения безопасности, приводящие к чрезвычайным происшествиям. Длительное время считалось, что профессии, в которых стресс и эмоциональное выгорание встречаются достаточно часто (до 90%), относятся к типу «человек-человек» (специалисты социальной, медицинской и образовательной сфер). К данному списку в последующем были добавлены спасатели, работники правоохранительных органов, пожарные и другие специалисты, профессиональная деятельность которых включала экстремальный компонент на содержательном уровне [17, 12]. В настоящее время доказано, что психосоматические заболевания также широко распространены среди профессий типа «человек-техника», в том числе профессий, связанных с утилизацией радиоактивных веществ. Однако исследований, ориентированных на выявление факторов возникновения у таких специалистов психосоматических нарушений, не проводилось. В связи с этим остро ощущается необходимость в разработке прогностических способов предупреждения возникновения психосоматических нарушений у специалистов по утилизации радиоактивных веществ, чья профессиональная деятельность осуществляется в особых условиях постоянного риска. Методы Целью данного исследования являлось определение способа прогнозирования вероятности возникновения психосоматических нарушений у специалистов по утилизации радиоактивных веществ. В исследовании приняли участие 179 респондентов, которым предлагалось ответить на вопросы специально разработанной анкеты, ориентированной на получение социально-демографических данных об испытуемых и первичной информации об их отношении к трудовой деятельности и о ее особенностях, а также пройти тесты согласно следующим психодиагностическим методикам: Шкала «Психосоматические нарушения» В. В. Бойко [18, с. 161], методика исследования психофизиологического статуса (данные волновой активности головного мозга (ЭЭГ); простой и сложной зрительной моторной реакции (цветовой тест М. Люшера), индивидуально-психологических особенностей (методика цветовых метафор И. Л. Соломина; диагностики скрытой мотивации, опросник Мини-Мульт [18, С. 261], методика «Доминирующий тип межличностных отношений» [19, С. 55], методика К. Леонгарда-Шмишека для выявления акцентуированных черт характера [18, С. 274]). Статистические методы включали в себя сравнительный анализ с расчетом критерия Манна-Уитни, корреляционный анализ (расчет коэффициента корреляции по Спирмену) и множественный регрессионный анализ. Результаты Результаты комплексного исследования уровня развития у испытуемых жизнеспособности позволяют говорить о том, что оптимальным уровнем характеризуются лишь 6,5% обследованных специалистов; базовым, обеспечивающим временную сохранность психического здоровья, - 36,0%. Таким образом, у более чем половины обследованных специалистов (57,5%) были выявлены формирующиеся симптомы психосоматических нарушений, связанных с недостаточным развитием жизнеспособности их личности, что подтверждает актуальность разработки прогностической модели вероятности возникновения у них психосоматических расстройств. В результате дальнейшего исследования были выявлены 32 признака, взаимосвязанных с показателями психосоматических нарушений: среди них - показатели способности к зрительному восприятию пространственных образов (r = -0,158; p < 0,01), субъективного восприятия профессиональной нагрузки (r = 0,377; p < 0,01), уровня стабильности реакции (r = -0,232; p < 0,001), степени выраженности ригидности (r = 0,203; p < 0,001), тревожности (r = 0,367; p < 0,001), демонстративности (r = 0,200; p < 0,01), дистимности (r = 0,434; p < 0,001), возбудимости (r = 0,409; p < 0,001), ипохондрии (r = 0,194; p < 0,01), паранойяльности (r = 0,476; p < 0,001) и др. Для разработки прогностической модели вероятности возникновения психосоматических нарушений на основе изучения психофизиологических, индивидуально-психологических и социально-психологических особенностей личности специалистов по утилизации радиоактивных веществ был использован метод множественного регрессионного анализа. Прогнозируемый признак здесь - это наличие или, напротив, отсутствие у испытуемых симптомов психосоматических нарушений. С помощью одномерного анализа были отобраны те признаки, которые в дальнейшем были включены во множественный регрессионный анализ. Отбор осуществлялся на основании показателей критерия Манна-Уитни, предназначенного для выборок с ненормальным распределением. В регрессионном анализе был использован метод пошагового исключения независимых прогностических признаков. ps2020s2.4htm00057.jpg В итоге проведенной статистической обработки данных были выявлены три основных прогностических признака, имеющих высокие регрессионные коэффициенты на уровне значимости < 0,05 и позволяющие говорить о возможности возникновения и развития у респондентов психосоматических нарушений (табл. 1). Значения регрессионных коэффициентов свидетельствуют о наличии разных по значимости шансов той или иной характеристики личности повлиять на возникновение у нее симптомов психосоматических расстройств. Регрессионный коэффициент уровня жизни равен 0,666, что превышает коэффициенты других признаков. Следовательно, субъективное восприятие уровня жизни является самым значимым прогностическим признаком. На втором месте - высокая степень выраженности у специалистов недоверчиво-скептического типа межличностных отношений, выявляемый с помощью методики ДМО; на третьем месте - высокий уровень развития паранойяльных черт личности, определяемый на основании методики Мини-Мульт. На основании полученных данных можно рассчитать вероятность возникновения и развития у специалистов по утилизации радиоактивных веществ симптомов психосоматических нарушений по формуле: Р(ŷ) =1/ (1+ e-у), где у = (0,666Х1 + 0,3Х2 + 0,086Х3 - 9,387); Р(ŷ) - вероятность проявления психосоматических и психовегетативных нарушений (0 m ŷ m 1); чем больше значение, тем больше вероятность возникновения психосоматических нарушений, чем меньше - тем меньше вероятность и тем самым прогноз психосоматических нарушений может стать источником разработки профилактических мероприятий; Х1 - субъективная оценка уровня жизни (респондент оценивает свой уровень жизни по следующим критериям: 1 балл - высокий; 2 балла - выше среднего; 3 балла - средний; 4 балла - ниже среднего; 5 баллов - низкий); Х2 - значение в баллах недоверчиво-скептического типа межличностных отношений по методике ДМО; Х3 - значение в баллах шкалы 6 (паранойяльность) по методике Мини-Мульт; е - коэффициент, равный 2,71. Проверка возможности и целесообразности использования разработанного способа прогнозирования возникновения и развития у специалистов экстремального профиля психосоматических нарушений осуществлялась на выборке в 253 человека. Разделяющее значение при этом составило 0,5. Отсутствием нарушений характеризовались 219 человек из 253 всех испытуемых, что совпало с результатами расчета значения прогностической модели. Ошибочный расчет был выявлен у 4 человек, что составляет 98,2% совпадений. Обсуждение Результаты использования разработанного способа прогнозирования возможности возникновения и развития психосоматических нарушений у представителей экстремальных профессий свидетельствуют о том, что диагностическая точность способа составляет более 90%. Чувствительность как еще одна характеристика метода прогнозирования составила 50%, специфичность - 98,2%. Результаты проверки успешности разработанного способа определения вероятности возникновения у специалистов экстремальной профессиональной деятельности симптомов психосоматических расстройств убедительно доказывают, что способ может быть использован для определения группы риска с целью организации и проведения профилактических медицинских и психологических мероприятий и организации специального психологического сопровождения их профессиональной деятельности. Приведем примеры использования разработанной модели для прогнозирования вероятности возникновения психосоматических нарушений у специалистов по утилизации радиоактивных веществ. Пример 1 Специалист С., возраст - полных 27 лет, стаж трудовой деятельности в должности специалиста по утилизации радиоактивных веществ составляет более пяти лет. По шкале «Паранойяльность» методики Мини-Мульт был выявлен показатель, равный 65. 12 баллов были зафиксированы по шкале методики ДМО, отражающей степень приверженности респондента недоверчиво-скептическому типу выстраивания межличностных отношений. Уровень жизни оценивает как низкий (5 баллов). Расчет вероятности проявления психосоматических нарушений: Р(ŷ) =1/ (1 + 2,71-(0,666∙5 + 0,3∙12 + 0,086∙65 - 9,432)) = 1/(1+ 2,71-(3,133)) = 1/ (1 + 0,044) = = 1/1,044 = 0,956. Использование разработанного способа расчета прогностического коэффициента показало, что вероятность возникновения психосоматических нарушений у специалиста С. равняется 0,956. Соответственно мы утверждаем, что вероятность возникновения психосоматических нарушений высокая. Пример 2 Работник Б. со стажем профессиональной деятельности в шесть лет. По шкале «Паранойяльность» методики Мини-Мульт был выявлен показатель, равный 40. По шкале методики ДМО, отражающей степень приверженности респондента недоверчиво-скептическому типу выстраивания межличностных отношений, были зафиксированы 14 баллов. Уровень жизни оценивает как ниже среднего (4 балла). Расчет вероятности проявления психосоматических и психовегетативных нарушений: Р(ŷ) =1/ (1 + 2,71-(0,666∙4 + 0,3∙6 + 0,086∙40 - 9,432)) = 1/(1+ 2,71-(-1,483)) = 0,19. Расчет показывает, что вероятность возникновения нарушений специалиста Б. равняется 0,19. Соответственно мы утверждаем, что вероятность возникновения психосоматических нарушений низкая. Результаты исследования позволяют также раскрыть механизм возникновения нарушений профессионального здоровья специалистов по утилизации радиоактивных веществ. Следует отметить, что жизнеспособность в профессиях экстремального профиля, в том числе в профессиях, связанных с утилизацией радиоактивных веществ, ориентирована на стратегическое использование психофизиологических ресурсов, что обусловлено гипертимно-демонстративным типом личности, ориентированным на конгруэнтность в межличностных отношениях и эрготрофную мотивацию. При разном уровне жизнеспособности по-разному воспринимаются сами ситуации, возникающие в процессе профессиональной деятельности. Если ситуации субъективно воспринимаются как вполне обычные и каждодневные, то и внутреннее ощущение стабильности не позволяет оценивать их как стрессовые и выходящие за пределы своих человеческих возможностей. В противном случае субъективное восприятие ситуаций, в силу наличия высокого уровня развития паранойяльности, недоверчивости во взаимоотношениях, может привести к хроническому стрессу, что провоцирует развитие у представителей экстремальных профессий психосоматических нарушений (рисунок) [20]. ps2020s2.4htm00059.jpg Механизм воздействия субъективного восприятия профессиональных нагрузок на психическое здоровье и профессиональное долголетие специалистов по утилизации радиоактивных веществ позволяет дифференцировать подходы к анализу психического здоровья в медицинском и психологическом направлении деятельности. Заключение Таким образом, разработанная прогностическая модель позволяет спрогнозировать вероятность возникновения психосоматических нарушений у специалистов по утилизации радиоактивных веществ. Прогностическая модель и способ расчета вероятности возникновения психосоматических нарушений у специалистов по утилизации радиоактивных веществ отличаются своей относительной простотой и доступностью, а потому могут стать основанием для выявления группы риска и организации психологического и психотерапевтического сопровождения их профессиональной деятельности. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Исследование не имело финансовой поддержки.

About the authors

S. V. Kotovskaya

Moscow State University for the Humanities and Economics


T. I. Boncalo

State Budgetary Institution “Research Institute for Healthcare Organization and Medical Management of Moscow Healthcare Department”

Email: bonkalotatyanaivanovna@yandex.ru

S. V. Bonkalo

Moscow Social Pedagogical Institute


References

  1. Лешукова Е. Синдром сгорания. Защитные механизмы. Меры профилактики. М.: Наука; 1983: 267 с.
  2. Менделевич В.Д. Медицинская психология. М.: Феникс; 2018: 460 с.
  3. Сидоров П.И., Соловьев А.Г., Новикова И.А. Психосоматическая медицина: руководство для врачей. М.: МЕДпресс-информ; 2006: 568 с.
  4. Arva P., Wagstaff A.S. Medical disqualification of 275 commercial pilots: changing patterns over 20 years. Aviat. Space Environ. Med. 2004;75(9):791-4.
  5. Charles A.D., Alex M.W., Julie G.L. In-flight medical incapacitation of US Airline pilots: 1993 to 1998. Civil Aerospace Medical Institute, Federal Aviation Administration. Oklahoma City; 2004: 34 p.
  6. Маклаков А.Г. Психология и педагогика. Военная психология. СПб.: Питер; 2007: 464 с.
  7. Сандомирский М. Е. Психосоматика и телесная психотерапия: практическое руководство. М.: Независимая фирма «Класс»; 2007: 592 с.
  8. Кордуэлл М. Психология А-Я. Словарь-справочник. М.: ФИАР-ПРЕСС; 2000: 448 с.
  9. Щербатых Ю.В. Психология стресса и методы коррекции. СПб.: Питер; 2006: 256 с.
  10. Хессет Дж. Введение в психофизиологию. М.: Мир; 1981: 248 с.
  11. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М.: Наука; 1983. С. 45-60.
  12. Сидоров П.И., Новикова И.А. Способ скрининговой оценки факторов здоровья. Гигиена и санитария. 2010;(2):85-9.
  13. Разсолов Н.А. Медицинские аспекты безопасности полетов. М.: РАМНПО; 2006: 589 с.
  14. Сиваш О.Н. Клинико-психологическая экспертиза психического состояния летного состава. В кн.: Профессиональная пригодность: субъектно-деятельностный подход. М.: Институт психологии РАН / под ред. В.А. Бодырова; М.: Институт психологии РАН; 2004. С. 278-97.
  15. Бодров В.А., Бессонова Ю.В. Развитие профессиональной мотивации спасателей. Психологический журнал. 2005;(2):45-56.
  16. Бодров В.А. Современные исследования фундаментальных и прикладных проблем психологии профессиональной деятельности. Часть II. Психологический журнал. 2008;29(6):66-74.
  17. Волобаев В.М. К вопросу о функциональном диагнозе синдрома эмоционального выгорания. Психотерапия. 2008;11(71):25-9.
  18. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Самара: Бахрах; 1998: 672 с.
  19. Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. М.: Институт прикладной психологии; 1998: 511 с.
  20. Котовская С.В. Биопсихосоциальные детерминанты жизнеспособности в сфере экстремальной деятельности. В кн.: Занковский А., Муравлев А.Л. (ред.). Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии. М.: ИП РАН; 2019. С. 655-75.

Statistics

Views

Abstract - 20

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies