The competence in health issues of population of circumpolar region of the Russian Federation

  • Authors: Mordovsky E.A.1, Sannikov A.L.1, Baranov A.V.1,2, Kornienko K.B.1, Tsyganova O.A.1, Yudin K.M.1, Gudkova S.A.1
  • Affiliations:
    1. The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia
    2. The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Pitirim Sorokin Syktyvkar State University”
  • Issue: Vol 30, No 6 (2022)
  • Pages: 1295-1301
  • Section: Articles
  • URL: https://journal-nriph.ru/journal/article/view/1108
  • DOI: https://doi.org/10.32687/0869-866X-2022-30-6-1295-1301
  • Cite item

Abstract


The health literacy of citizen is determined by a set of demographic and social factors. The deficiency of health literacy of population in the Russian Arctic Zone conditions delay in indicators characterizing population health from their all-Russian values and menaces ability to achieve the targets of the National Strategy of Development of Russian Arctic Zone and Ensuring National Security up to 2035.The purpose of the study is to assess level of health literacy of patients and healthy population residing in circumpolar territories of Russia (Arkhangelsk Oblast).The level of general health literacy in the subgroups of respondents varied in narrow range of 26.9-36.3 points. The most significant difference was established between scores of interactive health literacy (Δ = 4.1 points) and critical health literacy (Δ = 3.4 points), which were higher in group of healthy respondents. The predictors of level of general health literacy are clinical status (value of dependent variables in healthy respondents was on average higher on 0.75-1.73 points), self-assessment of one's positioning in society (every additional point increases average level of general health literacy by 0.47-0.79 points) and age (every additional year of life reduces level of general health literacy by 0.08 - 0.09 points). The results of the study indicate on dependency between clinical status and the level of health literacy, determine social characteristics of risk group with low health literacy as object of additional preventive measures directed at citizen residing in in circumpolar terrotories of The Russian Federation.

Full Text

Введение Концепция грамотности в вопросах здоровья (ГВЗ) является одной из наиболее новых в общественном здоровье [1]. Впервые термин «health literacy» (англ.) был упомянут в научной публикации в 1974 г., в 1970-1980 гг. он использовался исключительно в контексте оценки способности пациента прочитать и понять назначение врача или инструкцию по применению лекарственного препарата [2, 3]. В настоящее время под ГВЗ понимают «наличие у каждого человека знаний, мотивации и умений, позволяющих получать, понимать, оценивать и использовать информацию, связанную со здоровьем, для формирования собственного мнения, принятия решений в повседневной жизни, связанных с оказанием медицинской помощи (т. е. здравоохранением), укреплением здоровья, профилактикой болезней, улучшением качества жизни на всех ее этапах» [4]. Дальнейшее развитие концепции ГВЗ связано со стратификацией понятия. Выделяют три области ГВЗ: в области охраны здоровья (Health Care, HC-HL), в области профилактики заболеваний (Disease Prevention, DP-HL) и в области укрепления здоровья (Health Promotion, HP-HL), а также три измерения ГВЗ (англ. dimensions), определяемых способом работы граждан с информацией, относящейся к здоровью: «функциональную ГВЗ» (доступ/получение информации), «интерактивную ГВЗ» (понимание информации), «критическую ГВЗ» (оценка и суждение об информации, применение и использование информации) [5]. Актуальность количественной оценки ГВЗ населения северных территорий России обусловлена обозначившимся в начале XXI в. арктическим вектором развития нашей страны [6, 7]. Отличительными характеристиками территорий ее Арктической зоны, а также районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, являются не только сложные климатические условия. Проживающие здесь граждане в большей степени подвержены поведенческим факторам риска (табакокурению, пагубному для здоровья потреблению алкоголя) [8, 9]. Слабое развитие социальной инфраструктуры, в свою очередь, определяет негативный характер многих социальных процессов [10]. В совокупности обозначенные условия обусловливают отставание значений показателей, характеризующих состояние популяционного здоровья северян, от общероссийских, являются угрозой реализации задач Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности до 2035 г. [7]. Актуальность оценки степени влияния демографических и социальных факторов на уровень ГВЗ доказывается также потенциальной возможностью разработки эффективных программ профилактики негативных последствий низкого уровня ГВЗ. В их числе - неосознанный выбор гражданами рискованных форм поведения и ограничение доступности медицинской помощи в ситуациях, представляющих угрозу жизни и здоровью. Отметим, что в России практика разработки указанных программ с учетом ГВЗ целевой группы практически отсутствует. Это обусловлено дефицитом результатов исследований, предметом которых являлся бы уровень ГВЗ граждан. Указанное обстоятельство можно объяснить отсутствием до недавнего времени соответствующего инструментария, адаптированного для применения в российской популяции [11]. Материалы и методы Выполнено социологическое исследование методом анкетирования. Две группы респондентов (433 совершеннолетних пациента и 139 условно здоровых) рекрутированы в медицинских организациях: ГБУЗ АО «Архангельская областная клиническая больница», ГБУЗ АО «Архангельская городская клиническая больница № 7», ГБУЗ АО «Северодвинская городская клиническая больница № 2 скорой медицинской помощи», ГБУЗ АО «Новодвинская центральная городская больница», ГБУЗ АО «Холмогорская центральная районная больница», ГБУЗ АО «Вельская центральная районная больница», ГБУЗ АО «Котласская центральная городская больница имени святителя Луки (В. Ф. Войно-Ясенецкого)» и ГБУЗ АО «Каргопольская центральная районная больница имени Н. Д. Кировой». Объем выборки был рассчитан с помощью программного обеспечения, разработанного специалистами Всемирной организации здравоохранения (STEPS Sample Size Calculator), и составил 481 человека (с поправкой на отклик, равной 25%). Выборочная совокупность сформирована по квотному плану (с учетом распределения городского и сельского населения) простым случайным образом среди граждан, посещавших указанные выше медицинские организации с 01.11.2021 по 15.05.2022 (табл. 1). Условно здоровыми гражданами считались респонденты, обратившиеся в медицинские организации по поводу, не связанному с диагностикой или лечением, и не имевшие клинически выраженных симптомов заболеваний в течение одного календарного года, предшествовавшего проведению исследования. В качестве инструмента количественной оценки уровня ГВЗ и ее измерений использована адаптированная для российской популяции версия европейского вопросника HLS19 (HLS19 - Q22-RU) [6]. Ответы респондентов на вопросы анкеты были преобразованы в балльные оценки («очень сложно» - 1 балл, «сложно» - 2 балла, «легко» - 3 балла, «очень легко» - 4 балла), которые стандартизированы в диапазоне от 0 до 50. Интерпретация уровня общей ГВЗ выполнена с учетом критериев, предложенных K. Sørensen: «недостаточный» (0-25,0 балла), «проблемный» (25,1-33,0 балла), «достаточный» (33,1-42,0 балла), «отличный» (42,1-50,0 балла). В соответствии с рекомендациями авторов оригинальной версии вопросника количественная оценка уровня общей ГВЗ проводилась, если респондент дал ответы на 80% и более вопросов анкеты [7]. ps202206.4htm00071.jpg Для статистического анализа использовались количественные и категориальные переменные: количественные были представлены в виде простой средней арифметической (с 95% доверительным интервалом - ДИ), категориальные - в виде процентных долей. Для сравнения двух средних величин использовался непараметрический тест Манна-Уитни. Множественный линейный регрессионный анализ (МнЛРА) использовался для оценки параметров взаимосвязи между балльной оценкой общей ГВЗ, функциональной ГВЗ, интерактивной ГВЗ, критической ГВЗ (зависимая количественная переменная) и набором независимых переменных, первая из которых - дихотомическая переменная - отображала клинический статус («пациенты» и «условно здоровые респонденты»), вторая - демографический статус или социальное положение. Фактор «семейное положение» также был представлен в виде дихотомической переменной (респонденты, состоявшие в зарегистрированном и фактическом браке/сожительстве, объединены в общую группу - «состоят в браке»), фактор «уровень образования» - серии фиктивных дихотомических переменных, фактор «самооценка положения в обществе» включался в модель как количественная непрерывная переменная. Независимые предикторы включались в модель методом backward elimination. Значимыми считались различия при вероятности ошибки типа 1 менее 5% (p<0,05). Обработка статистических данных произведена с помощью пакета прикладных программ SPSS ver. 21. Легитимность исследования подтверждена решением независимого Комитета по этике Северного государственного медицинского университета (протокол № 08/10-21 от 27.10.2021). Результаты исследования Средние значения балльных оценок уровня общей ГВЗ и ее измерений в подгруппах респондентов варьировали в узком диапазоне (табл. 2). Наиболее существенно отличались балльные оценки интерактивной ГВЗ (Δ=4,1 балла) и критической ГВЗ (Δ=3,4 балла): у пациентов они более низкие, чем в группе здоровых граждан. Средние балльные оценки функциональной ГВЗ практически не различались в группах респондентов. Уровень общей ГВЗ в группе условно здоровых респондентов также оказался более высоким, чем в группе получателей медицинских услуг (Δ=3,3 балла). Параметры взаимосвязи между балльной оценкой общей ГВЗ, ее основных измерений и набором факторов, характеризующих демографический статус, социальное положение респондентов, представлены в табл. 3. Статистически значимыми предикторами оказались клинический статус (значение зависимых переменных в группе условно здоровых было в среднем на 0,75-1,73 балла выше), самооценка положения в обществе (каждый дополнительный балл увеличивал средний уровень общей ГВЗ и ее измерений на 0,47-0,79 балла). Между уровнем ГВЗ и возрастом респондентов отмечена обратная взаимосвязь: каждый дополнительный год жизни обусловливал сокращение общей ГВЗ в среднем на 0,08 балла, функциональной ГВЗ - на 0,08 балла, интерактивной ГВЗ - на 0,09 балла, критической ГВЗ - на 0,08 балла. Семейное положение влияло на уровень общей ГВЗ, интерактивной ГВЗ и критической ГВЗ: в группе одиноких и холостых он был выше в среднем на 1,27; 1,47 и 1,34 балла соответственно. Уровень образования респондентов не влиял на общую ГВЗ и ее основные измерения. Обсуждение Элементы механизма формирования ГВЗ граждан имеют уникальные для каждой страны характеристики. В перечне известных факторов, определяющих уровень ГВЗ,- возраст человека, характеристики его социального статуса [12, 13]. Чаще всего низкий уровень ГВЗ бывает у граждан пожилого возраста, лиц, страдающих хроническими заболеваниями, инвалидов, представителей ряда этнических меньшинств, мигрантов, а также живущих за счет различных социальных пособий [12, 14]. Европейские исследователи указывают также на наличие прямой взаимосвязи между уровнем образования и ГВЗ: граждане с более высоким образовательным статусом чаще более грамотны и в вопросах здоровья [4]. Результаты первого отечественного популяционного исследования детерминант ГВЗ (2021) с использованием адаптированной версии европейского вопросника HLS19 (HLS19 - Q22-RU) подтвердили преимущественное влияние социальных факторов и финансовых ограничений на уровень общей ГВЗ [15]. В настоящем исследовании авторы оценивали степень влияния параметров демографического статуса и социального положения на уровень общей ГВЗ и ее измерений в группах пациентов медицинских организаций и условно здоровых граждан. Следует обратить внимание на довольно низкий разброс средних значений балльных оценок уровня общей ГВЗ и ее измерений в подгруппах респондентов жителей циркумполярного региона (см. табл. 2). В значительной степени это обусловлено тенденцией участников социологических исследований к выбору «нейтральных» ответов на вопросы анкет. В группах респондентов наиболее существенно различались фактические балльные оценки интерактивной ГВЗ (Δ=4,1 балла) и критической ГВЗ (Δ=3,4 балла). Для исключения влияния на них характеристик демографического статуса и социального положения граждан была выполнена серия процедур МнЛРА. Балльные оценки функциональной ГВЗ в группах респондентов различались незначительно. Функциональная ГВЗ, как известно, считается «базовым» измерением ГВЗ и определяет «готовность человека знакомиться с текстом медицинского содержания, понимать и обсуждать его содержание» [16]. Помимо клинического статуса респондентов, указанное измерение ГВЗ было опосредовано только их возрастом и самооценкой положения в обществе (самооценкой экономического статуса). Таким образом, можно предположить, что клинический статус граждан, проживающих в циркумполярном регионе, определяется не столько уровнем медицинских знаний, сколько готовностью применять их на практике с целью поддержания желаемого состояния здоровья. Средние балльные оценки интерактивной ГВЗ (эксперты определяют ее как «сформированность умений обсуждать с медицинскими работниками особенности своего заболевания и варианты его лечения» [4, 16]) в группе условно здоровых респондентов при контроле по ряду факторов были выше в среднем на 1,28-1,52 балла. Авторы предполагают, что обнаруженные различия могут быть обусловлены постепенным отказом (более успешным в среде условно здоровых) граждан от господствующего в отечественном здравоохранении патернализма. Набор детерминант уровня интерактивной ГВЗ включал также семейное положение респондентов, в группе одиноких он был выше в среднем на 1,73 балла. Таблица 3 Результаты серии процедур МнЛРА оценки параметров взаимосвязи между балльной оценкой общей ГВЗ*, ее основными измерениями и набором факторов Фактор Пациенты** константа β (95% ДИ) p (β) F p (F) Общая ГВЗ Пол: здоровые vs пациенты 33,39 1,29 (0,81-1,76) <0,001 28,44 <0,001 мужчины vs женщины - - Возраст: здоровые vs пациенты 35,11 1,09 (0,62-1,56) <0,001 31,91 <0,001 каждый дополнительный год жизни -0,08 (-0,11-0,05) <0,001 Семейное положение: здоровые vs пациенты 30,89 1,27 (0,79-1,74) <0,001 16,34 <0,001 одинокие, холостые vs состоят в браке, сожительство 1,26 (0,25-2,26) 0,014 Уровень образования: здоровые vs пациенты 31,39 1,29 (0,81-1,76) <0,001 28,44 <0,001 среднее образование vs прочие - - здоровые vs пациенты 31,05 1,34 (0,96-1,91) <0,001 17,31 <0,001 среднее профессиональное образование vs здоровые - - здоровые vs пациенты 31,54 1,32 (0,85-1,80) <0,001 21,04 <0,001 высшее образование vs здоровые - - Самооценка положения в обществе: здоровые vs пациенты 27,73 1,36 (0,87-1,84) <0,001 20,72 <0,001 каждый дополнительный балл 0,60 (0,32-0,88) <0,001 Функциональная ГВЗ Пол: здоровые vs пациенты 31,42 0,97 (0,42-1,52) 0,001 11,83 0,001 мужчины vs женщины - - Возраст: здоровые vs пациенты 35,28 0,75 (0,20-1,30) 0,007 19,45 <0,001 каждый дополнительный год жизни -0,08 (-0,11-0,05) <0,001 Семейное положение: здоровые vs пациенты 31,42 0,93 (0,38-1,48) 0,001 10,91 0,001 одинокие, холостые vs состоят в браке, сожительство - - Уровень образования: здоровые vs пациенты 31,42 0,97 (0,42-1,52) 0,001 11,83 0,001 среднее образование vs прочие - - здоровые vs пациенты 31,94 0,92 (0,37-1,37) 0,002 10,52 0,001 среднее профессиональное образование vs здоровые - - здоровые vs пациенты 31,60 1,00 (0,39-1,42) 0,001 11,21 0,001 высшее образование vs здоровые - - Самооценка положения в обществе: здоровые vs пациенты 26,50 1,08 (0,52-1,64) <0,001 16,34 <0,001 каждый дополнительный балл 0,79 (0,47-1,12) <0,001 Интерактивная ГВЗ Пол: здоровые vs пациенты 31,39 1,50 (1,00-2,00) <0,001 35,18 <0,001 мужчины vs женщины - - Возраст: здоровые vs пациенты 35,38 1,28 (0,79-1,77) <0,001 36,79 <0,001 каждый дополнительный год жизни -0,09 (-0,11-0,06) <0,001 Семейное положение: здоровые vs пациенты 30,92 1,47 (0,97-1,96) <0,001 18,90 <0,001 одинокие, холостые vs состоят в браке, сожительство 1,20 (0,15-2,25) 0,025 Уровень образования: здоровые vs пациенты 31,39 1,50 (1,00-2,00) <0,001 35,18 <0,001 среднее образование vs прочие - - здоровые vs пациенты 31,90 1,47 (0,99-2,05) <0,001 34,17 <0,001 среднее профессиональное образование vs здоровые - - здоровые vs пациенты 31,88 1,30 (0,95-2,11) <0,001 34,88 <0,001 высшее образование vs здоровые - - Самооценка положения в обществе: здоровые vs пациенты 28,63 1,52 (1,01-2,03) <0,001 19,62 <0,001 каждый дополнительный балл 0,47 (0,18-0,76) 0,002 Критическая ГВЗ Пол: здоровые vs пациенты 31,38 1,36 (0,83-1,88) <0,001 26,00 <0,001 мужчины vs женщины - - Возраст: здоровые vs пациенты 34,88 1,17 (0,65-1,69) <0,001 26,05 <0,001 каждый дополнительный год жизни -0,08 (-0,10-0,05) <0,001 Семейное положение: здоровые vs пациенты 30,68 1,34 (0,82-1,86) <0,001 17,07 <0,001 одинокие, холостые vs состоят в браке, сожительство 1,73 (0,64-2,83) 0,002 Уровень образования: здоровые vs пациенты 31,34 1,36 (0,83-1,88) <0,001 26,00 <0,001 среднее образование vs прочие - - здоровые vs пациенты 31,38 1,30 (0,80-1,91) <0,001 24,55 <0,001 среднее профессиональное образование vs здоровые - - здоровые vs пациенты 32,73 1,21 (0,76-1,92) <0,001 25,10 <0,001 высшее образование vs здоровые - - Самооценка положения в обществе: здоровые vs пациенты 27,83 1,42 (0,88-1,96) <0,001 17,77 <0,001 каждый дополнительный балл 0,58 (0,27- 0,89) <0,001 Примечание. *Балльная оценка рассчитана в группах респондентов, давших ответы на 80% и более вопросов вопросника оценки ГВЗ; **β (95% ДИ) - величина коэффициента регрессии с границами 95% ДИ; p (β) - уровень значимости коэффициента регрессии; F - величина критерия Фишера всей статистической модели МнЛРА; p (F) - уровень значимости критерия Фишера всей статистической модели МнЛРА. Критическая ГВЗ как «высшее» измерение ГВЗ определяет «сформированность умения держать под контролем состояние собственного здоровья, оперативно реагировать в случае возникновения препятствий для его сохранения» [4, 16]. Не удивительно, что в группе здоровых граждан уровень критической ГВЗ также оказался более высоким, чем у пациентов. Обращает на себя внимание и наличие статистически значимой взаимосвязи между зависимой переменной и большинством параметров, характеризующих демографический статус и социальное положение респондентов. Таким образом, полученные в серии процедур МнЛРА результаты не только указывают на взаимосвязь между клиническим статусом и уровнем ГВЗ, но и определяют характеристики группы риска низкой ГВЗ и ее измерений и, соответственно, объекта дополнительной профилактической работы с жителями северных регионов страны, в том числе ее Арктической зоны, а также районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера. Выводы 1. Уровень общей ГВЗ и ее измерений в подгруппах жителей циркумполярного региона Российской Федерации варьировал в узком диапазоне (26,9-36,3 балла). Наиболее существенно отличались балльные оценки интерактивной ГВЗ (Δ=4,1 балла) и критической ГВЗ (Δ=3,4 балла), которые были выше в группе условно здоровых респондентов. 2. Предикторами уровня общей ГВЗ населения циркумполярного региона Российской Федерации и ее измерений являются клинический статус (значение зависимых переменных в группе условно здоровых в среднем на 0,75-1,73 балла выше), самооценка положения человека в обществе (каждый дополнительный балл увеличивает средний уровень общей ГВЗ и ее измерений на 0,47-0,79 балла) и возраст (каждый дополнительный год жизни сокращает уровень общей ГВЗ и ее измерений на 0,08-0,09 балла). Исследование проведено в рамках реализации гранта конкурса научных проектов по приоритетным направлениям развития Архангельской области «Оценка удовлетворенности населения Архангельской области качеством решения проблем в сфере здравоохранения» (Соглашение о предоставлении из областного бюджета гранта в форме субсидии от 22.09.2021 № 5). Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E. A. Mordovsky

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia


A. L. Sannikov

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia


A. V. Baranov

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia; The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Pitirim Sorokin Syktyvkar State University”

Email: baranov.av1985@mail.ru

K. B. Kornienko

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia


O. A. Tsyganova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia


K. M. Yudin

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia


S. A. Gudkova

The Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Northern State Medical University” of Minzdrav of Russia


References

  1. Nutbeam D. Health Literacy as a Public Health Goal: A Challenge for Contemporary Health Education and Communication Strategies into the 21st Century. Health Prom.Int. 2000;15:259-67.
  2. Parker R. M., Ratzan S. C., Lurie N. Health literacy: a policy challenge for advancing high-quality health care. Health Affairs. 2003;22(4):147-53.
  3. Pleasant A. Advancing Health Literacy Measurement: A Pathway to Better Health and Health System Performance. J. Health Commun. 2014;19(12):1481-96.
  4. Comparative report on health literacy in eight EU member states. The European Health Literacy Project 2009-2012. Maastricht, HLS-EU Consortium; 2012.
  5. Pelikan J. M., Röthlin F., Ganahl K., Boltzmann L. Measuring comprehensive health literacy in general populations. 6th Annual Health Literacy Research Conference November 3-4, 2014, Bethesda, Maryland: Bethesda; 2014.
  6. Указ Президента Российской Федерации от 02.05.2014 № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации». Официальный интернет-портал правовой информации (pravo.gov.ru). Режим доступа: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201405050030?index=1&rangeSize=1&ysclid=l8oio6nyke561068915
  7. Указ Президента Российской Федерации от 26.10.2020 № 645 «О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года» (с изменениями и дополнениями). Официальный интернет-портал правовой информации (pravo.gov.ru). Режим доступа: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202010260033?ysclid=l8oiqzed48439922050
  8. Мордовский Э. А. Потери жизненного потенциала и экономический ущерб, обусловленный алкоголь-атрибутивной смертностью, в приарктических регионах европейского севера России. Менеджер здравоохранения. 2018;(2):16-28.
  9. Петчин И. В., Баранов А. В., Меньшикова Л. И. Сравнительная характеристика пострадавших в дорожно-транспортных происшествиях Арктической зоны Архангельской области в зависимости от алкогольного фактора. Менеджер здравоохранения. 2018;(4):24-9.
  10. Барачевский Ю. Е., Петчин И. В., Баранов А. В., Ключевский В. В. Медико-социальная характеристика дорожно-транспортных происшествий Арктической зоны Архангельской области. Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2017;(3):32-7.
  11. Лопатина М. В., Попович М. В., Концевая А. В., Драпкина О. М. Адаптация европейского вопросника HLS19 по измерению грамотности в вопросах здоровья для России. Экология человека. 2021;(1):57-64.
  12. Sørensen K., Pelikan J. M., Rőthlin F. Health literacy in Europe: comparative results of the European health literacy survey (HLS-EU). Eur. J. Public Health. 2015;25(6):1053-8.
  13. Амлаев К. Р., Дахкильгова Х. Т. Грамотность в вопросах здоровья: понятие, классификация, методы оценки, меры по повышению (научный обзор). Профилактическая и клиническая медицина. 2018;69(4):21-6.
  14. Амлаев К. Р., Дахкильгова Х. Т., Хрипунова А. А. Результаты изучения уровня грамотности в вопросах здоровья жителей Северо-Кавказского федерального округа. Профилактическая и клиническая медицина. 2020;3(76):34-9.
  15. Лопатина М. В., Попович М. В., Концевая А. В., Драпкина О. М. Детерминанты грамотности в вопросах здоровья: результаты первого популяционного исследования в Российской Федерации. Профилактическая медицина. 2021;24(12):57-64.
  16. Амлаев К., Дахкильгова Х. Грамотность в вопросах здоровья: понятие, классификации, методы оценки. Врач. 2018;29(6): 83-6.

Statistics

Views

Abstract - 148

PDF (Russian) - 85

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 АО "Шико"

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Vorontsovo Pole, 12, Moscow

Email: ttcheglova@gmail.com

Phone: +7 903 671-67-12

Principal Contact

Tatyana Sheglova
Head of the editorial office
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Phone: +7 903 671-67-12
Email: redactor@journal-nriph.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies