The dynamics of demographic indices in the Republic of Bashkortostan

Abstract


The article presents results of analysis of demographic indices in the Republic of Bashkortostan. The primary data for analysis was acquired from official public statistics. The dynamics of fertility and mortality indices in 1985-2018 is described. The prognostication of indices dynamics up to 2025 was made. The distribution of mortality indices by gender, age, causes of death, place of residence is proposed for 2012, 2015 and 2018. Four periods with increasing or decreasing of fertility and mortality was allocated. The linear correlation made up to r = -0.492, p <0.01, i.e., with decreasing of birth rate increasing in mortality occurred. The assessment of dynamics of mortality in 2015-2018 established that young age groups (15-29 years old) are characterized by significant increasing of mortality in every subsequent age group as compared with previous age group. Between 2012 and 2018, total mortality decreased from 13.2 ‰ to 12.4 ‰. Males and females aged 40-44 and females aged 45-49 and 50-54 had such negative trend as increasing of mortality as compared with 2012 and 2015. The decreasing of indices of overall mortality occurred only among males. In males, mortality rate exceeded mortality rate in females up to 1.33 times in 2012, up to 1.29 times in 2015 and up to 1.23 times in 2018. The mortality rate of rural population is 1.3 times higher than mortality rate of urban population. While mortality rate of able-bodied population is 1.4 times higher. The increasing of mortality occurred due to malignant neoplasms, while the growth rate was more pronounced among rural population as compared with urban population. The mortality of respiratory diseases is more than 2 times higher in rural areas and of diseases of the digestive system is 1.5 times higher among rural population. The established growth trends in mortality among rural population due to respiratory and digestive diseases and decreasing of mortality of diseases of the circulatory system and significant decreasing of such cases as “elder age” can be explained by probability of defects in encoding of causes of death.

Full Text

Введение Демографические показатели являются основным критерием состояния здоровья населения и эффективности организации медицинской помощи. В Указе Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» два проекта, «Здравоохранение» и «Демография», непосредственно касаются улучшения демографических показателей. В частности, в Национальном проекте «Здравоохранение» проекты «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» и «Борьба с онкологическими заболеваниями» направлены на снижение смертности и увеличение ожидаемой продолжительности жизни. Второй проект, «Демография», полностью направлен на улучшение демографических показателей путем формирования у населения здорового образа жизни, повышения качества жизни и снижения смертности старшего поколения. Анализ публикаций, посвященных демографии, показывает, что данные по рождаемости и смертности значительно различаются по субъектам [1-3]. Например, исследования В. О. Щепина, Е. В. Шишкина свидетельствуют, что внешние причины смерти в структуре смертности лиц трудоспособного возраста в 18 регионах занимают первое место, а в остальных регионах первое место принадлежало болезням системы кровообращения [4]. Различия в показателях смертности по регионам обусловлены рядом причин, одной из которых является качество диагностики, выбор заболевания, ставшего первоначальной причиной смерти, правильное кодирование, социально-экономическое положение территорий, а также выполнение региональных программ по снижению смертности населения от социально значимых заболеваний. Поэтому сравнение территорий по ряду показателей не всегда дает объективную оценку. По данным Е. П. Какориной и С. Ю. Никитиной, в Российской Федерации в последние годы среди причин смерти возрастает доля неточно обозначенных состояний (в 2018 г. - 6,9% от всех причин, в 2010 г. - 5%), в том числе «старость» (2018 г. - 5% от всех причин, в 2010 г. - 2,8%), а также «повреждения с неопределенными намерениями» (в 2018 г. - 2,3% от всех причин, в 2010 г. - 2%) [7]. Изучение динамики медико-демографических показателей позволяет определить влияние параметров социально-экономического развития на эти показатели [6, 7]. Например, исследования О. В. Ходаковой и Н. В. Кошевой [1] позволили оценить в течение 5 лет изменение численности населения, показателей рождаемости, смертности и влияние на них здоровьеобразующих факторов. Материалы и методы Изучены показатели естественного движения населения в Республике Башкортостан. Общие показатели рождаемости и смертности анализировались с 1985 г. Материалами служили официальные статистические данные Башстата. С учетом длительности периода анализа составлен прогноз рождаемости и смертности до 2025 г. Исходя из того, что с 2012 г. отмечен рост показателя смертности, основные характеристики смертности населения Республики Башкортостан анализировались с 2012 по 2018 г. с использованием данных формы С51 «Распределение умерших по полу, возрастным группам и причинам смерти». Результаты исследования ps202004.4htm00333.jpg В динамике показателей рождаемости и смертности населения в Республике Башкортостан можно выделить четыре периода. Первый период (с 1985 по 1990 г.) характеризовался резким снижением рождаемости - с 20,0 до 16,1‰ и ростом смертности - с 10,2 до 12,6‰. Во втором периоде (с 1990 по 2005 г.) рождаемость стабильно держалась на низком уровне и параллельно происходило увеличение смертности населения до 14,2‰. На этом уровне смертность держалась на протяжении 4 лет (2002-2005). Следующий период (с 2006 по 2015 г.) отличался увеличением рождаемости до 14,5‰ при стабильно высоком уровне смертности, при этом смертность колебалась от 13,1 до 13,7‰. Четвертый период (2016-2018) характеризуется резким снижением рождаемости при незначительном снижении смертности населения (табл. 1). Между показателями рождаемости и смертности установлена средняя обратная корреляционная связь (r= -0,492; р<0,01), т. е. при уменьшении рождаемости происходил рост смертности населения. С помощью регрессионного моделирования был составлен прогноз рождаемости и смертности на 2025 г. Прогностический показатель рождаемости составил 15,3‰, смертности - 13,4‰. Следует отметить, что информационная способность модели прогноза рождаемости вполне приемлема, так как коэффициент детерминации составляет более 0,5 (R2=0,55), а у модели прогноза смертности низкая информационная способность (R2=0,01; см. рисунок). Следовательно, с 50% вероятностью можно говорить о дальнейшем росте рождаемости. Анализ смертности населения Республики Башкортостан показал, что в 2018 г. смертность составила 12,4‰ ( среди мужчин - 13,8‰, среди женщин - 11,2‰). По сравнению с 2012 г. смертность снизилась на 6,1%, в основном за счет сокращения смертности среди мужчин (с 15,8 до 13,2‰). В 2015 г. уровень данного показателя практически не отличался от уровня 2012 г. и составил 13,3‰. Среди женщин показатель за эти годы не изменился. Возрастные показатели характеризовались высоким уровнем смертности в возрастной группе 1-4 года, далее происходило снижение в возрастных группах 5-9 лет и 10-14 лет и рост в последующих возрастных группах (табл. 2). Цепной метод анализа динамического ряда повозрастной смертности позволил установить, что почти в 3 раза в 2012 г. и 2,5 раза в 2015 и 2018 гг. произошел рост смертности в возрастной группе 15-19 лет по сравнению с возрастной группой 10-14-летних, в 2 раза - в возрастной группе 20-24 лет в 2015 г. и чуть меньше в 2012 и 2018 гг. по сравнению с возрастной группой 15-19 лет Заметное повышение смертности по отношению к предыдущей возрастной группе характерно в 2012 и 2018 гг. для возрастной группы 25-29 лет, в 2015 г. - для возрастной группы 30-34 лег. В 2015 г. более значимо произошло повышение смертности в возрастной группе 30-34 лет (1,84 раза) по сравнению с предыдущей возрастной группой. В связи со снижением общей смертности в 2018 г. рост смертности в возрастных группах 30-34 лет, 35-39 лет и 40-44 лет к уровню предыдущей возрастной группы происходил с меньшими темпами. Например, в 2018 г. в возрастной группе 30-34 лет смертность увеличилась к уровню показателя 25-29-летних в 1,37 раза, тогда как в 2015 г. рост увеличился в 1,84 раза. При положительной динамике общей смертности и снижении смертности во всех возрастных группах отрицательная тенденция по сравнению с 2012 и 2015 гг. отмечалась в возрастной группе 40-44 лет, в том числе среди мужчин и женщин, а также в возрастных группах 45-49 и 50-54 лет среди женщин. Например, в 2012 г. смертность в возрастной группе 40-44 лет составила 626,9 на 100 тыс. населения, в 2015 г. возросла до 644,2, в 2018 г. превышала уровень 2012 г. и составила 636,5 на 100 тыс. населения (табл. 3). ps202004.4htm00335.jpg Сравнительная оценка смертности мужчин и женщин показала, что в 2012 г. уровень смертности среди мужчин превышал уровень смертности среди женщин в 1,33 раза, в 2015 г. - в 1,29 раза и в 2018 г. - в 1,23 раза. Превышение смертности среди женщин отмечено лишь в 2012 г. и только в возрастной группе 0-4 года, в остальных возрастных группах смертность мужского населения за все годы наблюдения выше, чем смертность женского населения, при этом превышение достигает 3,7 раза в возрастных группах 20-24; 25-29; 30-34 лет и до 3,5 раза в группе 35-39-летних. В результате снижения смертности в основном среди мужчин уменьшился разрыв между уровнем смертности мужского и женского населения с 3,6 раза в 2012 г. до 3,4 раза в 2018 г. ps202004.4htm00337.jpg ps202004.4htm00339.jpg В Республике Башкортостан доля сельского населения составляет 38,0%. Среди сельских жителей смертность в 1,3 раза превышает таковую городских жителей. Смертность сельского населения трудоспособного возраста превышала таковую городского в 1,4 раза в 2015 г. и в 1,5 раза в 2012 и 2018 гг. В динамике показателей смертности лиц трудоспособного возраста положительная тенденция отмечается как среди городского, так и среди сельского населения. Среди горожан она снизилась с 540,2 до 458,1 на 100 тыс. населения, среди сельского населения - с 786,7 до 703,6 (табл. 4). При этом риск высокой смертности отмечается в возрастной группе 40-44 лет среди городского населения, где в динамике смертность не снизилась, а возросла с 565,1 в 2015 г. до 586,7 на 100 тыс. населения соответствующего возраста в 2018 г. Анализ причин смерти населения Республики Башкортостан позволил определить их динамику за изучаемый период. Среди всего населения произошел рост смертности от злокачественных новообразований, которая в 2012 г. составила 144,9 (на 100 тыс. населения), к 2018 г. она возросла до 180,9. Темп роста среди мужчин и женщин был примерно одинаковым (26,9 и 21,9% соответственно). Произошло некоторое снижение смертности от болезней системы кровообращения (БСК) - с 609,7 до 564,0 (на 100 тыс. населения). Темп снижения составил 7,5%. Смертность от БСК снизилась в основном среди мужчин (темп снижения - 13,7%). Динамика смертности от болезней органов дыхания значительно возросла в 2015 г. (с 64,4 до 78,2 на 100 тыс. населения), к 2018 г. снизилась до 69,9. Среди мужчин смертность от этой причины в 2,5-3 раза превышало таковую среди женщин, при этом произошло некоторое ее увеличение среди женщин в 2015 г. и в 2018 г., что связано с изменением кодирования причин смерти. Так, смертность от причины «старость» снизилась среди всего населения с 200,6 (на 100 тыс. населения) в 2012 г. до 17,6 в 2018 г. Она снизилась среди мужского и женского населения (табл. 5). В 2012 г. был выше уровень смертности от внешних причин (154,7 на 100 тыс. населения), чем от злокачественных новообразований. Но уже с 2015 г. уровень смертности от злокачественных новообразований стал превышать таковой от внешних причин. Отрицательная тенденция в смертности городского и сельского населения наметилась вследствие злокачественных новообразований, при этом темп роста был более выражен среди сельского населения по сравнению с городским (табл. 6). Так, среди городского населения рост произошел в течение 2012-2018 гг. на 13,2%, среди сельского населения - на 48,8%. Едва ли такой рост смертности в сельской местности обусловлен доступностью медицинской помощи, влиянием социально-экономических факторов. Вероятно, причина в исправлении ситуации с кодированием причин смерти, особенно в сельских медицинских организациях. ps202004.4htm00341.jpg ps202004.4htm00343.jpg При ситуации превышения смертности среди сельского населения снижение смертности городского населения от БСК произошло на 8,2%, сельского населения - на 6,2%. Смертность сельского населения от БСК оставалась более высокой и в 2018 г. (605,3 и 538,6 в расчете на 100 тыс. населения). За эти годы наблюдения произошло снижение смертности в обеих группах от внешних причин, в том числе от самоубийств, от причины, кодируемой как «старость», однако произошло ее увеличение от болезней органов дыхания. Заключение Проведенный анализ показателей естественного движения населения демонстрирует, что к 2018 г. отмечен положительный сдвиг в показателях смертности и отрицательная тенденция показателях рождаемости. При этом в Республике Башкортостан показатели рождаемости и смертности находятся на уровне Российской Федерации. Несмотря на это, население Республики Башкортостан моложе, чем в среднем по РФ: средний возраст населения республики на 1 января 2016 г. составил 38,5 года (в 1989 г. - 32,8 года), мужчин - 36 лет, женщин - 40,6 года (в РФ средний возраст жителей - 39,47 года). Выявлено, что темп роста смертности в молодых возрастных группах выше и снижается в старших возрастных группах. Риск высокой смертности с отсутствием положительной динамики отмечен у мужчин в возрастной группе 40-44 лет, у женщин в возрастных группах 45-49 лет и 50-54 лет. Высокий риск смертности мужчин по сравнению с женщинами характерен для лиц трудоспособного возраста, для сельского населения по сравнению с городским. Некоторые особенности динамики смертности по причинам (большой темп роста смертности сельского населения от злокачественных новообразований, болезней органов дыхания, от такой причины, как «старость»), вероятно, обусловлены дефектами кодирования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

V. V. Victorov

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia


M. A. Sharafutdinov

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia


O. R. Mukhamadeeva

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia


M. Yu. Pavlova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia


N. Kh. Sharafutdinova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia

Email: nazira-h@rambler.ru

A. Sh. Galikeeva

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia


M. V. Borisova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Bashkir State Medical University” of Minzdrav of Russia


References

  1. Ходакова О. В., Кошевая Н. В. Медико-демографические особенности состояния здоровья населения Забайкальского края. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(6):1027-31. doi: 10.32687/0869-866X-2019-27-6-1027-1031
  2. Атаян О. П. Смертность населения Волгоградской области, как один из показателей естественного движения населения. В кн.: Современные проблемы географии: Сб. научных трудов. Волгоград: Планета; 2015.
  3. Агаркова О. А., Козлов В. В. Оценка медико-демографических потерь населения Амурской области, обусловленных общей смертностью населения. Журнал в мире научных открытий. 2016;76(4):42-51.
  4. Щепин В. О., Шишкин Е. В. Анализ смертности от внешних причин среди населения трудоспособного возраста на территории Российской Федерации. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(3):222-6. doi: 10.32687/0869-866X-2019-27-3-222-226
  5. Какорина Е. П., Никитина С. Ю. Особенности структуры смертности в Российской Федерации. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(5):822-6. doi: 10.32687/0869-866X2019-27-5-822-826
  6. Хабриев Р. У., Кулакова С. В., Пертли Л. Ф., Спасенников Б. А. Смертность от внешних причин у лиц группы риска. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2019;27(1):4-8. doi: 10.32687/0869-866X-2019-27-1-4-8
  7. Аскаров Р. А., Лакман И. А., Аскарова З. Ф., Бакиров Б. А. Интегральная оценка влияния социально-экологических факторов на смертность населения трудоспособного возраста. В кн.: Региональные перспективы развития экономики здоровья: Сборник докладов I Всероссийской научно-практической конференции. Уфа: Башкирский государственный университет; 2019.

Statistics

Views

Abstract - 31

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies