The state regulation of penicillin price in the USSR in the second half of 1940s

Abstract


The article considers, on the basis of analysis of declassified archival documents, issue of the Soviet government regulating price of penicillin in the second half of the 1940s in conditions of continuing drug shortage. The factors that affected formation of selling and retail prices of antibiotic are considered. Based on the calculation of cost of treatment of a number of nosologies in different age groups and comparing it with the level of income of the population, the conclusion is derived that real availability of antibiotics for population in the USSR was achieved by early 1950s.

Full Text

Одним из закономерных вопросов, возникающих при изучении истории отечественного производства пенициллина, является вопрос о его цене и доступности для населения в первые послевоенные годы. Данная проблема еще не попадала в поле зрения исследователей. Рассуждать на эту тему сегодня позволяют рассекреченные архивные документы. Предпринятые правительством в конце 1944 г. шаги по организации массового промышленного выпуска пенициллина привели к тому, что к ноябрю 1945 г. в СССР действовало уже несколько предприятий (цехов) в системе Наркомздрава и Наркоммясомолпрома СССР: при заводах им. Карпова и № 40 в Москве, № 1 в Ленинграде, при Московском и Ленинградском мясокомбинатах (к которым немного позднее присоединился Минский мясокомбинат). Однако за 9 мес 1945 г., согласно рапорту А. Г. Натрадзе, пять действующих предприятий совокупно смогли дать стране всего лишь 1170 млн ок. ед. препарата 20, 21. В связи с маломощностью этих производств не утрачивала значения и работа руководимой З. В. Ермольевой экспериментально-производственной лаборатории Всесоюзного НИИ биологической профилактики инфекций (бывшего отдела биохимии микробов ВИЭМ), ликвидировать которую руководство страны сочло возможным лишь в октябре 1946 г. 22. Производимого в СССР пенициллина было катастрофически мало, а потому обеспечение им учреждений здравоохранения в первое время после окончания войны осуществлялось в основном за счет импортного препарата. Согласно справке, представленной в декабре 1945 г. заместителю министра внешней торговли СССР В. Сергееву, в 1944-1945 гг. нашей страной «В общей сложности было получено 460 тыс. ампул» пенициллина. Цена импортного препарата за этот отрезок времени существенно упала. Если «первая партия пенициллина закуплена нами в 1944 году по цене 4 долл. 40 центов за ампулу», то «В начале апреля 1945 г. пенициллин поставлялся по цене 1 долл. 03 цента, а в августе 1945 г. мы закупили по 0,75 долл. за ампулу» 23. Учитывая, что курс доллара был равен 5,3 руб., стоимость 1 ампулы (одна ампула содержала 100 тыс. ок. ед. антибиотика.- Е. Ш.) импортного пенициллина в 1944 г. составляла 23,3 руб., в апреле 1945 г. - 5,5 руб., в августе - около 4 руб., т. е. снизилась практически в 6 раз в долларовом и в рублевом эквиваленте. Причиной тому было комплексное усовершенствование технологии и стремительное наращивание объемов производства. В СССР рутинная технология определяла низкую выработку и чрезвычайно высокую себестоимость антибиотика, которая в конце 1945 г. составляла 350 руб. за 100 тыс. ок. ед., в то время как в США - 0,6 доллара 24 (примерно 3,2 руб. - Е. Ш.) за 100 тыс. ок. ед. Очевидно, что на тот момент поставки импортного антибиотика были значительно выгоднее производства собственного. Возможно, в этом состояла одна из причин некоторого промедления в решении вопроса о создании отечественной пенициллиновой промышленности. На 1946 г. были запланированы очередные закупки, причем гораздо более масштабные. В цитируемой справке говорилось: «Ввиду того, что пенициллин находит широкое применение в лечебных учреждениях Союза, которые испытывают острую нужду в нем из-за недостаточно развитой пенициллиновой промышленности, считаем целесообразным закупить в США в 1946 г. 4 млн 500 тыс. ампул (450 миллиард. оксфорд. единиц)» 25. Однако вскоре после окончания войны в связи с взаимным охлаждением отношений планы на импорт из США пришлось пересмотреть, сделав главную ставку на поступление антибиотика по линии ЮНРРА и на развитие собственной пенициллиновой промышленности, тогда же встал вопрос и о цене на отечественный препарат. Распоряжением от 20.02.1946 № 2288-р Совнарком СССР установил с 1 марта 1946 г. промышленную (отпускную) цену на пенициллин 300 руб., а розничную - 315 руб. (+5% к промышленной) за 1 млн МЕ 26, 27. Очевидно, что при такой высокой себестоимости эта цена не только не покрывала производственные затраты, но и делала предприятия безнадежно убыточными. Но государство было вынуждено возложить это бремя на себя, поскольку при тогдашнем уровне доходов населения и эта цена являлась чрезвычайно высокой. Согласно установленным дозировкам, для взрослого на 1 курс лечения при воспалении легких, плеврите, сепсисе, роже, флегмоне, абсцессе требовался 1 млн МЕ пенициллина, при гонорее - порядка 200 тыс. МЕ, при сифилисе - до 3 млн МЕ 28. Следовательно, для взрослого человека стоимость 1 курса терапии легочных и кожно-гнойных заболеваний составляла 315 руб., гонореи - 63 руб., а сифилиса - 945 руб. Для лечения септических и гнойных заболеваний у детей старше 3 мес требовалось 80-100 тыс. МЕ 29, т. е. от 25,2 до 31,5 руб. При средней месячной зарплате в стране в 1945 г., равной 442 рублям 30, такая терапия была недоступна для основной массы населения, особенно если учесть, что в результате повышения в сентябре 1946 г. цен на самые необходимые продукты питания в 2,5-3 раза, связанного с неурожаем 1946 г. (а также с нежеланием руководства страны просить бывших союзников о продовольственной помощи, экспортом в дружественные страны части зерна), реальный уровень жизни населения еще более снизился [1]. Допустить столь существенный разрыв между себестоимостью и ценой правительство могло и из стремления доказать бывшим союзникам нашу состоятельность в этом вопросе. Одновременно сложившаяся ситуация стала мощным стимулом для скорейшего совершенствования и расширения собственного производства. Но для решения этой проблемы требовались время и средства. Именно этим можно объяснить следующий факт: документы свидетельствуют, что, несмотря на проводимую с середины декабря 1947 г. денежную реформу и первое общее снижение цен, еще почти год, до 1 ноября 1948 г., цена на пенициллин оставалась на прежнем уровне (300-315 руб. за 1 млн МЕ), т. е. была чрезвычайно высокой для уровня доходов населения. Очевидно, удерживая цену на востребованный антибиотик, государство пыталось максимально компенсировать принятые на себя убытки по покрытию его высокой себестоимости и восполнить затраты на расширение его производства. И это неудивительно: в 1947-1948 гг. форсированными темпами строили и оборудовали Рижский, Минский, Свердловский и Киевский пенициллиновые заводы, на что из государственного бюджета в 1947 г. было выделено 57,87 млн руб. Однако после переутверждения смет в 1948 г. стоимость строительства выросла до 71,79 млн руб. 31, а для ускорения ввода заводов в действие потребовались дополнительные бюджетные ассигнования. Кроме того, в ближайших планах было строительство самого мощного для того времени завода в Красноярске (по выпуску пенициллина и стрептомицина). В ноябре 1948 г. правительство в преддверии запланированного на I-II кварталы 1949 г. ввода в действие новых заводов сочло возможным снизить цену на препарат, причем сразу в 3 раза. Распоряжением Совета Министров СССР № 16791-р с 1.11.1948 г. промышленная цена на пенициллин была установлена в размере 100 руб., а розничная - 105 руб. за 1 млн МЕ 32. Но если учесть, что деноминация в декабре 1947 г. была проведена с коэффициентом 10:1, то в реальности никакого ощутимого снижения цены не получилось. Данное обстоятельство не ускользнуло от внимания министра здравоохранения СССР, и в конце декабря того же 1948 г. Е. И. Смирнов обратился в Совет Министров СССР с возражениями, и по его представлению «Госплан СССР нашел целесообразным установить оптовую цену 43 рубля за 1 млн МЕ без налога с оборота» с 1 января 1949 г. 33. Это решение было закреплено Постановлением Совета Министров СССР от 3.01.1949 № 4 34. Однако, и это важно подчеркнуть, соответствующего снижения розничной цены постановление не предусмотрело, и она осталась равной 105 руб. за 1 млн МЕ! Эта ситуация отчетливо демонстрирует экономический приоритет и довольно равнодушное отношение власти к нуждам здравоохранения. Однако возмущенный таким поворотом событий министр здравоохранения Е. И. Смирнов не побоялся вновь обратиться в Совет Министров СССР и напомнить, что «установление этой оптовой цены не разрешает вопроса об увеличении потребления пенициллина лечебными учреждениями, которые приобретают его по розничной цене за 105 рублей на 1 млн МЕ. Для более широкого и лучшего использования пенициллина прошу одновременно с введением новой оптовой цены на пенициллин в 43 рубля за 1 млн МЕ установить и розничную цену в 50 рублей за 1 млн МЕ, считая разницу в 7 рублей на покрытие торговых расходов аптечной сети» 35. Совет Министров удовлетворил просьбу Е. И. Смирнова и Постановлением от 28.01.1949 № 919-р с 1 февраля 1949 г. ввел розничную цену 50 руб. за 1 млн МЕ 36. Пойти на это позволяло падение себестоимости производимого антибиотика в результате расширения производства и технологического усовершенствования процесса: внедрения глубинного брожения, использования более мощного продуцента, овладения современным методом получения кристаллического пенициллина. При цене 1949 г. стоимость одного курса лечения воспалительных легочных и кожно-гнойных заболеваний у взрослого человека обходилась уже в 50 руб., гонореи - в 10 руб., сифилиса - в 150 руб., а курс лечения ребенка старше 3 мес от септических и гнойных заболеваний стоил 4-5 руб. Снижение цены происходило на фоне постепенного увеличения средней заработной платы по стране, которая с 1945 по 1950 г. выросла с 442 до 646 руб., а также поэтапного снижения, начиная с декабря 1947 г., цен на товары широкого потребления. Но если цены на основные продукты питания в период с 1947 по 1952 г. в среднем были снижены в 2 раза [2], то промышленная цена на антибиотик всего лишь за 3 года формально упала в 7, а розничная - в 6 раз! На первый взгляд, столь существенное снижение цены на востребованное лекарство должно говорить о заботе правительства о своем много пережившем в годы войны народе. Однако только ли гуманные мотивы двигали руководством страны при принятии такого решения? Тот факт, что темпы снижения цены на препарат в СССР были сопоставимы с США (в те же 6-7 раз), а промышленная (оптовая) цена приблизилась к цене американского препарата при его импорте, наводит на мысль о том, что СССР включился в соревнование двух супердержав и в этой сфере. Подкреплением этой мысли служит то обстоятельство, что, несмотря на еще недостаточные для страны объемы производства препарата, СССР начал экспортировать пенициллин, и, что показательно, по его внутренней оптовой цене - 43 руб. за 1 млн МЕ. Об этом свидетельствуют сводки Московского пенициллинового завода № 40, который в 1949 г. зарезервировал около 9,5 млрд МЕ препарата (около 14% выработки завода.- Е. Ш.) по цене 43 руб. за 1 млн МЕ для отправки в Румынию и Монголию 37. Следовательно, пенициллин, поставляемый зарубежным странам по конкурентной цене, должен был способствовать решению внешнеполитических задач, хоть и в ущерб собственному населению, которому правительство готово было предложить антибиотик по цене 105 руб. за 1 млн МЕ. Важно отметить, что со стороны импортеров и вовсе не проявлялось заинтересованности: приготовленный препарат залежался на складе, и директор завода бил тревогу по поводу угрозы истечения срока его годности. Весьма сомнительно, что в Монголии с ее специфическим жизненным укладом и особой медицинской культурой вообще имелась потребность в антибиотике. Но, несмотря ни на что, СССР демонстрировал готовность помогать дружественным государствам, включая их с помощью поставок доступного по цене «суперлекарства» в сферу своего политического влияния. Первые ощутимые успехи пенициллиновой промышленности, связанные с вводом в строй новых заводов, позволили правительству в середине 1949 г. пересмотреть первоначальную установку в отношении объема выпуска антибиотика. В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 11.07.1949 № 2998-1247 «Об изменении плана производства пенициллина и бактерийных препаратов по Министерству здравоохранения СССР на 1949 г.» объемы производства были увеличены в текущем году до 3 трлн МЕ вместо запланированных ранее 2500 млрд МЕ 38. И хотя намеченное количество еще не достигало ориентировочной годовой расчетной потребности здравоохранения, оцененной примерно в 3200 млрд единиц антибиотика 39, заместитель начальника Главного аптечного управления (ГАПУ) Минздрава СССР З. М. Машкевич в объяснительной записке контролеру Министерства госконтроля СССР в начале 1950 г. утверждал, что «…пенициллин медицинской промышленностью был выпущен в 1949 году в значительном количестве и аптечная сеть для продажи по рецептам врачей со 2-го полугодия 1949 года располагала количествами, позволяющими безотказно и без ограничений удовлетворять спрос населения на пенициллин» 40. Данному заявлению, учитывая должность заявлявшего и обстоятельства, при которых он его делал, нельзя доверять полностью. Тем не менее, если еще недавно частному лицу приобрести пенициллин было делом проблематичным не только по причине его дороговизны, но и в связи с его физическим отсутствием на прилавках большинства аптек, то со второй половины 1949 г. такая возможность стала более вероятной. О появлении доступного по цене пенициллина в аптеках, причем в кристаллическом виде, имеются и иные документальные свидетельства. Так, Н. Зейфман и Г. Зыкова в статье, посвященной одному из разработчиков пенициллина в СССР В. И. Зейфману и его взаимоотношениям с Э. Чейном, ссылаясь на размещенный на сайте ЦРУ рассекреченный отчет этого ведомства, пишут: «наблюдатели видели в разных городах СССР белый порошкообразный пенициллин, не импортированный, причем в Москве он был в свободной продаже и недорог. Отчет датирует появление такого пенициллина 1949-1950 гг. Для ЦРУ это было неожиданностью..» [3]. Авторы, анализировавшие документальные источники и материалы семейного архива В. И. Зейфмана, утверждают, что достижение этого являлось прямым следствием передачи Э. Чейном своих научных разработок (а также производственного штамма стрептомицина) советской стороне в 1948 г. Сведения о готовности Э. Чейна предоставить СССР материалы по новой технологии производства кристаллического пенициллина, а также передать производственный штамм стрептомицина имеются в документах Государственного архива РФ: в мае 1948 г. об этом сообщал в Совет Министров СССР заместитель министра Внешней торговли М. Меньшиков 41. Этот факт приведен в одной из наших предшествующих публикаций [4]. Внедрение предложенного Э. Чейном метода получения кристаллического пенициллина без применения дорогостоящего оборудования для низкотемпературной сушки привело к значительному снижению себестоимости продукции освоивших его советских пенициллиновых заводов. Так, на заводе № 488 в Украинской ССР в ноябре 1949 г. фактическая себестоимость 1 млн МЕ пенициллина составила 15 руб. 17 коп. против 25 руб. 30 коп. по плану при отпускной цене 43 руб. В связи с этим министр здравоохранения УССР Л. И. Медведь даже просил снизить отпускные цены на пенициллин 42. Поскольку снижение себестоимости стало общей тенденцией, на 1950 г. был запланирован новый пересмотр цены на препарат. Как свидетельствуют документы, к этому времени пенициллин выпускался уже в разной расфасовке: от 50 тыс. МЕ до 500 тыс. МЕ, что облегчало его применение в клинике, особенно в педиатрической практике. Отпускная цена антибиотика в данной расфасовке должна была составлять от 1,4 до 6 руб., а розничная - от 1,75 до 9,5 руб. (т. е. 1 млн МЕ стоил порядка 19 руб. - Е. Ш.) соответственно 43. Следовательно, при новой цене стоимость 1 курса лечения воспалительных легочных и кожно-гнойных заболеваний обходилась для взрослого человека в 19 руб., гонореи - примерно в 4 руб., сифилиса - до 57 руб., а курс лечения ребенка старше 3 мес требовал затрат приблизительно в 1,5-2 руб. При средней зарплате по стране в 646 руб. терапия пенициллином становилась вполне доступной по цене для населения. Но, что характерно, именно белый кристаллический пенициллин, в отличие от прежнего отечественного пенициллина, имевшего грязновато-желтый цвет и неоднородную структуру, планировалось продавать почти в 3 раза дороже: его цена пока должна была остаться на уровне тех же 50 руб. за 1 млн МЕ 44. И дело было не только в желании государства получить дополнительную прибыль. Начало выпуска такого пенициллина сразу же создало проблему обеспечения специальной формой упаковки, на преодоление которой, помимо нескольких месяцев переписки министерств и даже участия самого И. В. Сталина, требовались очередные капиталовложения. В мае 1948 г. министр мясомолочной промышленности И. Кузьминых сигнализировал в Совет министров СССР о том, что «Из-за отсутствия специальных флаконов для пенициллина… создалась угроза остановки пенициллиновых заводов Московского и Ленинградского мясокомбинатов» 45. Суть дела состояла в том, что эти предприятия «освоили метод химической сушки пенициллина и перешли на расфасовку последнего во флаконы», в связи с чем «обратились в Министерство легкой промышленности СССР [с просьбой] вместо десятиграммовых ампул изготовить флаконы емкостью 20 грамм, на что получили отказ» 46. К июлю дело не сдвинулось с места, министр ставил на вид, что «Министерство легкой промышленности СССР до сих пор не освоило производство этих флаконов», а Министерство здравоохранения СССР отказало ему в помощи «вследствие крайней ограниченности собственного производства» 47. В результате И. Кузьминых попросил о поставке 3 млн флаконов на сумму 220 тыс. германских марок по репарациям из Германии. По его примеру заместитель министра здравоохранения СССР М. Ананьев обратился с той же просьбой к А. И. Микояну 48. Возможно, это было сделано по договоренности, для усиления давления на правительство. На уровне Министерства внешней торговли и Совмина СССР решался вопрос о том, за счет чего осуществить эту поставку. В качестве вариантов предлагалось урезать поставку оборудования для субпродуктов, эмалированной посуды и даже счетных и пишущих машин, «которые спросом населения не пользуются и трудно реализуются» 49. Окончательное решение по вопросу о поставке флаконов, причем уже в весьма урезанном количестве, было принято лишь в конце лета. Распоряжение № 11833-рс от 19 августа 1948 г. предписывало Министерству внешней торговли «поставить в 1948 г. Министерству мясомолочной промышленности СССР по репарациям из Германии 2 млн пенициллиновых флаконов на 150 тыс. германских марок за счет уменьшения на эту же сумму поставки ему оборудования для субпродуктов». Распоряжение было подписано лично Председателем Совмина СССР И. Сталиным 50. Уровень, на котором решалась эта задача, безусловно, подчеркивает особый статус данного препарата, в то время как процесс ее решения обнажает косность советской системы руководства промышленностью, не способной к прогнозированию и оперативному реагированию на изменившиеся обстоятельства. Очевидно, эти трудности, а также необходимость создания собственного производства флаконов отражались и на цене препарата. В силу частого пересмотра цен на пенициллин, когда между введением новой оптовой и розничной цены образовывался временной интервал и не было полной ясности относительно размера торговой надбавки и ее распределения, в бухгалтерии учреждений товаропроводящей цепи и даже в финансовой отчетности ГАПУ Министерства здравоохранения СССР неизбежно возникала немалая путаница. А поскольку распределение пенициллина в этот период осуществлялось централизованно, за счет государственного бюджета, то данное обстоятельство повлекло углубленную проверку предприятий, лечебных и аптечных учреждений, а также союзного и республиканских ГАПУ комиссиями Министерства государственного контроля СССР. В конце 1949 г. комиссии начали работу. 13 февраля 1950 г. состоялось совещание у главного государственного контролера СССР Г. М. Харатьяна, на которое были вызваны представители Министерства здравоохранения СССР и Министерства финансов СССР. На совещании речь шла о возникших неувязках во взаиморасчетах и о расхождениях в бухгалтерии из-за перехода на новую цену на пенициллин. И хотя корень зла крылся в несовершенстве регулирования, а то и в манипулировании ценой, обвинены были в «незаконных действиях», повлекших недопоставки пенициллина потребителю и недополучение денежных средств в госбюджет, главный бухгалтер ГАПУ Минздрава СССР А. П. Коган и начальник отдела химико-фармацевтических препаратов ГАПУ Г. Д. Коренблат 51. В этом трудно не усмотреть характерных тенденций времени. Результаты работы комиссий Министерства госконтроля СССР, отложившиеся в архивных документах, дают нам сегодня ценную информацию не только об эволюции цены на антибиотик и связанных с этим проблемах, но и об организации обеспечения пенициллином учреждений здравоохранения в тот период. Однако этот вопрос заслуживает отдельного рассмотрения. Заключение Исследование показало, что в послевоенные годы в СССР цена на пенициллин находилась в фокусе внимания правительства, видевшего в этом препарате большой экономический и политический потенциал. На процесс ценообразования влияли не только экономические и социальные факторы: изменение в связи с развитием отечественного пенициллинового производства себестоимости препарата, его востребованность в здравоохранении, покупательная способность населения СССР. Большое значение имели внешнеполитические обстоятельства и вытекающие из них цели и задачи СССР. Конкурентная цена на пенициллин стала для СССР фактором, усиливающим международный авторитет и влияние. Формально цена на пенициллин стремительно падала. Однако в условиях общих экономических реформ послевоенного времени возникала возможность манипулировать ценой на антибиотик, особенно розничной, что ущемляло интересы здравоохранения и ставило Е. И. Смирнова в оппозицию правительству. Надо признать, что во многом благодаря авторитету, бдительности министра здравоохранения СССР и его вмешательству в процесс государственного регулирования цены на пенициллин к началу 1950-х годов удалось обеспечить экономическую доступность препарата для широких слоев населения. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. V. Sherstneva

N. A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: lena_scherstneva@mail.ru

References

  1. Зубкова Е. Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953. М.: РОССПЭН; 2000. С. 71-5.
  2. Кузнецова Н. В. Снижение цен и материальный уровень жизни населения СССР в 1947-1952 гг. Вестник ВолгГУ. Серия 4. 2008;1(3):32-42.
  3. Зейфман Н., Зыкова Г. Из истории пенициллина в СССР после войны. (В. И. Зейфман и Э. Б. Чейн). Знание - сила. 2018;(1):40-8.
  4. Шерстнева Е. В. Организация промышленного производства пенициллина в СССР. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2020;28(2):321-6.

Statistics

Views

Abstract - 37

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies