The prevention of tobacco smoking and development of skills of healthy life-style in students of professional educational institutions

Abstract


The purpose of the study is to analyze issues of prevention of smoking among college students and to reveal influence of social environment including influence of healthy lifestyle to development addiction. The study was based on value social model of health. The study covered student survey (n = 495, proportional selection by gender, age, year of study) and standardized interview with youth professionals (n = 21) to analyze in the youth the main motives for smoking, attitudes to healthy lifestyle and preventive social work methods that are implemented in colleges. The comparative analysis of data was carried out in subgroups of smoking and non-smoking students and experts. The results of study demonstrated the unformed negative attitudes to smoking. Among 25% of smoking students and 39% of non-smoking students smoking itself is considered as mean of communication and integration in youth community. Among 45.6% of respondents the exposure to and conformal behavior as reasons for starting smoking were declared. The analysis of results of the study concerning assessing attitude to smoking from the perspective of fashion and social recognition occurred to be unexpected: the number of non-smoking students who assume smoking is fashionable is 17 times higher than the number of smokers who share these beliefs. The comparison of the data permitted to establish possible causes of such a distribution of answers: in everyday life, smokers are faced with various legislative restrictions and social censure, while their non-smoking peers focus on social communicative and recreational effects of this habit.There are particular contradictions in the interpretation by students and youth professionals of causes of smoking. This testifies certain unawareness of professionals about age-related psychological characteristics and emotional conditions of students.

Full Text

Введение Во всем мире проблема укрепления и сохранения здоровья молодежи является острой и актуальной, поскольку от физического, психологического и социального здоровья молодых людей во многом зависит будущее государства. К важным причинам нарушения здоровья молодых людей относятся не только наследственные факторы, экологическая составляющая, но и социальные модели, паттерны поведения, связанные с тем, какой образ жизни ведут молодые люди, каково их социальное окружение. В исследовании мы придерживались биосоциальной и ценностно-социальной моделей здоровья, широко представленных в научной литературе [1-7]. По оценкам ВОЗ [8], курение табака, пищевая зависимость, алкоголизм и наркомания находятся в первой десятке самых опасных глобальных причин вреда здоровью. Курение в связи с этим мы бы сочли наиболее опасным, поскольку доступность табака способствует росту его потребителей, в том числе среди молодежи. Курение, например, по оценкам ВОЗ, ежегодно оказывается причиной летального исхода практически 6 млн человек в России. Считается, что к 2030 г. возможные потери могут составить порядка 8 млн человек. В мире численность курильщиков составляет около 40% всего населения [9]. В последние несколько лет в российском обществе наметилась позитивная динамика отказа от пагубных привычек: все больше молодежи, особенно в крупных мегаполисах, придерживаются здорового образа жизни, стало модным следить за состоянием своего тела, делать инвестиции в свое здоровье, заниматься профилактикой заболеваний, правильно питаться. На значимость связи образа жизни и поведения, направленного на достижение позитивных тенденций относительно своего здоровья, воздействие социального окружения на формирование привычки курить указывали многие исследователи [10-13]. Российские исследователи отмечают, что показатели уровня образования, семейного дохода на душу населения и отсутствие привычки курить положительно связаны с уровнем физической активности студенческой молодежи. С увеличением возраста, приобретением статуса работающего (в отличие от статуса студента), вступлением в брак вовлеченность в спортивные практики снижается. Юношеский возраст является одним из ключевых периодов становления личности, который особенно важен для формирования социально одобряемой, самосохранительной, ориентированной на здоровый образ жизни модели поведения. Необходимость изучения социальных факторов распространения курения среди учащихся колледжей обусловлено тем, что, во-первых, демонстрация зависимого поведения является одним из каналов налаживания коммуникаций тинейджерами в новом социальном окружении. Во-вторых, курение является наименее дорогим и более доступным средством для демонстрации такого поведения. В-третьих, социокультурные практики являются наиболее значимым инструментом идентификации молодежи, а выбор практик влияет на дальнейшее вовлечение в различные общности. Материалы и методы В целях изучения социальных факторов распространения табакокурения среди учащихся профессиональных учебных заведений коллективом кафедры социальной работы Белгородского государственного национального исследовательского университета проведено прикладное социологическое исследование, включавшее анкетирование учащихся трех профессиональных учебных заведений технического, гуманитарного и медицинского профиля (ОГАПОУ «Белгородский политехнический колледж», Инжиниринговый колледж НИУ «БелГУ», Медицинский колледж медицинского института НИУ «БелГУ»; n=495, пропорциональный отбор по признакам пола, возраста и курса обучения) и стандартизированное интервью со специалистами по работе с молодежью (n=21) В исследовании рассмотрены: -изучение мотивации и установок к курению у молодежи; -выявление связи между необходимостью налаживания социальных коммуникаций в среде сверстников и курением; -исследование непосредственных причин курения среди учащихся колледжей; -изучение осведомленности специалистов по работе с молодежью о мотивах табакокурения среди студентов. Результаты исследования В профессиональных учебных заведениях, представленных в выборке, наибольшее число курильщиков (37,3%) являются обучающимися технического колледжа, меньше курят студенты медицинского колледжа (14,1%). Можно предположить, что данные различия связаны с особенностями гендерного состава обучающихся (в техническом колледже большинство студентов - юноши), а также со спецификой профессионального образования и более высокой информированностью и степенью осознания отрицательных последствий курения студентами медицинского колледжа. Данные актуального исследования подтверждаются результатами исследования Е. Н. Андреичевой, проведенного среди студентов Казанского медицинского университета, где «ежедневно курят 12% опрошенных, а еще 8% курят не каждый день» [14]. В инжиниринговом колледже процент курильщиков составил 19,5%, что можно объяснить гомогенностью показателей гендерного и профессионального состава обучающихся. Молодежь осознает вред данной привычки, достаточно часто респонденты не готовы откровенно отвечать на вопрос о курении и предпочитают демонстрировать в своих ответах социально одобряемую позицию [15]. При ответах на проективные вопросы респонденты отмечали, что курят друзья у 81,4% курящих студентов и у 31% некурящих студентов. Результаты опроса показали, что 69,9% некурящих и 79,1% курящих относятся к курению как явлению нейтрально. Подобные результаты, с одной стороны, отражают возрастную специфику респондентов. Для подросткового и раннего юношеского возраста типично противоречивое, не соответствующее внешним (институционально определенным) и внутренним (интериоризованным) социальным предписаниям поведение [16]. Осуждают курение менее 20% респондентов, среди которых 8,1% курят. Столь невысокие показатели свидетельствует о несформированности негативных установок на курение. Можно проследить различия в отношении к курению как явлению и курящим сверстникам как потенциальным супругам. Положительно к курящим сверстникам относятся 10,5% курящих и 2,5% некурящих, безразлично - 88,4 и 81,4% соответственно, отрицательно - 1,2% курящих и 16,1% некурящих. Очевидно, что существенное значение при оценке приобретает фактор личных взаимоотношений. Более терпимо некурящие относятся к курящим сверстникам, нежели к курению вообще (осуждают курение 29,6%, осуждают сверстников - 16,1%). В отношении потенциальных супругов мнения курящих и некурящих респондентов разделились. Студенты, которые курят, более терпимо относятся к наличию такой привычки у своего будущего супруга (однозначно против 34,9%, безразлично 25,6%, затруднились с ответом 26,7%, уверены в том, что супруг/супруга также будет курить, 12,8%), нежели студенты, не подверженные этой привычке (против 47,8%, выразили безразличие 16,4%, готовы мириться с курением супруга только 2,5%). Согласно исследованию В. Д. Гатальского [17], культурно-образовательная среда выступает для учащегося важнейшим пространством социализации и самореализации личности, поэтому никотиновую зависимость можно рассматривать как «социальную инфекцию», распространение которой происходит внутри референтной социальной группы. Не случайно в нашем исследовании наиболее часто отмечаемыми обучающимися социальными причинами курения являются стремление быть взрослым (23,2%), признание сверстников («за компанию» курят 36,7% опрошенных), а также следование моде (23,6%). Интересен тот факт, что среди некурящих студентов значительно больше считающих, что курить модно, чем среди курящих (1:17). Возможно, это связано с тем, что курящие сталкиваются с различными законодательными ограничениями, часто невозможностью отказаться от сигареты (зависимость) и осуждением в обществе. Снятие стресса и стремление к эмоциональному равновесию - наиболее распространенные психологические причины курения: 24,9% курящих респондентов отметили, что курение успокаивает, для снятия напряжения курят 29%, а 2,7% указали, что курение поднимает настроение. Следует отметить, что 25,3% курящих среди причин курения указали привычку, зависимость от курения, а также недостаточную силу воли (14,9%). Некурящие же студенты считают отсутствие силы воли (30,7%) и подверженность влиянию группы (25,6%) наиболее существенными причинами курения. Именно подверженность чужому мнению (45,6%), бесхарактерность и слабоволие (42,5%) большинство обучающихся указывают как особенности личности, способствующие началу курения. Корреляционный анализ вопросов, связанных с личной мотивацией к курению/некурению, позволяет в качестве ведущих для курильщиков выделить мотивы, связанные с необходимостью преодоления стрессовых ситуаций и рекреационными потребностями. Полученные данные подтверждаются социологическим исследованием российских социологов, в котором наиболее частыми причинами начала курения становились стресс или личные проблемы, любопытство, влияние друзей [18]. Влияние средового фактора, социально-коммуникативные потребности в признании, принятии и поддержке оцениваются курильщиками как менее значимые, по сравнению со студентами, не подверженными этой привычке («за компанию» - 25,6 и 39,4%, «модно» - 7 и 27,5%, «хочется быть взрослым» - 10,5 и 26,2% соответственно). Показателен высокий процент ответов курящих и некурящих респондентов, указывающих на неосознанные мотивы курения: «от нечего делать/просто так» - 23,3 и 23,7%, «из любопытства» - 18,6 и 16,8%. Существенное расхождение наблюдается в оценке «баловства» как мотива курения (14 и 20,7%). Результаты авторского исследования соотносятся с данными, приведенными в исследовании Н. В. Горбунова, О. С. Полуниной, А. Г. Сердюкова: «от нечего делать» начали курить 23,4% студентов-медиков одного из астраханских медицинских вузов [19]. В нашем исследовании прослеживается взаимосвязь между курением респондентов и наличием этой привычки у их близких родственников. Так, у 54,7% опрошенных курит один или несколько членов семьи. В основном приобщение к курению происходит в возрасте 13-15 лет, что подтверждается результатами других исследований [20, 21]. Увеличение по мере взросления количества выкуриваемых в день сигарет подтверждает наше предположение о запаздывании начала профилактической работы с подростками и ее недостаточной эффективности (табл. 1). Сопоставление по гендерному признаку показывает, что большинство молодых людей и девушек курит до 10 сигарет в день, однако показательным является тот факт, что 2,3% девушек и 11,4% юношей выкуривают в день 20 сигарет. Полученные данные соотносятся с исследованием И. В. Журалевой и соавт. [13]. ps202003.4el00034.jpg Полученные из массового опроса данные о возрасте приобщения к курению говорят о том, что профилактическую работу необходимо начинать с детьми в возрасте 7-9 лет, в начальной школе, тогда как в колледжах необходимо сконцентрироваться на вторичной профилактике курения, приобщении к занятиям физкультурой и спортом, пропаганде здорового образа жизни, использовать действенные методы современной медицины, психологии, психотерапии и социальную рекламу. Общий уровень осведомленности о последствиях курения у обучающихся профессиональных учебных заведений достаточно высок. Так, к наиболее распространенным последствиям курения они относят (множественный выбор): «заболевания легких» (71%), «онкологические заболевания» (54,2%), «сокращение жизни» (54,2%), «сердечно-сосудистые заболевания» (36,9%). Только 3,1% опрошенных ничего не знают о негативных последствиях курения. Результаты авторского исследования соотносятся с выводами, приведенными в монографии Института социологии РАН под редакцией И. В.Журавлевой: обнаружен высокий уровень знаний студентов о негативном влиянии табакокурения на организм человека [22] ps202003.4el00036.jpg В распределении ответов на этот вопрос ожидаемо более высокую информированность продемонстрировали обучающиеся медицинского колледжа (табл. 2). Картину осведомленности обучающихся о негативных последствиях курения дополняют вопросы анкеты о пассивном курении и его влиянии на окружающих. Знают, что такое пассивное курение, 82,7% опрошенных, не знают 10%, затруднились ответить 7,3%. Большинство (78,1%) обучающихся осознают негативное влияние пассивного курения. При этом степень осведомленности обучающихся учебных заведений разного профиля существенно не различается. ps202003.4el00038.jpg Наиболее действенными мерами профилактики курения респонденты считают запрет на производство и продажу табачных изделий, повышение цен на табачные изделия и прекращение рекламы сигарет. Выбор последнего варианта нам представляется достаточно неожиданным: с одной стороны, реклама табачных изделий запрещена законодательно, с другой - это может быть связано с обратным эффектом антирекламы (угрожающие надписи и изображения, предупреждающие титры и пр.), которая привлекает к себе излишнее внимание молодежи (табл. 3). Курящие респонденты (89,6%) осознают опасность курения для здоровья и предпринимают попытки отказа от курения; 70% опрошенных хотя бы однажды пытались бросить курить, причем 60,9% из них делали это более одного раза. Это связано со значительной психологической и физиологической тяжестью процесса отказа от табакокурения, которая зачастую не осознается («нет желания / могу, но не хочу» - 46,8%). Тем не менее свыше половины (52,1%) курящих респондентов утверждают, что не начали бы курить, если бы до того, как пристрастились к сигарете, знали о курении все, что знают сейчас; 68,1% хотели бы быть некурящими. Подросткам необходима квалифицированная медицинская и психологическая помощь, связанная прежде всего с формированием адекватных представлений о механизмах возникновения табачной зависимости и способах ее преодоления. Обсуждение Наблюдаются некоторые противоречия в интерпретации студентами и специалистами по работе с молодежью причин курения. Перечень выбираемых причин, по которым молодые люди курят, в ответах респондентов обеих групп в основном совпадает: влияние сверстников, мода, стремление к взрослости, самостоятельности, безответственное отношение к здоровью, непонимание вредных последствий курения. Эксперты в своих оценках не выбирали психологические факторы, отмеченные студентами (стремление к эмоциональному равновесию, снятие напряжения). Это может свидетельствовать о недостаточном знании специалистами по работе с молодежью психологических особенностей возраста и невнимании к эмоциональному состоянию воспитанников. Кроме того, среди причин курения студенты указали зависимость от никотина, привычку, а специалисты - уверенность студентов в том, что они в любой момент могут бросить курить; это свидетельствует о недооценке степени сформированности зависимости. Основными факторами мотивации к отказу от курения специалисты по работе с молодежью считают здоровый образ жизни (61,6%), занятия физкультурой и спортом, проблемы со здоровьем, систематические профилактические мероприятия в образовательном учреждении (по 46,2%), волевые качества (38,5%). Учитывая сложность этого процесса, привлечение к нему специалистов (психолога, психотерапевта) представляется обязательным, в то время как респонденты указали на этот фактор лишь в 15,4% случаев, что свидетельствует о невысокой степени осознания специалистами по работе с молодежью роли социально-психологического сопровождения в оказании квалифицированной помощи студентам для отказа от курения. Низкая степень осведомленности специалистов по работе с молодежью проявилась и в вопросах, касающихся наличия у обучающихся положительной мотивации к отказу от курения. Только 38,5% опрошенных экспертов указали, что среди их подопечных есть желание бросить курить. Опрос студентов показал, что среди них 68,1% тех, кто хотел бы отказаться от этой привычки, и еще больше (70%) тех, кто уже предпринимал такие попытки. Заключение На основании проведенного исследования можно сделать вывод о невысокой распространенности негативных установок к курению у подавляющего большинства студентов колледжей. Табакокурение рассматривается молодыми людьми как рекреационная и социально-коммуникативная практика, которая, с одной стороны, способствует преодолению эффектов стрессовых ситуаций, а с другой - создает предпосылки для общения с незнакомыми людьми и облегчает интеграцию в новый коллектив. Конформизм является побуждающим фактором к началу курения: подвергаясь воздействию группы и не имея иных общих интересов, подростки приобщаются к курению как форме социального участия. Некурящие студенты называли курение «модным» социальным явлением в 17 раз чаще, чем их курящие сверстники. Студенты продемонстрировали высокий уровень осведомленности о негативных последствиях курения. Курящие респонденты (89,9%) отметили, что предпринимали попытки преодолеть зависимость, снижая количество сигарет, отказываясь от курения, причем свыше половины из них делали это более одного раза. Более половины опрошенных отметили, что не начали бы курить, если бы знали о курении все, что знают сейчас. Специалисты по работе с молодежью, которые занимаются социально-воспитательной работой с обучающимися, продемонстрировали невысокую степень осведомленности о мотивах курения студентов. По итогам исследования для специалистов по работе с молодежью были проведены семинары с привлечением экспертов - психологов и медиков - для разъяснения специфики механизмов формирования зависимости и современных средств лечения и профилактики зависимости от табакокурения. Исследование не имело спонсорской поддержки. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

N. V. Lazurenko

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The Belgorod State National Research University”

Email: lazurenko@bsu.edu.ru

N. N. Podporinova

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The Belgorod State National Research University”


M. E. Polenova

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The Belgorod State National Research University”


O. V. Kovalchuk

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The Belgorod State National Research University”


K. Yu. Koroleva

The Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education “The Belgorod State National Research University”


References

  1. Faresjio T. Social environment and health. Scand. J. Prim. Health Care. 1992;(2):105-10.
  2. Cockerham W., Rutten A., Abel T. Conceptualizing contemporary health lifestyles: moving beyond Weber. Sociol. Quart. 1997;38(2):321-42.
  3. Berkman L. F., Glass T. Social integration, social networks, social support, and health. Social epidemiology. Oxford: Oxford University press; 2000. P. 137-56.
  4. Cohen S., Underwood L. G., Gottlieb B. H. Social support measurement and intervention: A guide for health and social scientists. Oxford: Oxford University Press; 2000.
  5. Marmot M, Wilkinson R. Social determinants of health. New York: Oxford University Press; 2006.
  6. McDowell I. Measuring health: a guide to rating scales and questionnaires. Oxford: Oxford University Press; 2006.
  7. Kawachi I., Subramanian S. V., Kim D. Social capital and health. Springer; 2008.
  8. The Global Burden of Disease: Generating Evidence, Guiding Policy. 2013. Режим доступа: http://www.healthdata.org/sites/default/files/files/policy_report/2013/GBD_GeneratingEvidence/IHME_ GBD_GeneratingEvidence_FullReport.pdf
  9. Кувшинов Д. Ю., Кувшинова Т. И., Перминов А. А. Психологические мотивы табакокурения и их динамика в течение индивидуального года у студентов [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www. science-education.ru/ru/article/view?id=15094
  10. Gulliver S. B., Kamholz B. W. Smoking cessation and alcohol abstinence: What do the data tell us? Alcohol. Res. Health. 2006;29(3):208-12.
  11. Daponte-Codina A., Bolívar-Muñoz J., Ocaña-Riola R., Toro-Cárdenas S., Mayoral-Cortés J. Patterns of smoking according to individual social position, and to socio-economic environment in municipal areas, Spain 1987-2001. Health & Place. 2009;15. Режим доступа: http://www.biomedsearch.com/nih/Patterns-smoking-according-to-individual/19147389.html
  12. Jarvis M. J., Wardle J. Social patterning of individual health behaviours: the case of cigarette smoking - 2009. Режим доступа: discovery.ucl.ac.uk
  13. Журавлева И. В., Иванова Л. Ю., Ивахненко Г. А. Студенты: поведенческие риски и ценностные ориентации в отношении здоровья. Вестник Института социологии. 2013;(6):112-29.
  14. Андричева Е. Н. Курение студентов-медиков и их готовность к оказанию помощи в прекращении курения. Современные исследования социальных проблем. 2011;105(1):215-7.
  15. Невзоров А. А., Никитский Д. Н., Турчиев А. Г. Тактические аспекты организации профилактической помощи учащейся молодежи. Социальные аспекты здоровья населения. 2010;(2):1-10. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/204/30/lang.ru
  16. Петрова Л. Е. Методическая триангуляция при изучении проблемы курения студентов. Социологические исследования. 2013;(2):92-6.
  17. Гатальский В. Д. Девиантное поведение учащихся учреждений среднего профессионального образования как социально-педагогическая проблема: стратегии профилактики и коррекции. Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. 2010;3(1):66-77.
  18. Жираткова Ж. В., Петрова Т. Э., Леонтьева А. В. Формирование здорового образа жизни студенческой молодежи (социологический анализ). Регионология. 2018;26(4):784-97.
  19. Горбунов Н. В., Полунина О. С., Сердюков А. Г. Социологическое исследование проблемы табакокурения среди студентов-медиков. Кубанский научный медицинский вестник. 2012;132(3):41-4.
  20. Загребин В. В. Отношение учащейся молодежи к табакокурению (на примере г. Кирова). Вестник Нижегородского университета имени Н. И. Лобачевского. Серия Социальные науки. 2014;36(4):188-93.
  21. Кашапов М. М., Лоскутова М. Е. Фактор здоровья в структуре мотивации обучающихся среднего профессионального образования. Курский научно-практический вестник “Человек и его здоровье”. 2017;(1):115-8.
  22. Здоровье студентов: социологический анализ. Журавлева И. В. (ред.). М.: Институт социологии РАН; 2012.

Statistics

Views

Abstract - 44

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 (495) 916-29-60

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 (495) 916-29-60
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies